ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #6
О невеждах разного возраста
Наша джазовая жизнь никогда не располагала к точности и обязательности. 
Какая, к черту, могла быть точность, когда я сам в 1965 году, находясь в гостях в Минске, расшифровывал английский текст с неопознанной записи. Тут же аранжировку этой вещи "снимал" Виталий Долгов для литовского биг-бэнда Леонида (кажется - вот оно, то самое: имени не помню, а свериться не с чем!) Тишкуса, с которым Виталий тогда работал. Потом мы с джазовым человеком, у которого я в Минске останавливался, еще шутили, как что назвать, какому автору приписать. Это он - мой хозяин - между прочим, объявлял: "Ночь в Тунисе" как "Ночь в Ферганской долине" композитора (тогда - примодненного) Арно Бабаджаняна. Никаких авторских отчислений у нас в стране зарубежным авторам-исполнителям не платили и, в общем, до сих пор почти не платят, зачем тогда знать, кто-что-сколько и кому? В недавнем прошлом авторские отчисления с нелицензионных (мягко говоря) пластинок бухгалтерия нашей фирмы-монополиста начисляла ...известным, то есть и без того состоятельным, членам Союза советских композиторов.
Тогда все это было не ВИНОЙ нашей, а БЕДОЙ!
Но вот сейчас вроде бы другие времена.
Конечно, не ошибается только тот, кто ничего не делает. Но ошибка ошибке - рознь. Известный деятель джаза, сделавший для него больше, чем все остальные вместе взятые, сейчас со сцены не может произнести ни одной фразы, чтобы по мелочи чего-нибудь не перепутать. Но многие стараются этого не замечать - нет, не из какого-то ложно понятого великодушия, а из-за того, что по существу этот человек не ошибется никогда.
Но я - о других случаях. Ладно бы - ошибаются от незнания те, кто получал свой жизненный опыт в те самые времена. 
Как, видимо, Александр Соколянский, опубликовавший в качестве передовой "Литературной газеты" (№9 от 28.02- 6.03.2001) свой комментарий к 43-ей церемонии Grammy. Не буду вдаваться в суть дела, тем более что прямого отношения его текст к джазу, слава Богу, не имеет. 
Г-н Соколянский, как, в общем, наверное, и все мы, расстроился по поводу того, что "обошли российских номинантов". Цитирую дальше. "Почему Евгений Кисин с прелюдиями Шопена (специалисты утверждают, что Шопена он играет лучше всех в мире) уступил первенство гитаристу Шэрону Исбину (курсив, увы, мой - Д.У.)?" И дальше: "В музыке я невежда: сравнить Кисина и Избина, Мариинский театр и Лионскую оперу - это мне не по силам. Однако я понимаю другое: бизнес и политика в таких ситуациях значат больше, чем музыка, а на Grammy-2001 они играли против россиян".
Повторяю, убедительность аргументации г-на Соколянского меня в данном случае не интересует, хотя что в искусстве значит "лучше всех в мире", я не понимаю. Но Кисин много лет уже живет в Нью-Йорке, записывается исключительно для западных лэйблов, имеет как минимум грин-карту и, наверное, даже платит налоги правительству США. Так что с точки зрения и бизнеса и политики он мало чем отличался от выступал с любыми американцами на равных. Но: диск Кисина выдвигался по двум категориям, и по главной его обошли... "Квартеты Дмитрия Шостаковича" (в записи Эмерсон-квартета). А по второй - действительно, некто Sharon Isbin. И вот ведь в чем незадача. Исбин - это молодая и красивая женщина, гитаристка, играющая легкую классику. 
Ну как я после этого могу верить г-ну Соколянскому? 
Конечно, большинство читателей "ЛГ" этого не знает, как не знает и того, что у себя на родине Шэрон Исбин - всенародная любимица. И, между прочим, тот самый диск, который получил Грэмми, американские астронавты даже брали с собой на космическую орбиту и... подарили нашим космонавтам! Кстати, вот и еще одно "отношение" к джазу - Исбин в телевизионных ток-шоу премило наигрывает разные босса-новы (сам слышал).
Грэмми - напомню - присуждается не просто за исполнение, творческую концепцию и даже не просто за запись, а за продукт звукозаписывающего бизнеса. А может, диск RCA Victor не дотянул по многим другим параметрам - по расположению материала на диске, по качеству записи, по оформлению, наконец... Не исключено, что сыграло роль и то обстоятельство, что до этого Кисина связывал долговременный контракт с другой фирмой .
Ну а теперь непосредственно к джазу. 27 февраля солидный интернет-орган gazeta.ru помещает материал некоего Семена Кваши о фирме Landy Star на выставке "Рекорд" в ЦДХ и ее джазовом лэйбле JazzLand/Русская серия". С некоторыми положениями молодого человека (как описал мне автора видевший его воочию продюсер "Русской серии" Landy Star Михаил Митропольский) нельзя не согласиться: я тоже считаю, что, в частности, художественное оформление продукции Landy Star - не просто плохое, не просто потому что дешевое. Оно - плохое и потому, что не отвечает уровню музыки и потому, что часто не отражает ее характера. В этом отношении - кроме моды и прикладных дизайнерских функций - есть свои традиции: трудно представить себе, скажем, акустический мэйнстрим под обложкой в стиле "техно". Кваше не откажешь в справедливости на уровне ощущений: из диска Бориса Прусакова, например, он довольно точно выделяет самую привлекательную из авторских вещей пианиста "Спасите розовых фламинго". 
Но весь остальной текст! Опять же, я не касаюсь пафоса статьи, речь только о фактах.
И вот тут журналист выдает свое незнание или неопытность - в любом случае и то, и другое не дает ему права писать то, что он пишет. Неужели можно настолько не знать систему нашего музыкального образования, чтобы представить себе вот такое - цитирую - "Прусаков - пианист-самоучка. Скрипач по образованию..." Даже если и так, то неужели Кваша не знает, что фортепиано - обязательный инструмент на всех ступенях профессиональной подготовки, даже в классическом балете (две мои тетки-сестры, в прошлом балерины из Большого театра, занимались своими антраша, по очереди аккомпанируя друг другу). И уровень преподавания общего фортепьяно у нас настолько высок, что любой наш дирижер-хоровик или флейтист на Западе легко найдет работу преподавателя фортепьяно.
В рецензии на диск Виницкого Кваша почему-то утверждает, что играть рэгтайм ("The Entertainer") на гитаре - абсурдно. Неверно - с любой точки зрения. Рэгтайм игрался и на струнных щипковых - больше, конечно, на банджо. Но есть записи семьи ван Эпсов и на гитарах. Второе - принципиальнее: в джазе важно, как сыграно, а не на каком инструменте. "Танец феи драже" из балета "Щелкунчик" Дюк Эллингтон передает от нежной челесты - "мясистой" саксофонной секции и медным с джазовыми сурдинами. Образный характер музыки меняется на 180 градусов. Но я ни разу не встретил ни одного академического пуриста, который не оценил бы музыкальности Эллингтона. И третье: абсурд в искусстве, в отличие от обыденной логики, это - художественный прием. Надо ли напоминать о "театре абсурда"? Может, Виницкий к абсурду и стремился?
Нет-нет, господа, я отдаю себе отчет, что не имеет смысла разговаривать на этом уровне с человеком, написавшем о проекте "Закрытые горы" Юрия Яремчука нижеследующее: "Но дальше опять начинаются выходки, которым позавидуют Джон Чикаи, Роско Митчелл и другие джазовые ультра - дыхание через саксофон, плевки в инструмент, звуки ударов в скрипичные струны какими-то непонятными предметами и прочее... а за ним снова немыслимый саксофонный полив". 
Не буду иронизировать, хотя можно было бы. Невеждой Кваша себя - в отличие от г-на Соколянского - признавать не спешит. Но невежда на то и невежда, чтобы не высечь сам себя, как одна унтер-офицерская вдова. Соколянский не знает, что имя Sharon, как Мэрилин и Алиса, в английском может принадлежать только женщине. Если только ее/его фамилия (по сцене) не Мэнсон и не Купер. Так и Кваша. Сейчас я вставляю из его текста то, что в цитате сначала заменил многоточием: "Потом неожиданно появляется очень мягкое и бережное джазовое переложение бретонской традиционной религиозной песни "Veni Sanctus Spiritus" в аранжировке Жана Киливика". Буквально: слышал звон, да вот не знает, откуда он! Никакая это не бретонская, не традиционная, и не песня вообще! Это - латинский язык, не чуждый, между прочим, в прошлом католическому Львову! Потому что "песня" - это канонический хорал католического обряда, его неоднократно обрабатывал И.С. Бах! Назвать хорал песней - все равно что блюз - балладой! 
В общем, лихой молодой человек вот так запросто сообщает нам с вами: "практически все стоящие джазовые музыканты СССР давным-давно если и не уехали на ПМЖ, то большую часть времени проводят за границей, где достаточно известны и успешно гастролируют..." Тут же по другому поводу журналист вспоминает "гениального флейтиста Анатолия Герасимова". Ему что, невдомек, что Герасимов - репатриант, проживший почти четверть века в США? Про без пяти минут государственного человека Бутмана я уж и не говорю. И про тех, кто никуда не уезжал и лишь иногда гастролирует в ближнем и дальнем зарубежье. Когда Соколянский делит музыкантов на наших и их - ладно. Но из уст молодого человека слышать что-то подобное - странно. Длительные турне по всему миру - это абсолютно нормальная жизнь для музыкантов большинства цивилизованных стран. Ладно, наша страна и в теперешних границах - прорва. Можно полжизни кормиться одним и тем же. А как прикажете существовать, скажем, финским музыкантам?
Все.
Не принимайте всерьез невежд. Какими бы умными словами и крутыми именами они не бросались.

Дмтрий УховДмитрий Ухов

На первую страницу номера