ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
        ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 24
Проповедник американской культуры 20 дней лежит в нью-йоркском морге
Виктор Алексеев, Москва, 1978В середине июля в Нью-Йорке умер джазовый саксофонист Виктор Алексеев.
Ему исполнилось 57 лет. Это был очень волевой человек. Многодневными голодовками он хотел победить рак. Но к последней голодовке подключились две мошенницы, которые, вытащив у него деньги, исчезли, оставив Виктора в критический момент. И когда он хотел вызвать скорую, силы оставили его. Мать, которая из Москвы пыталась дозвониться сыну и обеспокоенная тем, что больше пяти дней у него занято, позвонила в полицию, и когда квартиру вскрыли, полицейские обнаружили мертвого Виктора, сжимавшего в руке телефонную трубку.
С именем Виктора Алексеева связана целая эпоха в становлении российского джаза. Именно он распространял джазовый самиздат. У него была лучшая джазовая фонотека, именно ему продал свою коллекцию Андрей Товмасян. И через него к нам попали книги Мехегана, Коллиера, Манчини, джазовые темники с правильными гармониями. Он мне достал школу джазовой трубы, на основе которой я написал учебник "Трубач в джазе", вышедший в издательстве "Советский композитор". Через Алексеева к нам попадали также книги американских социологов, например, Карнеги. Именно Виктор организовал знаменитый джаз клуб в Доме медика, в котором проводил грандиозные акции.
Он первый в дни перестройки вышел играть на улицу со знаменитым банджистом "Кефиром". Один чиновник из министерства культуры застукал Виктора на Арбате, и его выгнали с работы - он преподавал в музучилище. "Советский педагог не может играть на улице!". (А получать нищенскую зарплату может?)
Ему ничего не оставалось делать, как эмигрировать. Но стимулом к эмиграции послужило и то, что Виктор изобрел уникальную систему нотной записи для слепых, позволяющую слепым без азбуки Брайля быстро читать ноты. И он надеялся запатентовать свою систему и продвинуть ее на западный рынок.
В Нью-Йорке Виктор продолжил уличное музицирование, начатое в Москве. Он играл в метро. И планировал создать фри-джазовый проект с молодыми московскими музыкантами, и даже звонил в начале лета Аркадию Петрову с просьбой назвать музыкантов, играющих в этом стиле. Но жизнь распорядилась иначе.
Когда сын Алексеева, Роман, стал оформлять документы для того, чтобы кремировать отца и перевезти урну для похорон в Россию, чиновники из посольства США в Москве отказали ему в визе на том основании, что Виктор после взрыва в Москве в августе 1999 г. стал хлопотать о предоставлении сыну статуса беженца. И хотя Роман не собирался уезжать и даже ни разу не пришел ни на одно собеседование, американское посольство сейчас, при наличии всех документов о смерти отца Виктора в США, отказало ему в визе. Матери Виктора Лидии Кузьминичне 80 лет, она еле ходит и тоже не может ехать в Штаты. А по американским законам получить тело для погребения могут лишь родственники.
И вот парадокс: человек, больше других сделавший для пропаганды американского джаза в России, получил достойное воздаяние от Америки - больше 20 дней лежит, как бомж, в нью-йоркском морге.
Я прошу всех, кто может помочь Роману, связаться с ним по телефону (095)198-4010.

Композитор Олег Степурко

На первую страницу номера