ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #3
Рецензии
Ken Peplowski - "Grenadilla"
Ken Peplowski - "Grenadilla"
(Concord Jazz, 1998)
В истории джаза кларнетистов не так уж и много. В отличии от саксофона и флейты, более сложная аппликатура не позволяет с легкостью импровизировать и транспонировать мелодию. Именно поэтому после исчезновения больших оркестров кларнет постепенно был почти полностью вытеснен саксофоном. Однако в последние годы появилось сразу несколько очень интересных джазовых кларнетистов. Среди них Кен Пепловски занимает особое место. Последователь Бенни Гудмена и Арти Шоу, Пепловски соединяет в своей музыке свинг 30-х с босса-новой 60-х и downtown-стилем 90-х. Он не боится экспериментировать со стилями, записываясь не только в традиционных составах, но и с симфоническим оркестром, с квартетом кларнетистов, в дуэте с гитарой. Grenadilla - последний, двенадцатый по счету альбом, выпущенный музыкантом на фирме Concord Jazz. Кроме квартета (Кен Пепловски - кларнет, Бен Аронов - фортепиано, Грег Коэн - контрабас, Чак Редд - ударные), с которым Пепловски работает постоянно, в записи принимали участие гости. Это прежде всего давний партнер Кена гитарист Говард Алден, а также четверо кларнетистов. Начинавший свою карьеру в начале 50-х у Джека Тигардена, шестидесятитрехлетний кларнетист Кенни Даверн записал вместе с квартетом композицию Farewell Blues из репертуара New Orleans Rhythm Kings 1922 года. Другим неожиданным гостем стал кларнетист совсем другого направления - Марти Эрлих, принимающий активное участие в проектах таких нетрадиционных музыкантов, как Энтони Брэкстон, Роско Митчелл и Джон Зорн. Эрлих не только записался в нескольких композициях, но и сочинил две из них. Пожалуй, самая неожиданная вещь на альбоме - Variations, квартет для четырех кларнетов, написанный контрабасистом Грегом Коэном. Несмотря на кажущуюся эклектичность в подборе материала и музыкантов, альбом звучит очень цельно. Музыкантам удалось создать уникальный ряд картин, отражающих всю историю развития джазового кларнета от оркестра Бенни Гудмена до наших дней. Не случайно и название альбома. Grenadilla - порода дерева, из которого делают кларнеты и которое встречается только в лесах Северного Мозамбика и Южной Америки, сохранять каковые леса призывает Пепловски. Хочу еще отметить очень чистый прозрачный акустический звук. Добиться такого звучания звукорежиссеру удалось благодаря использованию записи непосредственно на две дорожки (без всякого предварительного сведения) в студиях Sound on Sound и Avatar.
James Carter - "In Carterian Fashion"
James Carter - "In Carterian Fashion"
(Atlantic Jazz, 1998)
Каждый альбом Джеймса Картера - самого интересного молодого саксофониста последних лет -это событие, заслуживающее внимания. Не стала исключением и его последняя запись. Как и на предыдущих пластинках, вся работа выражает некоторую общую идею. В данном случае этой идеей стало использование органного комбо в качестве аккомпанирующего состава. Записывался альбом на студии Avatar (интересно будет как-нибудь посчитать, сколько раз название этой студии будет встречаться в наших рецензиях), а при изготовлении диска была использована технология HDCD, что, впрочем, я оценить не могу, так как все прелести (или недостатки) этого формата записи можно услышать только при наличии специального конвертера, который устанавливается исключительно в HI-END модели проигрывателей. Тем не менее, многие фирмы выпускают компакт-диски именно в этом формате, а для Atlantic Jazz он уже давно стал стандартом. Очень плотный и напористый звук обволакивает с первой минуты записи. Слушателя не оставляет ощущение живого джема, когда бархатный тембр баритон-саксофона внезапно сменяет жесткий звук тенора, и тут же тему подхватывает виртуозное сопрано. И только заглянув в буклет, с удивлением обнаруживаешь, что все партии сыграны Джеймсом Картером и сведены с помощью наложения. В записи альбома Картеру помогали не только музыканты квартета, с которым он постоянно выступает, но и несколько специальных гостей, среди которых органисты Генри Батлер и Сайрус Честнат, альт-саксофонист Кассиус Ричмонд, трубач Дуайт Адамс и брат Джеймса, гитарист Кевин Картер, в свое время игравший в группах Джорджа Клинтона - Parliament и Funkadelic. И хотя на альбоме нет такого количества приглашенных знаменитостей, как на его предыдущих работах, Джеймс Картер раскрывается не только как виртуоз, владеющий несколькими инструментами и приемами игры, но и показывает замечательное умение завораживать слушателя очень гармоничными переходами от фанка к бопу и от сентиментальной баллады к спонтанной импровизации. Именно эта легкость работы с музыкальным материалом заставляет слушать альбом снова и снова.
Marc Ducret, Bobby Previte - "In the Grass"
Marc Ducret, Bobby Previte - "In the Grass"
(Enja Records, 1998)
Вряд ли дуэт гитариста Марка Дюкре и барабанщика Бобби Превита можно отнести к какому-нибудь определенному жанру. Сложность определения стиля характерны для работ обоих музыкантов, не боящихся использовать в своем творчестве все доступные на сегодняшний день музыкальные формы. Американец Бобби Превит - один из лучших барабанщиков Нью-Йорка, оригинальный композитор, а в последнее время - продюсер собственного лейбла Depth of Field, известен не только по своим сольным проектам, но и по работе с такими музыкантами, как Билл Фризелл , Джон Зорн, Уэйн Хорвиц и Тим Берн. Француз Марк Дюкре, долгое время также работавший с саксофонистом Тимом Берном, участвовал во многих джазовых и рок-проектах. Уже несколько лет существует этот интернациональный дуэт, в котором Дюкре играет на электрогитарах: обычной, безладовой и баритон, а Превит - на ударных, клавишных и фортепиано. Запись альбома In the Grass, сделанная без повторов и исправлений, представляет собой последовательность композиций, незаметно сменяющих друг друга и как будто не имеющих начала и конца. Более того, из этих композиций невозможно выделить мелодию как таковую. Фактически одна импровизация следует за другой, образуя сложную цепочку настроений и образов, через которые проходят музыканты, а вместе с ними и слушатель. Названия произведений хотя и состоят из знакомых слов, а иногда и предложений, не несут, как мне кажется, никакой смысловой нагрузки. Вполне возможно, что они были придуманы лишь для того, чтобы не отпугнуть потенциального покупателя. Что же касается самой музыки, то это один из немногих примеров того, как, пользуясь исключительно простыми выразительными средствами, но обладая хорошим вкусом и способностью свободно обращаться с ритмом и гармонией, можно записать красивый и очень цельный альбом. Судя по всему, мы еще не раз услышим об этом интересном, хотя и совсем непростом дуэте.

Иван Шокин

Max Roach - "To The Max!"
Max Roach - "To The Max!"
(Enja Records, 1990)
Когда молодые нег... извините... афроамериканские виртуозы изменили лицо джаза в середине 40-х и создали основу основ современного джаза - бибоп, в фокусе слушательского интереса, конечно, оказались солисты, нахальные, порочные и космически гениальные. Чарли Паркер. Диззи Гиллеспи... А вот за барабанами у них сидел один чувачок, который тоже делал свою часть революции - барабанную. Его и знают теперь в основном барабанщики. Звали чувачка Макс Роуч.
Только вот ведь парадокс - и Чарли Паркер сгорел в героиновом огне, и Диззи Гиллеспи унесла костлявая, и Телониуса Монка, и Майлса Дэвиса, не говоря уж о менее известных широкой публике боперах - Баде Пауэлле, Керли Расселле... Больше того, ушли из жизни и музыканты следующих поколений, с которым Роуч работал - например, Клиффорд Браун. А Макс живехонек, хотя стукнуло-то ему уже семьдесят четыре.
Альбом, записанный на рубеже 90-х - альбом знаковый. Макс (тогда 66-летний) разворачивает тут целое эпически-концептуальное полотно на два CD длиной, где задействованы все его проекты последних лет - квартет, Двойной квартет, барабанная группа M'Boom, его собственный Хор и Оркестр и, наконец, просто Макс Роуч Соло. Все это варится, шумит, поет и трепещет. И во всем это главное - барабаны Макса. Остальное можно и не слушать.
В чем его особенность? Почему он, собственно, революционер? Где вы, батенька, были до 19... года?
Дело тут вот в чем. Барабанщики до бибопа играли четко, строго, драйвово. Басовый барабан - на каждую четверть: бум-бум-бум-бум. А молодые революционеры все поменяли. Весь ритм у них из правой ноги, которой играют в басовый барабан, перешел в правую руку, которой они быстрым, неостановимым потоком играли в правую тарелку ударной установки - так называемый ride cymbal. Что же до остальных частей установки - басового барабана, малого барабана, том-томов и т.п., а также левой тарелки (crash cymbal) - все это Роуч и его последователи перевели в разряд акцентов и украшений (впрочем, обильных - их стиль игры старые джазмены звали не иначе как "бомбежка"). Легкий, скоростной звук новой барабанной игры давал совершенно новую ритмическую текстуру, позволяя солистам играть с неслыханной скоростью и гибкостью.
Что же до Макса, то он еще и превосходный солист. На его барабанных соло училась вся джазовая молодежь. Он способен был отделить от своей установки педальную тарелку - хай-хэт - и сыграть на ней, к вящему удовольствию почтеннейшей публики, чрезвычайно разнообразное, лихое и веселое соло минут на пятнадцать... На этом альбоме есть его характернейшее соло - называется Self Portrait.
Теперь о концепции альбома. Концепция, собственно, шаткая, мелкобуржуазная. Борьба за мир всякая, высокие моральные ценности, плюс неизбежная афроамерканистость программного характера. Да не слушайте вы этого ничего. Вы Макса слушайте, последнюю живую легенду Великой Революции. Это покруче будет, чем пострелять из маузера Дзержинского.

Константин Волков

На первую страницу номера