ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 2
Рецензии
Pharoah Sanders - "Save Our Children"
(Verve, 1998)
Фаро СандерсСаксофонист Фаро Сандерс приобрел известность после того, как превратил квартет Джона Колтрейна в квинтет. Именно в этом составе были записаны его лучшие альбомы 60-х. После смерти Колтрейна Сандерс полностью отдался во власть авангарда, но в конце 70-х вернулся к исполнению стандартов, лишь изредка выступая в США. Единственным ярким моментом того времени стал альбом Blues for Coltrane, названный в 89-ом году лучшим джазовым альбомом. Казалось, что уже невозможно вернуть потерянную популярность и признание. Но в 94-ом году Фаро Сандерс отправился в путешествие по Африке. Эта поездка произвела на него огромное впечатление. Результатом стала запись альбома Message From Home, спродюсированная Биллом Ласвеллом (Bill Laswell) и вышедшая впервые за 12 лет на более или менее крупной фирме - Verve. И вот спустя два года выходит новый альбом саксофониста - Save Our Children. Как и в прошлый раз, продюсер альбома - Билл Ласвелл. Здесь еще больше чувствуется его влияние. Прежде всего это отразилось на составе музыкантов, принимавших участие в записи. Легко узнаваемый "ласвелловский" звук, характерный для большинства его "аксиомовских" записей, представляет собой джазово-афро-индийско-электронную субстанцию, над которой парит звук саксофонов и флейт Сандерса. Та легкость, с которой продюсеру удается свести воедино, на первый взгляд, совершенно несовместимые инструменты, поражает. Саксофоны и флейты (Pharoah Sanders), электронные и акустические клавишные (William Henderson, Bernie Worrell), синтезаторы и сэмплеры (Tony Cedras, Jeff Bova) органично сочетаются с контрабасом (Alex Blake) и целым набором ударных и перкуссии (Zakir Hussain, Trilok Gurtu, Abdou Mboup). Для полноты картины добавьте к этому еще речитативы и пение (Abiodun Oyewole, Asante, Pharoah Sanders). Будем надеяться, что это не последняя совместная работа легендарного саксофониста и не менее легендарного продюсера.
Sex Mob - "Din Of Inequity"
Sex Mob - "Din Of Inequity"
(Knitting Factory records / Columbia Jazz, 1998)
Стивен Бернстайн (Steven Bernstein) - достаточно известная фигура на нью-йоркской джазовой сцене. Музыкальный директор группы Lounge Lizards, автор музыкальных аранжировок к фильмам "Get Shorty" и уже ставшему культовым "Kansas City" Роберта Алтмана (Robert Altman), руководитель Kansas City Band на этот раз записал и выпустил альбом со своим собственным квартетом Sex Mob. Это первый опыт совместного проекта независимого лейбла Knitting Factory Records и фирмы-мейджора Columbia Jazz, взявшегося за дистрибуцию альбома. Sex Mob - это Стивен Бернстайн - слайд-труба, Бригган Краусс (Briggan Krauss) - альт-саксофон, Тони Шерр (Tony Scherr) - контрабас (на фотографии в альбоме он играет на бас-балалайке) и Кенни Уоллесен (Kenny Wollesen) - ударные. В записи также принимают участи гости: Джон Медески (John Medeski) - Hammond B3, Адам Леви (Adam Levy) и Лондон МакДэниелс (London McDaniels) - гитары. Название альбома Din Of Inequity, которое можно перевести как "шум насправедливости", на самом деле представляет собой переиначенное Den Of Iniquity, что в переводе означает "вертеп". И название группы, и название альбома служат одной цели, четко сформулированной Стивеном - "вернуть инструментальной музыке утраченную сексуальность". Отсюда и выбор композиций, примерно половина из которых - авторские произведения, а другая половина - кавер-версии песен Принца, Пола МакКартни, Smashing Pumpkins и даже хит 97-го года "Макарена". Сложно сказать, насколько удалось сделать музыку сексуальной, но эта работа безусловно заслуживает внимания. И пусть вас не пугают попсовые названия на обложке: узнать композиции можно с очень большим трудом. Один лишь набор инструментов чего стоит! Где еще вы услышите слайд-трубу?
Medeski, Martin & Wood - "Combustication"
Medeski, Martin & Wood - "Combustication"
(Blue Note, 1998)
Combustication - первый альбом MMW на одном из самых известных и старых джазовых лейблов - Blue Note. Кстати, в этом году Blue Note справляет свое 60-летие, отмечание которого проходит с типично американским размахом: тут и специальные переиздания, и гастроли по городам и весям страны, и "month-long birthday party celebrating" в Нью-Йорке. Несмотря на смену лейбла, шестой альбом трио получился еще более современным, чем предыдущие. "На самом деле мы любим импровизировать. Для нас важно, что мы растем и эволюционируем." - говорит клавишник Джон Медески (John Medeski). "Мы старались работать более творчески, сохраняя ощущение живого исполнения, а потом экспериментируя со студийными эффектами," добавляет барабанщик Билли Мартин (Billy Martin). Кроме непривычной для трио работы в студии (до этого они писались в основном живьем), стоит упомянуть большое количество отличных ресторанов около студии Magic Shop, в которой проходила запись. "Большинство вещей с этого альбома были записаны после сытного обеда," - говорит басист Крис Вуд (Chris Wood). - "Устройте нам хороший ужин, и мы вам гарантируем отличный концерт!" Музыкально альбом представляет собой острую смесь фанка, хип-хопа, авангарда и джаза, временами дополненную диджейскими скрэтчами и сэмплами и местами разбавленную текстами писателя-битника Керуака. Результат оказался совершенно убойным. Западная критика называет MMW не иначе как "ultimate groove band". Нельзя не отметить и весьма нестандартный дизайн альбома. Название альбома вырезано в верхней части картонной упаковки DIGIPAK, сквозь полученные отверстия просвечивает пламя (combustication). Ну а еще этот альбом достиг 1-го места в джазовых чартах журнала Billboard.

Иван Шокин

Анатолий Герасимов - "Yes"
Анатолий Герасимов - "Yes"
(Boheme Music, 1998)
История этой записи началась в 1997-м, когда Анатолий Герасимов, джазмен, проведший в Америке почти четверть века и с некоторых пор снова работающий в Москве, пришел выступить на московскую радиостанцию "Ракурс". Сейчас такого радио нет, не ищите, а тогда оно было знаменито тем, что дважды в неделю пускало в эфир "живые" концерты из своей специальной концертной студии. Один из этих двух разов был джазовый, и Анатолий пришел сыграть со своей новой московской группой. Понравилось. Радио через пару месяцев пригласило его выступить еще раз. Потом -еще. Концерты получились отменные: Герасимов утверждал, что игра в прямом эфире обладает особой магией (звук-то получается студийным, а настроение, энергетика -концертной, даром что слушателей не видно). И спустя некоторое время было решено издать эти записи. Из трех часов музыки было отобрано десять лучших треков, запись (в оригинале делавшаяся живьем на DAT, без всяких наложений и монтажа) прошла мастеринг, и вот результат с жизнеутверждающим названием "Yes". Вещи на альбоме в основном принадлежат перу Герасимова, только две темы не его - Bloomdido Чарли Паркера, сыгранная как развеселый новоорлеанский марш, и тема Телониуса Монка, превратившаяся у Герасимова в пространную джаз-роковую медитацию. Собственные же вещи Анатолия определить по стилю еще труднее - тут и ритмы регги, и обильные спонтанные импровизации, и джаз-рок, и Африка... Сам Анатолий (сопрано-саксофон, европейская и японская флейты) играет довольно скупо, при этом широко используя политональность, ладовость, но не стремясь задавить слушателя большим количеством нот. С ним играет одна из лучших молодых московских ритм-секций - барабанщик Дмитрий Севастьянов и бас-гитарист Антон Ревнюк, музыканты моторные, драйвовые и весьма современные по духу, добавляющие фанкового колорита в общую картину. В нескольких треках звучит перкуссионист, хорошо известный любителям джаза по многолетней работе в оркестре Анатолия Кролла - Юрий Генбачев (они с Герасимовым знакомы с начала 60-х, с самодеятельных ансамблей). В трех разных концертах, легших в основу записи, участвовали также гитарист из Питера Валерий Белинов (многие наверняка помнят его участие в рижской джаз-рок-группе "Радар" в 80-е гг.), и два очень разных, но одинаково органично влившихся в ансамбль московских клавишника - Одиссей Богусевич и Юрий Погиба. В целом работа весьма разнообразная, несколько, может быть, слишком современная для ценителей чистой джазовой традиции, но Герасимов и не ставит перед собой задачи играть именно чистую джазовую традицию.
Ivanov Brothers Jazz Project - "I Love You"
Ivanov Brothers Jazz Project - "I Love You"
(Boheme Music, 1998)
Второй из запланированных пяти альбомов проекта братьев Ивановых на лейбле "Богема", "I Love You" представляет международный состав. Из братьев Ивановых больше всего играет контрабасист Андрей, пианист Михаил записан только в одном треке; во всех остальных вещах играет учитель Михаила, всемирно известный русский пианист Леонид Винцкевич. Второй солист - лучший джазмен Эстонии, тенор-саксофонист Лембит Саарсалу. Его с Леонидом Винцкевичем связывает долгая творческая дружба, их дуэт существует и успешно выступает по всем миру уже полтора десятилетия (это при том, что Лембит живет в Таллинне, а Леонид - в Курске). Еще один участник записи - барабанщик Дмитрий Севастьянов (для довершения географической чересполосицы родился он на Дальнем Востоке, а живет в Москве). Да, раз уж зашла речь про географию, то братья Ивановы родились в Курске, работали в Ростове, потом - много лет - в Брюсселе, а теперь тоже москвичи.
Вся эта пестрая компания записала на московской студии "Гранд" у режиссера Ольги Мошковой (которая в последний год стала ведущим в Москве джазовым звукорежиссером) очень цельный, красивый, почти медитативный альбом, в котором сошлась и любовь Винцкевича-Саарсалу к авангарду, и их же склонность к использованию фольклорных элементов, и свинговая мощь Ивановых. Состоящий почти из одних стандартов, альбом тем не менее ни в коем случае не производит впечатления "знакомости" - это глубоко индивидуальная и весьма изысканная работа. Что же до его звукового решения, то он принадлежит, на мой взгляд, к лучшим российским джазовым записям последних лет: плотный, сумрачный и в то же время хорошо эшелонированный звук этой работы не вызывает ассоциации с какими-то известными продюсерскими манерами (и, следовательно, ощущения копирования таковой манеры, что всегда заведомо слабее оригинала). Лично меня почему-то больше всего впечатлил звук тарелок: не слышал я пока в российских джазовых записях такого звука тарелок...
Аркадий Шилклопер и "Акустик-квартет"
- "The Brass Complot"   ("Заговор Медных")
(Boheme Music, 1998)
Есть джаз американский - а есть европейский. Это, как говорится, две очень большие разницы. За американским джазом - традиция развлекательной индустрии, клубов, где джаз в большинстве случаев - лишь престижная звуковая оболочка вокруг столика с пивом. За европейским - традиция композиторская, "головная", традиция концертных залов. Так вот то, что лучший в мире импровизирующий валторнист Аркадий Шилклопер записал с "Акустик-квартетом"- безусловно европейский, композиторский джаз, если можно так выразиться - музыка лобных долей головного мозга. При том, что трое остальных участников квартета живут за Уралом, то есть не в Европе, а в Азии: саксофонист Игорь Паращук и трубач Сергей Пронь - в Екатеринбурге, а сопродюсер этой записи барабанщик Сергей Беличенко - в Новосибирске. Альбом состоит из нескольких "подготовленных" композиций, столь сложных, что в их авторстве впору заподозрить кого-нибудь из композиторов европейского симфонического авангарда. Кстати, и сам Шилклопер (бывший первый валторнист оркестра Большого театра), и Пронь с Паращуком имеют богатый академический опыт... Композиции "подготовленные" проложены коллективными спонтанными импровизациями, звучащими, впрочем, едва ли не глаже и понятнее "подготовленных". Крайне любопытная работа, записанная в Новосибирске (тон-студия Новосибирской филармонии, Александр Кириллов) в весьма интересном звуковом решении. Цельный, субъективно светлый, но весьма плотный динамически, звук удачно выстроен по панораме, так что следить за головоломными партиями разных инструментов - одно удовольствие. Тот редкий случай, когда авангардную в общем-то работу можно рекомендовать и ценителям экспериментальной музыки, и любителям традиции.

Константин Волков

На первую страницу номера