ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 29
Возможен ли джаз для масс?
Чистое искусство банкиры не заказывают
18 сентября 2001 г. оркестр Олега Лундстрема выступил в Большом концертном зале красноярской краевой филармонии.
Настоящий аншлаг на концерте оркестра лишь отчасти связан с легендой о "старейшем биг-бэнде" (68 лет - это действительно мировой рекорд сценического долголетия): более реальными представляются усилия спонсора ("Альфа-банк"), сумевшего привести в БКЗ свою, преимущественно неджазовую, публику.
Джаз по определению - музыка квалифицированного меньшинства, а все попытки играть его для неквалифицированного большинства почти всегда чреваты творческими уступками массовым вкусам. Славная история бэнда Олега Лундстрема - убедительное тому подтверждение: можно ли представить себе оркестры Дюка Эллингтона, Каунта Бейси или Гила Эванса с вокалистами типа Майи Кристалинской, Аллы Пугачевой или Валерия Ободзинского (а эти почтенные артисты у Лундстрема пели). Вечная раздвоенность, вечный компромисс между истинным джазом и эстрадным успехом висели над "легендарным коллективом" как дамоклов меч. В удушливую эпоху "разгибания саксофонов" этот компромисс вообще был условием выживания, а сейчас стал условием финансового процветания ("чистый джаз" наши банкиры не заказывают). Сохранить высокий уровень в заказной работе - вот доминанта творческого поведения джазменов, не желающих уходить в подполье. И лундстремовская команда - достойное для этого место. Вот почему лучший трубач отечественного джаза Юрий Парфенов не гнушается тут обязанности сайдмена и лишь однажды по ходу концерта выходит на передний план, чтобы сыграть собственную композицию "Дервиш". Джазфэны со стажем помнят, что одно из первых ее исполнений (с алма-атинским ансамблем "Бумеранг") состоялось 19 лет назад в Красноярске на фестивале "Джаз над Енисеем-82", и теперь интерес был в том, как она прозвучит в новой аранжировке. Прозвучала блестяще, и большая часть зала (надо отдать ей должное) интуитивно почувствовала, что это - настоящее событие, вершина концерта! Но самый большой аплодисмент сорвали, разумеется, лихие чечеточники, "понтовый" перкуссионист и вокальный квартет "Москва-транзит", способный работать и под "Манхэттен Трансфер", и под ветхозаветного Рэя Кониффа, и даже под Армстронга (финальный номер "Let My People Go" вызвал настоящую овацию). (Неудивительно, если учесть, что раскручена на всю страну эта немудрящая песенка из "Satchmo And The Good Book" была как раз стараниями спонсоров этого концерта в их рекламном телеролике 1995, кажется, года - ред.) Что тут поделаешь? Джаз в Красноярске звучит не так часто, как того хотелось бы его ценителям и знатокам, поэтому спасибо и за то, что есть. Довольство сущим при недостижимости чаемого - признак душевной гармонии. К тому же дареному коню в зубы не смотрят, и странно было бы упрекать "Альфа-банк" за приглашение этого, а не какого-то другого коллектива (тем более что их, биг-бэндов, у нас не так уж много). А то, что в репертуаре лундстремовцев имеются, мягко говоря, странные сочинения (вообразите мягкую лирическую балладу Гершвина "Туманный день в Лондоне", аранжированную в стиле мексиканского карнавала!) - так это, скажут, на любителя. А то, что ведущий объявляет "The Continental" песней из фильма "Джинджер и Фред" (это примерно то же самое, что объявить Партиту соль-минор И.-С. Баха мелодией из фильма "Солярис"), а Satin Doll переводит как "Сатиновая кукла", - так это мелкие издержки производства (впрочем, довольно странные для коллектива такого класса). Оркестр уехал. В памяти остались прекрасные солисты (Дмитрий Мосьпан, Денис Швытов, Иван Волков, Юрий Парфенов), лундстремовские раритеты (типа "Катюши" 1939 года или "Атом-буги" конца 60-х), вечно прекрасная аранжировка мелодий из "Sun Walley Serenade" и, конечно, "Дервиш"... Не так уж мало. 

Владимир Василенко

На первую страницу номера