ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 33
Томск: джаз, этника, опять джаз...
Когда заканчивается очередной джазовый сезон и мысленно перебираешь его "прочитанные" страницы, то почему-то с неизменной грустью думается: когда еще состоятся новые встречи с джазом на нашей томской земле, да и состоятся ли?
Но приходит золотая, по-сибирски не очень приветливая осень - и вновь неуемная энергия нашего Асхата Сайфуллина ищет выхода, и вновь находятся спонсоры, и вновь томский народ до отказа заполняет зал театра драмы...
В этот раз Асхат со своими друзьями-спонсорами и добровольными помощниками поднял грандиозный проект, который имел сквозное название "Памяти друга" и был посвящен памяти безвременно ушедшего директора театра Моисея Мироновича Мучника ("МММ", как называли его близкие), легенды томской музыкальной и театральной культуры. Моисей Миронович был большим оптимистом по жизни и другом томского джаза, все значительные джазовые события последних лет в Томске проходили именно на сцене нашего драматического, при непосредственном участии его директора.
Проект был разбит на четыре части - четыре вечера. И каждый вечер был уникален не только участниками, но и атмосферой, которая царила и на сцене, и в зале. Состоялся своеобразный фестиваль, включающий пласты мировой культуры разных жанров и разных народов. 
Открыли праздник три "имени", наши знаменитые современники, представляющие три вида искусства - поэзию, драму и музыку. 
Иосиф Бродский. Михаил Козаков. Игорь Бутман. 
Фамилия Бродского дважды вписана в историю русской культуры. Один ее владелец, Исаак, со счастливо сложившейся судьбой официального довоенного живописца, обласканный советской властью, ныне обречен, и, за редким исключением, пылится в глубоких запасниках отечественных музеев и упоминается только в специальных справочниках. Обладая несомненным талантом большого художника, он писал превосходные пейзажи в стиле Брейгеля, но растратил свой талант на прославление власть имущих того непростого периода российской истории, включавшего гонение на джазовую музыку и ее исполнителей.
Другой Бродский, Иосиф, - замечательный поэт, но изгой, вытиснутый с родных берегов все той же властью, физически умерший вдали от них, но вернувшийся на Родину в своем творчестве...
На томскую землю Михаил Козаков привез известный спектакль "Концерт для голоса и саксофона". Публика пришла разная: кто-то - послушать стихи Бродского, кто-то - увидеть "живого" Михал Михалыча, а кто-то - насладиться игрой Игоря Бутмана. Но были те, кто пришел послушать... певца Большого Театра Михаила Казакова (да-да, были и такие!).
...Медленно осветился провал сцены, и вот выходят "одинаковые двое", которые будут весь вечер держать публику в напряжении. Очевиден режиссерский талант Михаила Козакова: при минимуме изобразительных средств воссоздается ярчайшее полотно творчества Бродского. Превосходное чтение стихов, пластичность, ритм, мгновенный переход в образ, строго рассчитанные жестикуляция и мизансцены, мощная энергетика артиста, - все это завораживало и объединяло публику. Мягко вплетались в ткань спектакля "нити" тенора или сопрано Игоря Бутмана: музыка то сочеталась со стихами, то была продолжением их... Слились воедино джазовые по ритму и духу стихи гениального Иосифа Бродского, драматическая импровизация великого артиста Михаила Козакова и джазовая импровизацией выдающегося музыканта Игоря Бутмана. По режиссуре в отдельные моменты аплодисменты чаще доставались Игорю: Михаил Михайлович после прочтения произведения удалялся в кулисы, а Бутман продолжал священнодействовать на сцене... Но в этом - тоже великая магическая сила спектакля: артисты, словно уходя в тень, адресовали овации зрителей тому, кого уже нет среди нас, кому спектакль и был посвящен...
На другой день - 17 октября - сцену театра драмы "оккупировали" музыканты с западной окраины евроазиатского материка, темпераментные испанцы. "Розы Испании" - так назывался второй памятный вечер. Всем известно, что испанская музыкальная культура - одна из древнейших в Европе, привлекавшая многих великих композиторов и музыкантов, в том числе и русских, начиная с Михаила Глинки. Не обошли ее вниманием и джазовые музыканты. Достаточно назвать имена великого Майлса и Чика Кориа.
Классическую испанскую гитару и ее возможности продемонстрировал профессор Барселонской консерватории Серхио Висенте, обладатель крупной и основательной фигуры. Его сольная программа включала произведения испанских классиков (Де Фалья, Гранадас) и популярную народную музыку. 
Затем вышел небольшого роста, плотный, но очень подвижный фламенкиец Джоржи Альбаррана, и зал наполнился ритмами фламенко. 
Оба гитариста, объединившись, сыграли несколько пьес, в том числе и кусочек из знаменитого "Concierto De Aranjuez" Родриго, преподнеся его как подарок находившимся в зале.
Наконец к ним присоединился и третий испанец Педро Бурсака со своей слегка хрипловатой скрипкой, что добавило определенный шарм в звучание трио. Все, чем обладает испанская музыка с ее эмоциональностью, страстностью, необыкновенным ритмическим богатством, продемонстрировали наши гости без всякой "электроники и кибернетики", живым звуком шестиструнных гитар и скрипкой. Игра гостей, которые посетили Томск во второй раз, вызвала неподдельный восторг и темпераментный прием не хуже испанского! Свист и возгласы "браво" звучали после каждой исполненной вещи.
Не удержался и наш Асхат: подхватив бас-гитару, отработал три последних пьесы вместе с испанскими музыкантами. Квартетом сыграли так, что в заключение концерта слушатели дважды заставили сыграть буйную танцевальную мелодию. И никто не задумывался, что надо бы и пожалеть пальцы музыкантов!...
Третий вечер мемориального проекта был отдан во власть еврейской музыки и носил название "Лехаим". На сцене теперь уже известный далеко за пределами России ансамбль еврейской музыки "Мазл Тов" из Екатеринбурга. Музыканты, тоже не раз бывавшие в Томске, с удовольствием приняли приглашение принять участие в "вечерах памяти". Ансамблем руководит темпераментная Марина Лебенсон, выступающая в трех ипостасях - как композитор, как аранжировщик и как пианистка. В состав входит и наш старый знакомый кларнетист и саксофонист Игорь Паращук, обладатель солидного джазового опыта, теперь с успехом передающий на своих инструментах все прелести национальной еврейской музыки. Полюбился слушателям и молодой скрипач ансамбля Аркадий Клейн с его бьющей через край энергией.
...Вечно гонимый библейский народ за свою многовековую историю создал музыкальную культуру со своеобразными напевами и ритмами. Во многих мелодиях чувствуется смех сквозь слезы, неувядающий оптимизм и юмор. Кстати, многие мелодии, которые звучали в этот вечер, были знакомы и тем, кто находился в зале. Взять хотя бы песни, напетые миловидными сестрами Берри и когда-то переписываемые с магнитофона на магнитофон, а незадолго до кончины Союза выпущенные на LP. А знаменитую "Bei Mir Bist Du Schon" Секунды кто только ни пел, включая незабвенную Эллу и довоенный оркестр нашего Якова Скоморовского. Да и что греха таить: многие джазовые знаменитости имеют "ветхозаветные" корни. 
Несмотря на некоторое мелодическое и ритмическое однообразие нескольких пьес, все же выступление ансамбля в целом сопровождалось оглушительными залпами аплодисментов и заключительной овацией, не позволившей музыкантам просто уйти со сцены, не сыграв "на бис". По достоинству оценив мастерство музыкантов, слушатели расходились в надежде на новую встречу с этим уникальным коллективом.
И вот последний вечер - 19 октября - "Осенний джаз". Всю сцену занял оркестр ТГУ-62, о котором я уже писал ранее в своих заметках на страницах "Полного джаза" и который готовится встретить в будущем году свое сорокалетие. Мало найдется таких долгоживущих оркестров. Однако энергия и подвижничество его бессменного художественного руководителя Аркадия Ратнера не позволили постоянно омолаживающемуся коллективу кануть в вечность. Приехавший за четыре дня до концерта лауреат Государственной премии, народный артист России Георгий Гаранян позанимался с оркестром, и плоды совместных усилий мэтра и музыкантов услышали и оценили любители джаза, переполнившие зал театра.
Оркестр был усилен приехавшими гостями: трубачом Геннадием Калининым (Москва), альт-саксофонистом Игорем Паращуком (Екатеринбург), тенористом Владимиром Панфиловым (Кемерово).
Саунд оркестра на порядок вырос. Все вещи звучали мощно, на едином дыхании, почти с настоящим, насколько это возможно в глухой Сибири, свингом. Особенно хорош был унисон группы саксофонов. 
Свое выступление оркестр начал с давнего хита Каунта Бэйси "Lil' Darlin'" (Нил Хэфти), где Геннадий Калинин продемонстрировал блестящее соло. Затем мягко зазвучал "C Jam Blues" с энергичным тенором Владимира Панфилова.
В сопровождении оркестра заслуженный артист России скрипач Виктор Королев отыграл одну из своих любимых вещей - "Любовь в Давосе" и вывел на сцену молоденькую джазовую певицу Полину Свиридову. К сожалению, природа отняла у нее зрение, но, к счастью, оставила прекрасный голос и обаяние. Ранее Полина с успехом пела в детском джазовом вокальном ансамбле "Синкопа", а теперь занимается с ТГУ-62. Для выступления она взяла популярную пьесу Шейверса "Undecided" и вместе с оркестром добросовестно отработала ее в стиле Эллы Фицджералд записи 1939 года.
Проникновенно прозвучал "Маленький цветок" Сиднея Беше с прекрасным соло кларнета и тромбона.
Сменивший Аркадия Ратнера за дирижерским пультом Георгий Гаранян вместе с оркестром исполнил несколько известных вещей, в том числе "Фламинго" и "Колыбельную страны птиц" и высказал мысль, что оркестр ТГУ-62 обладает потенцией стать известным далеко за пределами наших краев. Что ж, это радует. 
После перерыва на сцене образовалась великолепная шестерка известных музыкантов под общим названием "Горячий сибирский джаз": Геннадий Калинин (труба), Георгий Гаранян (альт-саксофон), Владимир Панфилов (саксофон-тенор), новосибирец Алексей Подымкин (рояль), Асхат Сайфуллин (акустический бас), иркутянин Сергей Кушилкин (барабаны). И, действительно, на сцене и в зале было очень горячо. В основном властвовал настоящий хард-боп времен Арта Блэйки и Клиффорда Брауна. "Straight, No Chaser", "In A Sentimental Mood", "Утро карнавала", "Мамбо" прозвучали свежо и нетрадиционно. Поскольку команда состояла из звезд, то каждый продемонстрировал и подтвердил свою звездность. Гаранян поразил меня своим безудержным напором и фонтаном звуков - в этом он не уступал более молодым виртуозам, коллегам по совместному музицированию - Геннадию Калинину и Владимиру Панфилову. Асхат при всей своей организационной "замотанности" вновь продемонстрировал прекрасные соло и упругий ритм. В окружении звезд маловато досталось сольной игры "сибирскому Биллу Эвансу" Алексею Подымкину, но публика и его приняла тепло и достойно. 
В заключение концерта Георгий произнес сакраментальную фразу: "какая песня без баяна, какой же джаз без "Каравана!" - и музыканты поставили красивую точку, исполнив эту "песнь песней" с превосходным соло Сергея Кушилкина. 
Музыка, прозвучавшая в этот заключительный вечер, очаровывала и взволновала даже тех, кто не имеет опыта повседневного общения с джазом. 
После концерта со сцены прозвучали слова благодарности вдовы Моисея Мучника в адрес организаторов проекта, артистов и музыкантов, а также спонсоров этого необыкновенного мемориального проекта. Все было организовано при содействии фонда "ARS NOVA", СТА-Мобил Телеком, независимой телекомпании ТВ-2. Генеральным спонсором выступила нефтяная компания "ЮКОС", относительно недавно пришедшая на томскую землю, но уже поддержавшая не один региональный социально-культурный проект.
Высказывались пожелания и намерения сделать такой фестиваль ежегодным, но будущее предвидеть трудно, а предсказывать - бесполезно. 

Валерий РыбаковВалерий Рыбаков,
Томск

На первую страницу номера