ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 1
Рецензии
Сибирский джаз - 98

Новосибирский джазовый лейбл, возглавляемый Сергеем Беличенко, называется Ermatell Records. Созданный четыре года назад, он успешно выпустил три десятка релизов - записи из архивов сибирского джаза, записи, делавшиеся в Сибири заезжими знаменитостями, и комбинации этих двух категорий. Правда, сегодня лейбл, как и вся окружающая действительность, испытывает трудности и поэтому в текущем году выпустил всего две пластинки. Их и рецензируем.

РОМАНТИК ДЖАЗ КВАРТЕТ - "ORTHODOX" Ermatell Records
Ermatell Records разумно балансирует между выпуском популярных джазменов из столиц (Игорь Бутман, Давид Голощекин...) и популяризацией новосибирских мастеров, куда менее известных, но ничем не уступающих москвичам или петербуржцам. Участники "Романтик джаз квартета" - бас-гитарист Олег Петриков, пианист Евгений Серебренников, альт-саксофонист Андрей Турыгин и ударник Вячеслав Кокалин - музыканты с прекрасным образованием и большим опытом, и, работай они в Москве, их проект и их запись имели бы большой резонанс. Очень крепкая инструментальная работа, выдержанная в очень современном духе - что-то около акустических проектов Чика Кориа: сложная, почти академическая гармония, общий светлый настрой и мощная современная ритмика. Впрочем, у Чика Кориа аранжировки были бы поплотней, а запись не была бы основательно испорчена перекомпрессией всего, что только можно воткнуть в компрессор. Тем не менее и музыка, и игра всех четверых (особенно басиста) заслуживают всяческих похвал и могут быть рекомендованы как отличный образец здравого, не испорченного московским стремлением к "модности" подхода к современному (в лучшем смысле этого слова) джазу.
ВЛАДИМИР ТИМОФЕЕВ - "НАТАЛИ" Ermatell Records
Владимир Тимофеев, что называется, видный сибирский авангардист. Кроме шуток. Этот саксофонист известен как очень интересный представитель сибирского джазового авангарда, хотя любит больше всего музыку традиционную, вроде Бена Уэбстера. Вот и альбом "Натали" никакого отношения к авангарду не имеет: это очень крепкая, очень традиционная джазовая работа, состоящая сплошь из очень красивых и элегических баллад. На обложке изображена сибирская красавица в синтетическом костюмчике - надо полагать, Натали. Звук саксофона Владимира Тимофеева очень странен - такое впечатление, что при записи он отошел от микрофона в дальний угол студии и отстраненно звучал оттуда, "пролезая" в микрофоны всех инструментов (при том, что все остальное звучит очень конкретно). И только в отдельных эпизодах, когда развитие импровизаций г-на Тимофеева достигает пиков, слышны характерные, но деликатно приглушенные "авангардные штучки". Джазовые пуристы могут вздыхать по поводу того, что авангардный талант Тимофеева в этой работе не раскрыт, но ведь, раскройся он, порекомендовать эту пластинку сколько-нибудь широкой публике было бы невозможно. А так - пожалуйста. Красивая, задумчивая, добрая музыка.
ERICH KUNCEL, CINCINNATI POPS ORCHESTRA - GEORGE GERSHWIN: PORGY AND BESS (SELECTIONS) * BLUE MONDAY (Telarc, 1998)
Оркестр "Цинциннати Попс" под руководством Эриха Кунцеля записал для Telarc свыше 60 альбомов. Были среди них и академические, и, так сказать, альбомы легкой оркестровой музыки. Что до музыки Джорджа Гершвина, то Кунцель и "Попс" совместно с "Telarc" обращаются к ней уже в четвертый раз.
"Порги и Бесс" - совсем не джазовое произведение, но, как известно, многие темы из "народной оперы" не просто исполнялись джазовыми музыкантами - они стали джазовыми стандартами, вошли в число тем так называемой "Americana" - национальной американской песенной классики, питающей все слои современной музыки США, в том числе и джаз. Больше того, хорошо известны и джазовые исполнения оперы "Порги и Бесс" - и новаторские, как у Майлза Дэвиса с оркестром Гила Эванса, и традиционные, как у Нормана Грэнца с Луи Армстронгом и Эллой Фитцджералд. Видимо, в знак особой "джазовости" произведения в записанное на этом альбоме вполне академическое исполнение был введен престарелый развлекатель Кэб Кэллоуэй с "It Ain't Necessarily So" (кстати, эта запись была сделана в 1993, за 4 года до остальных вошедших в альбом треков, и оказалась последней в жизни Кэба). Кэллоуэй и оказался единственным живым персонажем этой записи. Несмотря на заметное ритмическое напряжение между его изысканно свингующим вокалом и принципиально не свингующим оркестром, его четырехминутный фрагмент звучит живо. Все остальное - увы. При всем моем уважении к Марките Листер и Греггу Бэйкеру (соответственно, Бесс и Порги), равно как и к Хэролин Блэкуэлл, поющей легендарную "Колыбельную Клары" (она же - "Summertime"), и к Энджеле Браун, которая поет "My Man's Gone Now" - ну не принадлежат они к числу суперзвезд оперного вокала. Это крепкие, грамотные, по-американски ровные вокалисты. Но не более того.
Примерно то же можно сказать и об оркестре. "Цинциннати Попс" были созданы для того, чтобы играть "популярную классику" - всеми узнаваемые мелодии. Играть их мягко и сладко, чтобы почтенная публика ощущала комфорт и приподнятое ощущение от собственной причастности к высокому искусству великой классики. Вот так на этом альбоме, в полном соответствии со сверхзадачей, и исполнено.
Особо следует сказать о финальном 24-минутном треке - первой в истории записи произведения Гершвина 1922 года (то есть за два года до прославившей его Rhapsody in Blue) под названием Blue Monday (Opera ( la Afro-American). Гершвин, как мы видим, еще за 13 лет до создания "Порги и Бесс" задумывался о создании оперы на афро-американском материале; либретто, написанное Бадди ДеСилвой, основано на фабуле народной (но вовсе не афро-американской!) песни "Frankie ad Johnny". Впрочем, эта мини-опера принадлежит к наименее известным произведениям Гершвина. Написанная за пять дней и поставленная как часть эстрадного ревю, она была показана в Нью-Йорке всего один раз и была со сцены снята, поскольку публику не удовлетворял мрачный финал. Впоследствии, уже в 30-е, белый Фред Грофе написал новую оркестровку (оригинальная была написана темнокожим Уиллом Водери), и оперу под новым названием "135th Street" (намекающим на место действия - Гарлем) исполнил белый эстрадно-джазовый оркестр Пола Уайтмена. Впоследствии "Blue Monday" всплывала из небытия еще пару раз, но никогда не была записана, пока за нее не взялся Кунцель. Дело осложнялось тем, что Кунцель не мог обнаружить полных нот оперы: рукопись Гершвина и оркестровка Водери пропали еще в 30-е, и существовала только оркестровка Грофе. Кунцель тщательно изучил нотные наброски Гершвина, наброски оркестровки Уилла Водери и тексты Бадди ДеСилвы, хранящиеся в Библиотеке Конгресса, но многого восстановить не смог: ко многим строкам не было текста и, наоборот, многие строки текста никак не соотносились с набросками нот. Кое-какие строки Кунцель дописал от себя, за что простодушно просит прощения у Гершвина и ДеСилвы в буклете диска. От себя он дописал и хоровую партию в финале.
Исполнение этого материала грешит теми же недостатками, что и в "Порги и Бесс", но, по крайней мере, этот трек чрезвычайно интересен как первое в мировой грамзаписи появление малоизвестного произведения Гершвина. Впрочем, Томас Янг в роли Джо, хотя и сладок без меры, достоин всяческих похвал.
В целом следует признать, что запись получилась весьма высококачественной как по исполнению, так и по звуковой работе, но ее значение лежит в основном в плоскости архивно-исторической (первое записанное исполнение "Blue Monday", последнее появление Кэба Кэллоуэя в грамзаписи), нежели в творческой.

Константин Волков

На первую страницу номера