ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 30
Музыкант Виктор Бударин
Виктор Бударин2 октября исполнилось 55 лет известному российскому тромбонисту, аранжировщику, композитору, профессору Ростовской государственной консерватории им. С.Рахманинова, бэндлидеру джаз-оркестра штаба СКВО Ростова-на-Дону, заслуженному артисту России Виктору Бударину.
Виктор Бударин - "мэйнстримовский" музыкант. Начальное музыкальное образование Виктор получил в новосибирской школе Музыкантских воспитанников (спасибо отцу, который "соблазнил" сына красивой военной формой). Мальчика сразу же определили в класс тромбона благодаря толщине губ. Именно так раньше происходил выбор наиболее вероятной перспективы: тонкие губы - на трубу, толстые - на тубу, средние - на тромбон. 
Юный тромбонист все свободное время проводил на втором этаже возле пианино. Он с удовольствием подбирал "по слуху" понравившиеся мелодии и даже пробовал разучивать несложные песни Исаака Дунаевского. Результат подобного упорного самообразования сказался довольно быстро: в 12 лет его взяли пианистом в эстрадный оркестр старшекурсников. Почувствовав "вкус успеха" Витя решился создать свой собственный эстрадный ансамбль (два кларнета, ударные и ф-но), который вскоре стал срывать восторженные взгляды девчонок. 
В 60-м году приказом Министерства Обороны школу Музыкантских воспитанников расформировывают, и Витя после 4-х лет обучения попадает в музыкальное училище. Через год и здесь появляется ансамбль, уже посолиднее - диксиленд, и им руководит все тот же Виктор Бударин. Закономерный следующий этап - Новосибирская консерватория им. М.Глинки. Но и тут не все просто складывается. Студент 2-го курса получает приглашение в оркестр Анатолия Кролла (Тула), в котором с 1967-го года работает в качестве солиста и оркестрового музыканта, одновременно пробуя писать свои первые аранжировки для бэнда.
Через два года Виктор возвращается в Новосибирск, заканчивает вуз и поступает тромбонистом в симфонический оркестр филармонии п\у Арнольда Каца. В это же время он создает несколько джаз-комбо и биг-бэнд на духовой кафедре консерватории. А по вечерам, уже профессионально освоив гитару, Бударин шел на работу в ресторан. Думается, такой способ зарабатывания денег многим знаком, хотя и не каждому по силам. Как показала практика, далеко не все музыканты даже с консерваторским образованием "вписывались" в ресторанную систему: для этого нужен не диплом, а умение "слушать и слышать", память, чувство ритма и свобода музыкального высказывания в любой тональности без "автотранспозиции", которые, кстати, вместе с еще целым рядом условий и составляют основу джазовой импровизации.
В 1973 году в филармонии появляется джаз-оркестр "Новосибирск" п\у Виктора Бударина. В репертуаре - собственные оригинальные композиции и "съемные" джаз-стандарты, хотя основной удельный вес пока еще ложился на эстрадную музыку. Совершив большое турне по СССР, коллектив благополучно распадается. Но тут же появляется квинтет "Сибирь", созданный вместе с братьями Бранзбургами (саксофон, ударные) и Георгием Будариным (контрабасистом, отцом Виктора). 
Видимо, на каком-то очередном вираже способности Бударина "быстро перестраиваться" были по достоинству оценены "со стороны". По крайней мере, где-то там его заметил Владимир Терлецкий и тут же пригласил в оркестр Муслима Магомаева. Правда, и здесь Виктор надолго не задержался: почти сразу его "переманил" к себе Олег Лундстрем. За два с небольшим года музыкант побывал на гастролях в Чехословакии и записался на двух пластинках Всесоюзной фирмы "Мелодия" (1976 год): "Памяти Дюка Эллингтона" (соло в пьесах "Караван", "Нет джаза без свинга") и "Серенада Солнечной долины" (Дж.Макгрегор - Г.Вильямс "Это что-то зыбкое", С.Липман "Я очарован"). К этому времени "виртуозный тромбонист и изобретательный аранжировщик" (А.Баташев) четвертый год подряд удерживает первую позицию во всесоюзной номинации "джаз-тромбон". Но гастроли - хорошо, а семья лучше. И Виктор возвращается в Новосибирск (1977), где личный концертмейстер и жена Ольга растила будущего тромбониста Димочку. 
Конечно же, поиграв в таком крепком биг-бэнде, как лундстремовский, Виктор не мог не заразиться идеей создания собственного оркестра "не хуже". Совмещая педагогическую работу в консерватории и художественную в филармонии, неутомимый экспериментатор набирает собственный небольшой "джаз-бэнд" (две трубы, два тромбона, три саксофона, ритм-секция), команду единомышленников, нацеленных на серьезную работу с ориентацией на джазовые фестивали и гастрольные поездки. Первая заявка на джаз-фестивале в Ярославле (конец 70-х) - и фурор, отмеченный многими джазовыми критиками.
XII джаз-фестиваль в Куйбышеве (апрель 1982). "Программу украсили выступления ведущих коллективов страны - И.Бриля, Г.Лукьянова, В.Бударина" (А.Баташев в сборнике "Советский джаз"). Вскоре бэнд появляется на престижной московской площадке студии Козырева (ныне - Московский колледж импровизационной музыки - ред.). И это несмотря на нетрадиционный состав! Представляю себе, насколько высокой должна быть изобретательность в аранжировках, дабы неполный состав не звучал ущербно. Опираясь на практику европейского "неполного" бэнда Кенни Кларка и Франси Боланда (4 саксофона, 4 трубы, два тромбона), Виктор ухищрялся, и довольно неплохо (судя по отзывам прессы), имитировать звучание большого бэнда. 
Конечно, в малых составах у музыкантов больше возможностей к "самовыражению", что однозначно способствует активному росту мастерства. Вероятно, это и что-то еще послужили причиной "свертывания" коллектива, который постепенно превратился в "Ансамбль камерной и джазовой музыки" п\у В.Бударина (труба, альт, баритон, тромбон, виброфон, гитара, бас, клавишные и ударные). Отметив 10-летие джаз-комбо, Виктор Бударин с семьей и четырьмя музыкантами бывшего нонета благополучно отбывают в Баку, оставив на память Новосибирску грамзаписи с фестивалей (Тбилиси, Москва, Алма-Ата-88). 
Баку встретил джазменов с кавказским радушием: квартира, работа. Тут же музыканты познакомились с замечательным государственным эстрадно-симфоническим оркестром Азербайджана "Гая", в котором джаз-бэндом теперь стал руководить тромбонист из Новосибирска. Вскоре (1989) на базе бэнда появляется джаз-комбо с тем же лидером, который принимает участие в двух фестивалях (Ярославль, Даугавпилс). Находясь внутри азербайджанской культуры, конечно же, было невозможно не впитать какие-то ее характерные музыкальные интонации. Что и послужило причиной появления джазовой Сюиты Виктора Бударина на темы песен азербайджанских композиторов. На этом заканчивается бакинский период и начинается (конец 80-х) ростовский, который продолжается и по сей день.
Новый преподаватель РГК им. С.Рахманинова и солист оркестра Кима Назаретова тут же принимается за свое излюбленное дело, и вскоре в филармонии появляется "Дон-бэнд", который уже через полгода приступает к активной фестивальной жизни. За семь лет своего существования коллектив побывал на фестивалях в Новосибирске, Петербурге ( "Осенние ритмы-93" по приглашению Владимира Фейертага), Волгограде. 
Последний на сегодняшний день бэнд Виктора Бударина - оркестр штаба СКВО. 
Но и Москва не упускала из виду солиста-Бударина: лето 92-го года - Италия с оркестром радио и телевидения п\у Мурада Кажлаева (соло в знаменитой "Марии" Бернстайна), а через два месяца - Германия, но уже с биг-бэндом Кима Назаретова.
Все творческие удачи солиста, члена Всемирной Ассоцияции Тромбонистов (1994), бэндлидера и аранжировщика Виктора Бударина закономерно привели к званию "заслуженный артист Российской Федерации" (1999), а педагогическая деятельность послужила поводом к ходатайству о должности "профессора". Пока же доцент (1995) эстрадно-джазовой кафедры РГК им. С.Рахманинова в качестве "и. о. профессора" готовит очередных лауреатов Всероссийских конкурсов. Кстати сказать, их у него четыре: Дмитрий Бударин (1994, I премия), Вячеслав Бартеньев (1997, II премия), Олег Шаповалов (1997, III премия) и Кирилл Струц (2000, I премия). Это только ростовские джазовые музыканты. Но, конечно же, есть и новосибирские, один из которых - Олег Тарасевич - нынче заведует эстрадно-джазовым отделением в музыкальном училище города Братска.
У Виктора Бударина более 150 самых разнообразных по стилю и составу аранжировок джазовых стандартов, зачастую весьма "незаигранных". Есть у Бударина и собственные джазовые композиции, самая известная из которых - трехчастная "Сюита in F" (Москва, "Музыка", 1989). Есть и целевые композиции для минского оркестра Михаила Финберга: Боба Хаггерда "Что нового" (баллада для соло тромбона с ритмом и струнной группой) и Джерома Керна "Это так же хорошо, как весна" (на 8\8). Кстати, последняя пьеса прошла по ЦТ как Новогоднее поздравление с приближающимся XXI веком.
Несомненно, все вышеперечисленное наглядно демонстрирует талант и неординарность личности музыканта. Но при всей занятости и постоянном творческом движении когда и как удавалось Виктору Георгиевичу уделять внимание сыну? Может быть, "живой пример" (мать - пианистка, отец - тромбонист, дед - контрабасист) и оказался самым действенным педагогическим приемом. И все же несколько слов не о сыне, а о ярком и, несомненно, одаренном тромбонисте - выпускнике РГК, удостоенном чести стажироваться в Америке. 
Дима Бударин получил "комбинированное" музыкальное образование: первые семь лет - фортепиано (к слову: будучи учеником 1-го класса на зональном смотре "юных пианистов" получил звание лауреата!), затем два года тромбона и фортепиано. Минуя среднее звено обучения музыке (весь надлежащий курс прошел частным образом), Дима в 16 лет поступил в консерваторию Новосибирска по классу классического тромбона. На первом курсе принял участие в конкурсе студентов музыкальных училищ и институтов культуры под названием "От Урала до Тихого океана", где совершенно неожиданно для всех (особенно для родителей!) получил высшую награду - Гран-при. В Ростовскую консерваторию переводится уже на эстрадно-джазовую кафедру: когда произошел переход "от классики к джазу", родители просмотрели. 
В Ростове студент работает сразу в двух оркестрах: симфоническом п\у Леонида Когана и джазовом п\у Кима Назаретова. На 4-м курсе его посылают "по обмену" в США (штат Оклахома), где ему посчастливилось выступить с оркестром Фрэнка Фостера и джаз-комбо П. Ривейро. Через год Дима возвращается и сразу попадает на госэкзамены, которые совершенно спокойно сдает на "отлично". Определяясь с работой, едет на прослушивание к Михаилу Финбергу в Минск, где его с удовольствием принимают. 
Дмитрий БударинЗаполучив Бударина-младшего, Михаил Яковлевич решает привлечь и старшего "в дело", и Виктор Георгиевич соглашается на ряд композиций для государственного оркестра Беларуси. То ли отцовские аранжировки помогли, то ли высокий профессионализм белорусского джаз-оркестра, но в 29 лет (!) Дмитрий Бударин удостаивается чести собственного творческого бенефиса. Факт появления на одной сцене "дуэта тромбонов Будариных" не упустил бессменный ведущий всяческих знаменательных концертов Владимир Фейертаг:
- Династия музыкантов - это исключительно редкое явление. Но факт есть факт: отец и сын - оба выдающиеся инструменталисты. Они берут неимоверно высокие ноты, чрезвычайно технично играют пассажи. А ведь это импровизация, где все продумано, пропето и сыграно. И конечно, аранжировки Виктора Бударина - человека, который в биг-бэнде провел не меньше дней, чем Михаил Финберг, - сделаны прекрасно с учетом и солистов, и возможностей, и струнная группа добавлена. Это самый настоящий "пир тромбонов". 
В июне 2001 года Виктору Георгиевичу Бударину присваивается ученое звание "профессор".

Ольга КоржоваОльга Коржова,
Ростов-на-Дону

На первую страницу номера