502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #7
"Как во городе было во Казани": встречи на джазовых перекрестках
Олег Лундстрем13-16 марта в Казани состоялся VII международный фестиваль "Джазовый Перекресток" ("Jazz Crossroads"). В программу фестиваля вошли выступления лучших джазовых коллективов страны, а также зарубежных музыкантов, участвующих в совместных проектах с российскими исполнителями. Каждый вечер казанские любители джаза имели возможность посетить два "вида" концертов - сначала в Государственном концерном зале им. С. Сайдашева, а затем - в недавно открывшемся джаз-клубе "Jolly Rodger", где в виде традиционного джем-сейшна осуществлялось общение между приглашенными и местными музыкантами. 
13 марта - открытие фестиваля. "Историческая встреча" - такое заглавие имела программа концерта, в котором на одной сцене выступили два биг-бэнда. Их руководителей - Олега Лундстрема и Виктора Деринга - связывает многолетние сотрудничество, зародившееся еще в Шанхае, когда Деринг начинал свою музыкальную карьеру как тенор-саксофонист в оркестре Лундстрема. Вступлением к программе О. Лундстрема стала тема Дюка Эллингтона "Старый цирковой поезд" ("The Old Circus Train"), где солировали альт-саксофонисты Иван Волков из лундстремовского оркестра и Юрий Щербаков - из казанского состава; оркестрованная для двух бэндов, она в то же время завершила выступление оркестра Виктора Деринга. Оба коллектива предоставили слушателю возможность соприкоснуться с миром оркестровой джазовой классики времен "золотой эры свинга". Помимо этого, в исполнении оркестра Лундстрема прозвучали произведения композиторов, с именами которых ассоциируются лучшие страницы профессионального национального музыкального искусства Татарстана - Александра Ключарева ("Самба для оркестра") и Андрея Эшпая ("Вспоминая Гленна Миллера"). Одним из кульминационных моментов вечера стало выступление степ-дуэта с несколько экстравагантным названием "Аритмия", вызвавшее у слушателей бурный эмоциональный всплеск, сопровождавшийся шквалом аплодисментов. Волна динамического нарастания, возникшая в рамках этого концерта, была инициирована не только музыкантами джаз-оркестров Москвы и Казани, но и ведущим программы - Алексеем Баташевым, заражавшим зал своей энергией и глубокой любовью к джазу. 
Концерт 14 марта назывался "Академия джаза". В программу вечера вошло выступление еще одного казанского оркестра - "Синтез-бэнд" п/у Анатолия Василевского. В концерте также участвовали два приглашенных коллектива: дуэт Александра Фишера (труба) и Григория Файна (ф-но) и состав диксилендного типа "Академик-бэнд" из Ульяновска. 
В исполнении бэнда Анатолия Василевского прозвучала, в сравнении с предыдущим днем, более современная оркестровая музыка, где запомнились солисты Талгат Хасенов (флейта), Владимир Алексеев (тенор-саксофон), Юрий Щербаков (альт-саксофон), Андрей Фролов (труба), Евгений Соколов (альт-саксофон), Эдуард Нуруллин (ударные). Особое внимание компетентной публики привлекло произведение Владимира Василевского "Сюита", поскольку композитор, недостаточно известный широкой аудитории, здесь был представлен как яркий, неординарно мыслящий музыкант. 
Далее на смену "громогласному" "Синтез-бэнду" пришел дуэт Фишера и Файна с камерным, почти интимным звучанием, максимально приблизив атмосферу в зале к клубно-доверительной. Александр Фишер, российский музыкант, живущий уже коло десяти лет в Вене (Австрия), продемонстрировал потрясающее качество звука и владение инструментом - в равной степени как трубой, так и флюгельгорном. 
Завершал концерт коллектив из Ульяновска "Академик-бэнд", выгодно показавший себя в основном в русле традиционного нью-орлеанского джаза, поскольку именно в этом направлении музыканты работают уже достаточно долгое время. 

Екатерина Жаворонкова, Казань

Третий день фестиваля "Джазовый перекресток", озаглавленный "Ветер с Востока", начался чуть раньше, чем собственно концерт, причем виртуально - в радиоэфире: на вечер этого дня приходился очередной выпуск одноименной с фестивалем радиопрограммы, которую директор фестиваля Игорь Зисер ведет на казанской радиостанции "Радио Волга". Поскольку к вечернему эфиру Игорь не успевал, в дневное время в прямом эфире прошла программа, в которую он пригласил пианиста Александра Фишера и заодно - вашего покорного слугу (редактора "Полного джаза"). Вечером же, в обычное время для программы, она была просто повторена.
Концерт же открылся выступлением звезды цыганского романса Валентины Пономаревой, в 80-е блеснувшей и на небосклоне советского джазового авангарда и с тех пор время от времени возвращающаяся к этой стилистике. Пономарева вышла на сцену одна, в сногсшибательном черно-кожаном наряде, и обрушила на не слишком готовый к тому зал целый водопад звуков своего экстраординарного голоса, поддержанного и усиленного многочисленными эффектами электронной реверберации. Как всегда, свобода ее в обращении с голосом-инструментом поражала; поражал и выбор материала - в обычную для нее "симфонию ужаса" Пономарева превратила... битловскую "Michelle". Сраженный, зал аплодировал: кто-то, что называется, въехал сразу, но часть аудитории, как выяснилось, по какому-то то ли недомыслию, то ли недоинформированности пришла на... вечер романса и потому недоумевала. Затем певица представила своих давних партнеров по авангардному цеху - екатеринбургский "АМА-джаз" - и покинула сцену на время, предоставив уральским бойцам сражаться в одиночестве. Надо сказать, что в отсутствие "орудия главного уральского калибра" - саксофониста Игоря Паращука, который с "АМА-джазом" иногда сотрудничает - бойцы выглядели неубедительно, показав, наряду с отменным владением стилистикой фри-джаза, отсутствие сколько-нибудь самостоятельных музыкальных идей. Недоумение зала, непривычного к фри-джазу и вообще отчасти готового к романсам, только нарастало (вылившись в демонстративный уход экзальтированной группы пожилых дам). Но затем на сцене вновь появилась певица и грянула вместе с уральцами, доведя фри-джаз до необходимого накала и консистенции, так что первое отделение завершилось пусть и не стоячей овацией, но довольно все-таки дружными аплодисментами. Да, фри-джаз - все-таки не совсем фестивальная музыка, но первоначальный шок у зала довольно быстро прошел.
Юрий ПарфеновВторое отделение было отдано "Джаз-бас-театру" бас-гитариста Алекса Ростоцкого, который выступал усеченным составом - без индийского перкуссиониста (он мог приехать только назавтра), без второго баса и без электроскрипки, но зато с непревзойденным Юрием Парфеновым (труба, флюгельгорн) и с новым постоянным клавишником проектов Ростоцкого, Евгением Борцом, который и в ансамбль удачно вписался, и казанскую публику порадовал - все ж таки прошло меньше года с тех пор, как он перебрался из Казани в Москву, и все еще помнят его как одно из главных действующих лиц казанской джазовой сцены конца 90-х. Была показана замешанная на ориентальных интонациях программа, главным образом из музыки Парфенова и Ростоцкого, частично - из прошлогоднего альбома "Orient Impress", частично - из более нового, но записанного для английского лейбла альбома "Сон Сфинкса". Это был большой успех: все прозвучало очень легко, воздушно, органично и в то же время мощно, и отклик аудитории был вполне адекватным высоким качествам и материала, и исполнения. Но особо порадовалась аудитория, когда Ростоцкий подошел к микрофону и спел свой хит 92-го года, замешанный на русской народной песне "Как во городе было во Казани". Кстати, в этот день у Ростоцкого был день рождения, а он, по его собственным словам, очень любит отмечать дни рождения на гастролях. С некоторым опозданием пользуюсь случаем поздравить Алекса публично.
Последний день фестиваля начался с официального приема: организаторов и участников принял мэр Казани Камил Ицхаков. Он выразил признательность музыкантам и сообщил, что власти Татарстана намерены и впредь поддерживать фестиваль. Мэр долго беседовал с патриархом российского джаза Олегом Лундстремом (точнее, говорил-то главным образом Дедушка Лу) - ведь его творческий путь после возвращения в СССР из Китая в 1947 г. начался именно в Казани. Вечером на концерте особое внимание властей Татарстана к персоне Лундстрема нашло свое подтверждение: ректор Казанской консерватории Рубин Абдуллин под аплодисменты публики от лица руководства города объявил, что имя Олега Леонидовича присвоено казанской детской музыкальной школе № 16.
Вечерний концерт поделили два больших московских проекта. Первым играл Music Band саксофониста Олега Киреева (Юрий Погиба - клавишные, Сергей Остроумов - ударные, Дмитрий Ли - бас-гитара, Владимир Галактионов - труба) со специальным гостем - живущим в Петербурге кубинским перкуссионистом Йоэлем Гонсалесом. Последний добавил к и без того энергичной и бодрой программе изрядную долю латинского жару, в результате чего Music Band - учитывая хитроумные электронные трюки трубача Владимира Галактионова - зазвучал почти как джаз-рок, только с сильным этническим (башкирско-татарским) элементом. Была тут и "Башкирская легенда", и неизменный хит - "Татарский танец", и, в общем, автор сих строк не удивился, когда Олег за кулисами сказал ему, что окончательно решил возобновить свой лучший проект 80-х - замешанную на башкирском мелосе джаз-рок-группу "Орлан".
Биг-бэнд Игоря БутманаВторое отделение играл биг-бэнд Игоря Бутмана. Музыканты только днем приехали из Набережных Челнов, а до этого - подряд - у них были еще Пермь и Ижевск, так что все они были изрядно усталы и напряжены, но на сцену вышли бодро и отыграли не то чтобы "на честном слове и на одном крыле" - нет, в полную силу, так что вряд ли в публике хоть кто-то заметил их усталость. Ну, может быть, сам Бутман несколько меньше общался с публикой, чем обычно.
Биг-бэнд Игоря БутманаПрозвучали все коронные номера оркестра - и авторские темы Игоря (от "Джазофрении" до "Ностальгии"), и развернутый "многоцелевой" "St.Louis Blues", служащий для размещения массивных соло ведущих инструменталистов оркестра, и финальная "Soul Bossa Nova" в гениальной аранжировке Куинси Джонса 1962 г., где каждый - от бас-тромбониста до четвертой трубы, от пианиста до баритон-саксофониста - отыгрывает по несколько тактов соло. Насколько мне известно, казанская публика впервые видела Бутмана в биг-бэндовом варианте, и Игорь сделал все, чтобы не уронить марки своего оркестра (который очень верно и совсем не медленно приближается к титулу лучшего биг-бэнда страны).
Алекс Ростоцкий - Кешаб Канти ЧоудуриВечером фестиваль завершился вторым концертом "Джаз-бас театра" Алекса Ростоцкого, только не в зале, а в клубе "Веселый Роджер", и в другом составе. Юрий Парфенов отбыл в Москву, и на смену ему приехал другой постоянный солист "Джаз-бас театра" - электроскрипач Феликс Лахути, а к ритм-секции добавился наконец мастер игры на индийских барабанах табла Кешаб Канти Чоудури. Клуб был переполнен, и ансамбль Ростоцкого отыграл мощную, изощренную программу, снискав особый успех у столпившихся у сцены казанских музыкантов.
Это был отличный фестиваль. Быть может, гулкий каменный зал им. Сайдашева, построенный в основном для органных концертов, и не самое лучшее место для его проведения, но факт есть факт - казанская публика этот зал любит, и концерты в нем прошли с аншлагами (кстати, поклон в пояс фестивальному звукорежиссеру, который лег на амбразуру грудью и сделал все возможное, чтобы компенсировать недостатки помещения). Но главное - в Казани есть публика для джаза, и семилетний перерыв в проведении фестиваля ее от этой музыки не отвадил. Значит, можно рассчитывать на то, что фестиваль будет жить.

Автор выражает специальную благодарность Игорю Зисеру за приглашение на фестиваль.

Кирилл МошковКирилл Мошков
редактор "Полного джаза"

На первую страницу номера