ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 30
"Внутри" Дэвида Сэнборна
Дэвид СэнборнПервый и единственный концерт известного американского саксофониста Дэвида Сэнборна в Литве состоялся в апреле прошлого года в рамках Х международного фестиваля "Каунас Джаз 2000". Билеты на столь престижное и редкое зрелище даже по литовским меркам стоили дороговато: до 200 литов (около 50 долларов). Тем не менее, концертный зал явно не вмещал всех желающих. Еще бы: предстояло увидеть концерт не какой-то ожившей седой легенды, пик популярности которой пришелся на 30 десятилетий тому, а реально популярного и признанного музыканта современности. На прошлогодней церемонии вручения музыкальной премии "Грэмми 2000" альбом "Inside" ("Внутри") саксофониста Дэвида Сэнборна победил в категории "Лучшее исполнение современного джаза".
Помнится, каунасскому концерту предшествовала весьма комичная история: вся Литва была поставлена на ноги в поисках плодов экзотической папайи, которые заказал себе на обед Сэнборн. Организаторы фестиваля опешили: гастрономический изыск не значился в райдере! Но мог ли предположить живущий во Флориде Сэнборн, что в Литве не едят папайю на обед каждый день?
Собственно о концерте: на самом деле таланты Сэнборна-саксофониста могут поражать кого и где угодно, но только не в Литве местную джазовую публику. Ибо именно сегодняшняя Литва насыщена выступлениями своих высококлассных джазовых музыкантов, и в первую очередь богата именно оригинальными, способными на удивительные импровизации и эксперименты саксофонистами: здесь работают Владимир Чекасин, Пятрас Вишняускас, Витаутас Лабутис. Так что игра Сэнборна, редко заходившая далее трех саксофонных рифов, уже на пятой композиции потянула публику из зала в холл, месту торговли пивом. Здесь можно было услышать довольно резкие (но искренние) оценки выступления американского саксофониста: "да парни из его группы играют куда более джазово и профессионально, нежели он сам. Им без Сэнборна на сцене было бы уютнее". (А "парни" - это перкуссионист Дон Элиас, клавишник Рикки Питерсон, гитарист Дин Браун, басист Ричард Паттерсон и барабанщик Бадди Уильямс). Или "его манера игры ничем не отличается от того, что делают многие "о-поп-севшие" саксофонисты, вроде Кенни Джи, Кэнди Далфер или Эрика Мариенталя". 
Дэвид Сэнборн (слева) и Ян Максимович Все верно. И видели бы вы, какими глазами смотрел Сэнборн и какими ушами слушал импровизации молодого литовского саксофониста Яна Максимовича или "итальянского Чекасина" Карло Актис Дато на ночном джем-сейшне! Удивительно или поучительно это было для Сэнборна - осталось тайной.
Но все же в биографии Сэнборна есть пункт, заставляющий уважать и его лично, и его музыкальные достижения. Хотя сам Дэвид - очень скромный, душевный и романтичный человек - даже при своей видимой болезненной худобе и слабости искренне пытается скрывать свой врожденный недуг, впрочем, ставший пророческим в его карьере. Ибо с 3 лет Дэвид Сэнборн болен полиомиелитом...
Это страшное заболевание проявилось у него очень рано и проявилось со страшной силой. Так, что до 11 лет Дэвид был неразлучен с аппаратом искусственного дыхания. Пока, наконец, один терапевт не рискнул дать совет: попытаться укрепить легкие мальчика путем постоянных занятий на каком-либо духовом музыкальном инструменте. Дэвид выбрал саксофон, потому что ему всегда нравилось слушать Чарли Паркера. И потом "игра на саксофоне была для меня единственным способом петь без пения". Занятия пошли на удивление удачно, и уже в 14 лет Сэнборн играл в клубах рядом со звездой ритм-энд-блюза Джил Ивэнс. А в 1972 году он был приглашен в группу самого Стиви Уандера.
"Когда мне было 17 или 18 лет, и пришло время решать, что делать дальше, я понял, что в жизни не получал большего удовольствия, чем играя музыку. Что у меня нет иного выбора, и я ДОЛЖЕН стать музыкантом. Или это, или красть автомобили".
Год (с 1963 по 1964) Сэнборн учится музыке в Северо-западном Университете (в то время один из немногих университетов с классом саксофона), а с 1965 по 1967 - в университете штата Айова. В 1967 году Сэнборн переезжает в Сан-Франциско, где происходит судьбоносное для него знакомство с барабанщиком Филипом Уилсоном, который приглашает Сэнборна в "The Paul Butterfield Blues Band", в составе которого Сэнборн впервые выступит на сцене легендарного рок-фестиваля в Вудстоке (1969).
Молодого, романтично звучащего саксофониста (Сэнборн играет на альт-, тенор-, сопрано-саксофонах и на флейте. Его излюбленные инструменты "Selmer" и "Yamaha") с такой непростой судьбой охотно приглашают в свои группы в качестве сайдмена известные музыканты. Кроме записей и выступлений со Стиви Уандером (альбом "Talking Book") и Джил Ивэнс, молодой Сэнборн мог похвастаться совместными концертами с "Rolling Stones", "The Brecker Brothers", Al Jarreau, Брюсом Спрингстином (альбом "Born To Run") и Дэвидом Боуи. "Работать с Боуи было великолепно! Он дает музыкантом много свободы. Мы могли подолгу играть соло, и он никогда не возражал". 
Именно саксофонные соло Сэнборна с альбома Дэвида Боуи "Young Americans" привлекли внимание звукозаписывающей компании "Elektra", предложившей Сэнборну собрать собственную группу для записи первого альбома "Talking Off" в 1975 году. Уже пятый по счету альбом Сэнборна "Hideaway" был впервые номинирован на престижнейшую музыкальную премию "Грэмми" в категории "Лучшее исполнение в стиле ритм-энд-блюз". Во время записи "Hideaway" Сэнборн знакомится с известным джазовым басистом Маркусом Миллером, который присоединяется к его группе для записи нового альбома "Voyeur", который в 1981 году наконец-то делает Сэнборна обладателем первой в его карьере статуэтки "Грэмми". 
Следующий альбом "As We Speak" (1982) будет увенчан лишь номинацией на "Грэмми", но уже в категории "Современный джаз".
80-е годы были пиком популярности Сэнборна. В октябре 1983 года Сэнборн завершает запись седьмого альбома "Double Vision", который приносит ему второго "Грэмми". В американских музыкальных клубах все чаще выступали молодые саксофонисты, откровенно подражавшие его манере игры. И даже самая известная женщина-саксофонистка Кэнди Далфер не раз любила повторять в своих интервью, что ее кумир - Дэвид Сэнборн.
В 1997 году на фестивале в Монтре Сэнборн выступил в совместном проекте "Легенды" с Эриком Клэптоном, Маркусом Миллером, Джо Сэмплом и Стиви Гэддом. Он снова вернется к сотрудничеству с этими замечательными музыкантами, а также Стингом и вокалисткой Кассандрой Уилсон при работе над своим последним (20-м по счету!) диском "Inside", названным так потому, что большая часть записей была сделана у Сэнборна дома. (Кстати, альбом "Songs From The Night Before" был назван как книга, которую Сэнборн читал во время написания музыки).
"Музыка с моих последних альбомов насыщена моими чувствами. Ее цвет, форму, направление - все это мы решали вдвоем с клавишником моей группы Рикки Питерсоном во время посиделок у меня дома". На альбоме "Inside" Дэвид, как он сам считает, вернулся к своим музыкальным корням - ритм-энд-блюзу - кроме которого в музыкальном арсенале Сэнборна огромное количество музыкальных стилей: джаз, блюз, бибоп, фанк, поп и фьюжн. Саксофон давно перестал быть для него жизненно важным средством терапии, превратившись в жизненно важное средство выражения чувств и смысл всей жизни:

Дэвид Сэнборн- Я думаю, что краеугольный камень всего, что я сделал - мои эмоции. Хорошая музыка, не зависимо от стиля, доходит до людей кратчайшим путем - от сердца к сердцу. Я абсолютно завишу от людей, с которыми играю. Я считаю очень важным для себя работать именно с яркими людьми: СИЛЬНЫМИ личностями и СИЛЬНЫМИ музыкантами. Мне не интересны люди, которые лишь банально исполняют отведенные им на сцене роли. Я хочу, чтобы мои музыканты за время концерта выкладывались полностью. Ведь музыка - это всегда результат игры конкретного человека, а не наоборот. То есть это музыкант должны исполнять музыку, а не музыка трясти музыканта.

Как вы думаете, в чем секрет успеха вашего последнего альбома "Inside"? Ведь он принес Вам очередную награду "Грэмми"...

- Я и не знал, что в этом есть какой-то секрет! Даже не знаю, можно ли назвать это успехом... Вы понимаете, я даже не знаю, за что мне дали "Грэмми"? Я этого не понимаю! А вопрос стоит, как правило, именно так: почему дали, а не кому дали. По моему, не может быть людей "лучших" или "худших". Особенно в музыке. Нет лучшего гитариста, нет лучшего тромбониста... Музыка создана для того, чтобы раскрывать душу каждого музыканта. Это не соревнование! А вещи вроде "Грэмми" уничтожают сам смысл музыки. Музыка - это язык, который волнует, трогает людей. И все это на очень личном уровне. Да, есть музыка, которая трогает большее количество людей. Но это вовсе не значит, что она - лучшая! Когда я делаю свои записи, то стараюсь наиболее правдиво отразить свое душевное состояние в данный момент. Обычно я пишу музыку в моем доме, именно потому, что хочу придать ей интимный характер. В этом мой подход. Я хочу, чтобы все шло изнутри.

Уже в который раз ваш альбом отмечен "Грэмми" - премией, о который многие музыканты могут только мечтать. Неужели при этом известии вы не испытали хоть чуточку радости?

- Даже не знаю. Трудно сказать... "Грэмми" - очень политизированная премия. Это такая штука, которая даже выше бизнеса и политики. Это вопрос влияния в индустрии развлечений. Лишь иногда "Грэмми" дают за музыку... Понимаете, все крупные звукозаписывающие компании, так или иначе, связаны с какими-то политиками. Все люди, сражающиеся за эту премию - они как члены какого-то особого клана. И сотрудники звукозаписывающих компаний, несомненно, входят в этот клан. Если ты выпускаешь диск на крупной студии, как "Warner Brothers", то все ее работники начинают продвигать твою запись на рынке. Это может очень сильно поднять уровень продаж записи, сделать ее популярной. И она - как минимум - будет номинирована на "Грэмми". Не думаю, что эти номинации являются отражением высокого качества музыки.
Испытал ли я радость от "Грэмми"? Да, это, конечно, очень приятно, когда твои записи активно продаются и даже приносят доход. Признание приносит огромное удовольствие. Приятно осознавать, что люди, по крайней мере, в курсе того, что ты делаешь. Но, искренне говоря, для меня гораздо важнее "Грэмми", что скажет о моей музыке человек, которого я уважаю...

Материал подготовлен при поддержке оргкомитета международного джазового фестиваля "Kaunas Jazz 2000"

Анастасия КостюковичАнастасия Костюкович
"Джаз-квадрат", Минск
Фото Витаутаса Суславичуса

На первую страницу номера