ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #2
Драку заказывали?
Бывают статьи, которые своим появлением просто не могут не вызвать хотя бы минимального скандала. Материал Михаила Митропольского о VI Московском фестивале вокального джаза - типичный пример.
Хочу оговориться, что на самом мероприятии я не был и поэтому своих собственных музыкальных суждений не имею. К тому же добрая половина имен, к сожалению, для меня здесь в Минске совершенно незнакома. Но дело, в общем-то, совсем не в этом. 
Честно говоря, я сначала пробежал Мишину статью только наискосок, мельком, по нехватке времени и поэтому тоже был несколько удивлен, получив по электронной почте открытое письмо Александра Эйдельмана, наполненное негодованием, что говорится, под самую завязку. Пришлось вернуться назад и перечитать предмет скандала повнимательнее. Открылась любопытная картина. Там, где Миша "разбирает" конкретные музыкальные неудачи и несуразности (фальшивящий "Вокал-Бэнд" или явный диссонанс заявленного и исполненного в программе "Еврейские мотивы в джазовых интерпретациях") - там у Эйдельмана претензий к нему как-то и не возникает. Негодование вызывают в основном двусмысленности и переход от музыки "на личности". Потому как, положа руку на сердце, надо сказать, что о самой музыке в статье написано очень мало.
Я хорошо понимаю, что совсем не хотелось делать серьезный материал о фестивале, который "не лег на душу" по разным, даже вполне объективным причинам, но! - господа, если уж мы причисляем себя к журналистам, пишущим о музыке, то давайте хотя бы в целом придерживаться этого правила. Если я считаю выступление неудачным,то я все же должен как-то более или менее внятно изложить, ПОЧЕМУ ИМЕННО... Прошу прощения, но из выражения (цитирую) ""звездное" самосознание, по опыту человечества, отрубает дальнейший творческий рост" так и осталось неясным, что ж такого конкретно автору не понравилось в вокале Ланы Меркуловой, тем более, что двумя предложениями выше черным по белому было написано ,что, оказывается, "у нее хороший голос и она весьма успешно импровизирует на знакомые гармонии". У Майлса Дэвиса "звездное" самосознание было ой-ей-ей какое, и его творческому росту это не помешало. Скажете, эк хватил - сравнил с Дэвисом... но на это наталкивает именно Мишино категоричное обобщение. И вообще, из статьи я не смог вынести для себя практически никакого МУЗЫКАЛЬНОГО впечатления, в отличие от его же материала об аналогичном фестивале конца 1999 года, где был в большинстве своем действительно профессиональный "разбор". 
Опять же повторюсь, что понимаю: ну неинтересно было писать - ни ярких (даже, наверное, и никаких - Мишиному вкусу я верю) открытий ни с точки зрения вокала, ни с точки зрения стилистики не было, обилие околоэстрадных вещей никак не могло стимулировать воображение. Однако! Зачем же при этом нужно было предъявлять музыкантам совершенно несуразные обвинения вроде "невыразительной индивидуальности", ведь это выглядит просто придиркой, когда вроде бы не к чему прицепиться, а очень хочется. Ну, просто не понравилось, так и скажи, мол, не полюбил я их - и приведи, если она есть, какую-то реальную причину, а не ограничивайся уничижительной репликой. 
А теперь, собственно, о самом главном, что мне хотелось бы сказать. Я прочел всю послескандальную дискуссию в Полном джазе #1(103), где большинство участвующих справедливо говорит, что не должно быть "священных коров" и излишней комплиментарности в критике. С этим я полностью солидарен. Но вот с тем, что стеб господствует как стиль (в том числе и в журналистике) в нашу эпоху, извините, никак не могу согласиться. Стеб был всегда, но он служил в основном для дружеского общения и переписки, потому что эта манера может очень легко спровоцировать обиду, и я должен хорошо себе представлять, над кем и в какой мере допустимо постебаться, а над кем - нет. Умные (нет, вернее, мудрые) собеседники всегда это учитывают, а немудрые частенько или получают по сусалам или рвут отношения с друзьями по сути из-за ничего. 
Теперь, когда оказалось, что стеб как прием в публичном творчестве весьма действенен и остр (чего большинство пишущих и добивается - максимальной остроты при минимуме затраченных литературных усилий), его стали применять везде где не лень. Но если в чистой fiction литературе это может лично никого и не задевать, то в журналистике... простите, но мне бы, например, крайне не хотелось, чтобы надо мной или моим делом публично постебались, пусть и без злого умысла и пусть даже достаточно справедливо, как это делает Миша Митропольский. Справедливость справедливостью, но когда язвительность и колкость не уравновешиваются элементарным чувством такта, неизбежно получается пренебрежительно и обидно. 
Уверен на 150%, пусть бы Миша написал даже более резко, но "по факту музыки", вместо того, чтобы беспрерывно подкалывать всех и вся, то не было бы и ответной жутко несдержанной статьи и прочих действий Александра Эйдельмана, коих оправдывать не хочется, но по-своему понять можно. 
Так что, господа, я не призываю всех, как кот Леопольд, жить дружно - столкновения мнений и вкусов неизбежны и давайте высказывать их откровенно. Но, пожалуйста, не забывайте про обыкновенную человеческую корректность (которая не имеет ничего общего с совковой политкорректностью). "И пусть ваше слово будет: да - да, или: нет - нет, а остальное от лукавого".

Евгений ДолгихЕвгений Долгих

Редакция не считает тему окончательно закрытой и открыта для публикации других мнений по этому вопросу.

На первую страницу номера