ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Обзор джазовой жизни Выпуск #1 21 октября 1998

Джаз - это профессия?
О джазовом образовании на родине джаза и у нас

    Когда-то, лет примерно 40 тому назад, среди первых советских музыкантов-импровизаторов, стремящихся профессионально играть настоящий джаз, расхожим было унылое мнение, что выучиться качественно делать эту музыку - невозможно. В том мнении была их, музыкантов, защитная позиция: в условиях культурного и информационного вакуума за "железным занавесом" единственными заочными учителями советских джазменов той поры были корифеи американского джаза (чья музыка снималась "на слух" для последующей имитации), а учебными пособиями - ламповые радиоприсмники для ночной ловли "Jazz Hour" на волне Голоса Америки, запиленные забугорные (в основном, польско-чешские) пластинки, да еще дремучие магнитофоны и проигрыватели с маркой "рыдало".
    Вышедшая в 1960-м году в Ленинграде первая серьсзная книга о джазе В.Мысовского и В.Фейертага была безжалостно облаяна в партийной прессе и уж, конечно, ни о какой массовой учебной литературе по методике джазового исполнительства даже и мечтать тогда не приходилось. Всс, что ничтожными тиражами изготавливали "на правах рукописи" отдельные джазовые фанаты - объявлялось самиздатом, и немедленно следовали "оргвыводы" на местном или всесоюзном уровне.
    В США джаз давно считается "Классической музыкой Америки" и, естественно, составляет часть музыкального бизнеса. Где бизнес - там и конкуренция, ну, а где конкуренция - там и профессионализм (либо отсутствие оного).
В конце прошлого века первые негритянские джаз-бэнды играли "на слух", не ведая нотной грамоты, и для будущих Луи Армстронгов и Сиднеев Беше учебными классами были улицы Нового Орлеана, его бордели и кабачки, где эти оркестрики наяривали во всю мощь своих лсгких, а каждый из солистов становился кумиром и объектом для подражания одарснных молодых "котов", по крайней мере, на первых порах.
    Грамотный чернокожий композитор и корнетист Уильям Кристофер Хэнди переложил популярные народные блюзы на ноты (занялся он их публикацией в начале 10-х годов) и, сам того не подозревая, косвенно стал первым джазовым педагогом. Благодаря ему Америка узнала мелодии "The Memphis Blues", "St.Louis Blues" и "Careless Love", а для музыкантов-любителей той поры изучение этих (и, конечно же, многих других) произведений, в том числе и рэгтаймов, стало первым стимулом к джазовому тренингу.
    Бурный всплеск интереса к джазу в США приходится на середину 20-х годов, когда грампластинки с эротичными блюзами Бесси Смит (она записывала их с джазменами-инструменталистами) перескочили расовый барьер и осели в домах белых американцев. Дотоле чопорная Америка потянулась к джазу. Чсрные музыканты учились у белых нотной грамоте, а белые перенимали у них ранее неведомое ощущение суинга, ритма и:технологию виртуозных импровизаций.
Появились музыкальные классы в школах разных уровней, где джаз был востребован и почитаем. Затем обучение джазу поднялось на еще более высокую ступень и вошло в программы колледжей и университетов, а педагоги-музыканты стали частью истэблишмента. Естественно, этого бы не было, не будь джаз в США так популярен и общедоступен. Мощным катализатором обучения служила (и служит по сей день) конкуренция среди джазменов.
    В 1973 году в Чикаго прошла 1-я конвенция Национальной Ассоциации Джазовых Педагогов, поначалу малочисленная. Постепенно ес авторитет рос, и к ней стали присоединяться преподаватели из других стран. Ассоциация расширялась и вскоре приобрела статус Международной.
    Сейчас это - самая крупная в мире профессиональная джазовая организация, объединяющая более 8 тысяч человек из более чем 20 стран мира, что показала 25-я ежегодная конференция в январе этого года в Нью-Йорке.
Россия представлена в Международной Ассоциации Джазовых Педагогов тремя участниками (двое - из Москвы, один - из Новосибирска), из республик СНГ там присутствует только Казахстан, вероятно, не без помощи президента Назарбаева, имеющего тяготение к Америке.
    Официально профессиональное обучение джазу в СССР началось в 1974 году, когда по приказу Министерства культуры в музыкальных училищах открылись эстрадно-джазовые отделения. Не везде хватало компетентных и увлечснных педагогов, и к обучению жаждущей молодсжи были привлечены преподаватели из местных консерваторий (а иногда - из культпросветучилищ), и эти бедолаги имели подчас весьма туманное представление о джазовом искусстве вообще. Иногда в преподаватели шли неплохие музыканты-исполнители джаза, но абсолютно лишснные авторитета, педагогических наклонностей и какого-либо энтузиазма. На покупке методической литературы из-за рубежа, конечно же, экономились деньги - срабатывал извечный российский принцип "мы и сами всс знаем", международные джазовые связи завязывались тяжко ("органы" не дремали!), а уж об изучении английского языка, обязательного для всех цивилизованных джазменов, и говорить не приходится.
    (Справедливости ради отмечу, что в Новосибирском музыкальном училище в период, когда эстрадно-джазовым отделением заведовал В.В.Соболев, английский язык был обязательным предметом в программе обучения вокалистов). Кстати, во всех американских учебных заведениях даже будущих исполнителей-инструменталистов (!) заставляют учить тексты джазовых песен и стандартов, ибо такова генетическая природа джаза: импровизирующий инструмент разговаривает со слушателем.
    На мой взгляд, тогда, в 70-80-х годах были упущены многие возможности для профессионального джазового обучения в СССР - не был налажен с Западом регулярный обмен педагогами и студентами, методическими пособиями, не приглашались для занятий американские преподаватели-носители этой специфической культуры, и т.д.
В качестве грустного заключения осмелюсь высказать предположение, что качественный профессиональный джаз в России погибает: практически нет энтузиастов-педагогов с западным опытом, нет конкуренции среди музыкантов, нет денег для учсбы на Западе (а если и есть, то - опять же - зачем, ведь мы и так хорошо играем:). Единичные счастливые примеры в лице братьев Бутманов, Рябого или Сипягина - еще не система.
    На помощь государства рассчитывать уже не приходится, а время меценатов либо еще не подошло, либо уже прошло.

Александр Г.Мездриков,
Действительный член Международной Ассоциации Джазовых Педагогов

    От редакции: публикуя это мнение уважаемого г-на Мездрикова, мы, конечно, далеко не во всем с ним согласны. Хотя эстрадно-джазовые отделения в российских музыкальных училищах и даже в некоторых высших заведениях (в первую очередь в Гнесинском институте - ныне Российская академия музыки им. Гнесиных) создавались в советское время и советскими людьми, далеко не все в них получилось так уж плохо. Среди лучших молодых джазменов, скажем, в Москве полно выпускников Гнесинки, учеников первых российских джазовых профессоров - Бриля и Осейчука. Только один пример: молодой пианист Иван Фармаковский, уровень которого таков, что его избрал своим постоянным московским пианистом Валерий Пономарев (в результате Ваня поиграл и с Бенни Голсоном, и с Кертисом Фуллером, которых привозил Поно) и постоянно приглашают играть со своими иностранцами ведущие российские "джаз-импортеры" - Бутман, Панов и др. Так что у нас, конечно, не Беркли и даже не Манхэттен-скул, но и не совсем уж Урюпинск.

назад к обзору