ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #6
Почему перестал работать Клуб Алексея Баташева
Дорогие коллеги! С величайшим сожалением мы вынуждены сообщить: "Клуб Алексея Баташева" больше не находится в доме № 64 по улице Плющиха. Мы не хотим иметь ничего общего с недобросовестным, непорядочным партнером - Арт-Центром. Этот шаг мы вынуждены были сделать после недопустимых обстоятельств именно в пору большой популярности, когда Клуб за короткий срок стал Домом для многих людей. По скромным подсчетам - более тысячи человек! А если прибавить сюда телеаудиторию!
Мы приносим свои извинения музыкантам, которые очень любили здесь выступать, мы приносим свои извинения ветеранам джаза, нашим любимым "старикам", для которых Клуб стал единственным теплым огоньком в нынешней жизни, мы приносим свои извинения нашим друзьям, которым нравилось бывать здесь, мы приносим свои извинения дорогой публике, среди которой мы тоже обрели друзей. Огромная благодарность еженедельнику "Ваш досуг", "Новой газете" "Культуре", "Алфавиту", серверу jazz.ru, особо - радиостанциям "Маяк" и "Эхо Москвы", "Доброму радио" за помощь и поддержку, всем каналам телевидения за внимание и освещение вечеров с безупречным профессионализмом и любовью. Ребята, поверьте, обстоятельства действительно перешли черту, за которой есть только одно неотъемлемое понятие - честь и достоинство. 
Дорогие коллеги, друзья, вы нам верили всегда, поверьте и сейчас и, выражая солидарность, учтите наш горький опыт и избавьте себя от общения с Арт-Центром на Плющихе. 
Мы надеемся, что в самое ближайшее время Клуб найдет верных друзей и, что важно, честных партнеров, вечера возобновятся, мы снова будем слушать хорошую музыку и танцевать под старый добрый джаз.

Но теперь мы вынуждены рассказать, что произошло 8 марта на последнем концерте и что явилось последней каплей.
На фронтоне дома № 64 несколько дней перед праздником висел огромный рекламный щит, на котором издалека читалось: "Клуб Алексея Баташева. Ансамбль ЛОЙКО. B фойе выставка французского художника Габриэля Юона. B антракте будет разыграна лотерея. Счастливчику - картина 'Париж в веках'". Вполне естественно для Арт-Центра Академии российского искусства. 
Накануне об этом мероприятии как о подарке Клуба прекрасным дамам, восторженно оповещал "Московский Комсомолец", "Эхо Москвы" и другие средства массовой информации. Парфюмерная фирма Марины де Бурбон приготовила благоухающие сувениры дамам. Заказали столики известные люди. Собирались придти высокие зарубежные гости... 
За час до концерта разгорелся безумный скандал. Рассказывают, что Евгений Михайлович Зевин (для тех, кто не слыхал этого имени, сообщаем, что Е.М. тоже художник, более того, академик Академии российского искусства и ее вице-президент) сам срывал и бросал на пол картины гостя Клуба. Кричал, топал ногами, набрасывался с кулаками на Натали Дорэ, журналистку и доверенное лицо Габриэля Юона-Эргина... Выставка не состоялась, лотерея с подарками, разумеется, тоже. Гости, развернувшись, уехали прочь от нехорошего места. Французский художник, внук великого российского живописца, сфотографировал на прощанье рекламный щит с объявлением о его выставке. 
Мы приносим извинения этой французской семье, которая с открытым сердцем пришла в Арт-Центр, мы приносим извинения их друзьям за испорченный вечер.

...B связи с этим вспомнился мне один концерт. Было это в 1962 году, за два дня до известного разгрома нонконформистов в Манеже. Московский джаз-клуб и несколько художников, ныне всемирно известных, устраивали по просьбе ЦК комсомола совместное представление в гостинице "Юность". Я, как президент джаз-клуба, приехал в день концерта пораньше, еще до приезда музыкантов, и увидел Эрнста Неизвестного, выносящего свою экспозицию и укладывающего ее в грузовичок, в кузове которого уже стояли картины моих друзей. "Нас выгнали комсомольские бонзы", - успел мне крикнуть Эрик. "Джазмены с тобой!", - выпалил я. И отменил концерт. 
А вскоре Хрущев в сопровождении художников-академиков посетил выставку МОСХа в Манеже, матерно опустил Фалька, Кончаловского, Неизвестного, Жутовского... А академики согласно кивали.
И прошло двадцать пять лет. Мне позвонил Борис Жутовский и сказал, что в ЦДХ после долгого перерыва открывается выставка тех, кто был отвергнут во времена волюнтаризма, что художники помнят о проявленной в суровую советскую эпоху солидарности джазменов и решили отдать им долг чести. Вернисаж не откроется, пока не сыграет джаз. И мы сыграли, и праздновали потом вместе братство художников и артистов, редкое в наше время...
Восьмого марта скандал с нашим гостем произошел, когда музыканты уже были за кулисами, а люди сидели в зале. Закон сцены - публика ничего не должна знать и получить удовольствие. Аплодисментам было несть числа. После бисов я вышел на сцену, рассказал о случившемся, о том эпизоде, о котором поведал сейчас Вам, и объявил, что этот концерт стал последним вечером Клуба в Арт-Центре на Плющихе. Мы не можем переступать порог дома, где оскорбляют наших гостей...

Увы, мы все прекрасно знаем, что зависть и жадность, глупость и хамство, воинствующая бездарность, зло, к сожалению, иногда одерживают верх, потому что чаще предпочитаешь с ними не связываться, себе спокойнее. Но однажды мы все поняли, что им можно противостоять, но противостоять сообща, иначе нас перебьют по одиночке. 
Не будем давать им этого шанса.

Алексей БаташевС искренним уважением, 
Алексей Баташев, Майя Кочубеева

На первую страницу номера