502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 37

Рецензии

* * * * * - шедевр
* * * * - отличная работа
* * * - хорошая работа
* * - хорошо, но скучно
* - не стоит затраченного времени.


Booster
-
"Loop In Release"

Blue Note France, 2001

58:53

* * * *

Во Франции вокруг парижского радио Nova и местного отделения джазового лейбла Blue Note выросло целое поколение музыкантов, специализирующихся на смежных с джазом ультрасовременных жанрах - от эйсид-джаза до современного креативного ритм-н-блюза. Часть этих музыкантов делает сугубо коммерческую музыку и поэтому имеет коммерческий успех (как небезызвестный проект St.Germain), часть идет дальше, не особенно заботясь о коммерции, но извлекая из новомодных направлений наиболее творческие элементы и сплавляя их в некую новую сущность. К числу этих последних принадлежит уроженец парижского предместья Сен-Жермен Оливье Армбюстер по прозвищу Бустер, которому всего 25, и это - его дебютный альбом. Дебют, надо признать, впечатляет. Клавишник, композитор, компьютерщик и Бог знает кто еще, Бустер собрал воедино множество разных элементов - рэп, фанк, соул, эйсид, ритм-н-блюз - густо замешал это все на современном джазовом языке (куда ближе к нынешнему креативному джазу, чем к коммерческому contemporary) и записал. Запись заслуживает отдельного разговора: хотя бас, допустим, в большинстве треков сэмплированный (кстати, весьма интересно слушать, какие своеобразные ритмические паттерны Бустер выстраивает из нарочито "наструганных" звуков сэмплированного контрабаса), но барабаны в основном - живые (аргентинец Минино Гарай) и при этом прихотливо-фанковые, вплоть до использования некоторых ритмических фигур танцевального брейк-бита и трип-хопа. Многослойные клавишные аранжировки по нешаблонности тембров и тонкости темброво-тональной организации заслуживают много добрых слов, как и недлинные, но качественные соло живых импровизаторов - флейтиста Мажик Малика, саксофониста Жюльена Лоро. Шесть инструментальных тем записаны в студии в режиме реального времени, поверх предустановленных партий сэмплеров (которые Бустер подготовил дома), то есть практически живьем. Более сложна была студийная работа в четырех остальных пьесах, где есть вокальные партии (лондонская вокалистка Малия, парижско-нью-йоркский рэпер Динамакс и парижанин Хуан Розофф), которые стилистически отстоят от собственно джаза гораздо дальше, уходя в области рэпа и ритм-н-блюза. В общем, работа получилась весьма серьезная и интересная - заявка на творческую жизнеспособность смежного с джазом жанра, пока что не очень баловавшего высокими достижениями.


Разные исполнители
-
"Джордж Гершвин, "Порги и Бесс". Сравнительные интерпретации."

Росмэн-Аудио/РОФФ Текнолоджис, 2001

68:45

* * *

Идея крайне интересная, много раз осуществлявшаяся в радиоэфире, но трудноосуществимая в грамзаписи: собрать разные интерпретации одних и тех же тем (в данном случае - Джорджа Гершвина из "народной" оперы "Порги и Бесс", 1935). Причем интерпретации из разных музыкальных миров: не будем забывать, что композитор Гершвин, вопреки стереотипам массового сознания, никакого джаза никогда не писал - он, в данном случае, написал оперу, серьезное музыкальное произведение, на народном (в данном случае, афроамериканском, как он его понимал) материале. Из всей оперы выбраны четыре самых популярных отрывка - колыбельная Клары (всем известная как "Summertime"), песня Порги ("I Got Plenty O'Nuttin'"), дуэт Порги и Бесс, их же сцена "I Loves You Porgy" и песенка Спортин-Лайфа. Первой интерпретацией всегда идет "классическая", близкая по изложению к оригинальной партитуре Гершвина (если не вообще оригинал, как песня Порги и дуэт "Bess, You Is My Woman Now" из первой грамзаписи оперы 1936 г. с великим белым оперным певцом Лоренсом Тиббеттом в роли Порги и в сопровождении оркестра того самого Александера Смолленса, что дирижировал на бостонской премьере 1935 г.). Затем - интерпретация вокальная, но уже из джазового мира (два трека из спродюсированной Норманом Грэнцем альбомной версии Луи Армстронга - Эллы Фицджералд 1957 г., здесь почему-то датированной следующим годом, и по одному - Махелии Джексон, Билли Холидей и дуэта Рэй Чарлз - Клео Лэйн). И, наконец, инструментальные джазовые версии, причем действительно великие - включая Modern Jazz Quartet и отрывок из одного из величайших джазовых альбомов минувшего века, "Porgy And Bess" трубача Майлса Дэвиса и оркестра Гила Эванса, 1958.
На этом достоинства альбома заканчиваются: в таком виде он хорош только для знатоков, профессионалов, способных свободно разобраться в этих версиях. Я не буду затрагивать вопрос авторских прав: все использованные версии имеют правообладателей, ни одной ссылки на которых я нигде на альбоме не обнаружил. Но подобной подборке обязательно должен был бы быть придан солидный текстовый аппарат, хотя бы в виде буклета, объясняющего, что здесь к чему, что за артисты исполняют эти версии, почему они делают это именно так - что обязательно для целевой аудитории этого альбома, которая знатоков-специалистов отнюдь не включает: ведь они прекрасно знают, и знают целиком, все исторические джазовые версии оперы - и Армстронга/Фицджералд, и Дэвиса/Эванса, и т.д. Однако буклета здесь нет, есть двухсторонний квадратный вкладыш, в котором творчески пересказано несколько фраз из книги Дэвида Юэна (одной из немногих книг о Гершвине, издававшихся на русском языке). Маловато будет.


Nusrat Fateh Ali Khan and Party
-
"Body and Soul"

Real World, 2001

67:56

* * * * *

Пакистанец Нусрат Фатэ Али Хан, величайшая звезда из числа каввали, исполнителей культовой музыки суфизма (мистического направления в исламе), вероятно, принадлежал к числу наиболее записываемых артистов в мире. Начиная с 1973 г., под именем устада (мастера) Нусрат Фатэ (а также его дуэта с собственным дядей Мубарак Али Ханом) вышли сотни альбомов, в основном кассетных, публиковавшихся на бесчисленных пакистанских и индийских лейблах. Однако записанное, но пока не изданное наследие ушедшего из жизни четыре года назад исполина суфийской музыки все еще велико, о чем свидетельствует этот альбом, только что выпущенный лейблом Питера Гэбриела, в свое время открывшим искусство Али Хана западному миру. По счастью, в этой записи нет синтезаторов и бас-гитар, накладывавшихся на иные работы устада Нусрат Фатэ для вящего успеха у западных любителей world music. Это каввали в чистом виде - традиционный ансамбль, состоящий из инструментов, свойственных как пакистанской, так и североиндийской музыке, хор, состоящий из бесчисленных племянников, братьев, кузинов и шуринов Али Хана, и среди всего этого - его голос, равному которому в мире нет. Весь альбом - это четыре чрезвычайно протяженных гипнотических песнопения с метафоричными названиями.
Каввали - искусство, уходящее корнями в XII век, когда великий суфийский святой Моинуддин Чишти , дойдя с проповедями до Индии, обнаружил, что его новая паства особенно хорошо воспринимает проповедь в виде пения, изложенного на привычном для нее языке североиндийской классической музыки. Страстность суфийских певцов многие западные слушатели принимают за реальную физическую страсть, хотя эмоции суфизма сугубо духовны, и используемые в текстах любовные метафоры повествуют исключительно о любви к Господу. В этом смысле Али Хан несравненен: заключенная в его летящем голосе страсть настолько чиста и одухотворена, что заключающийся в ней духовный призыв смутно трогает даже европейского слушателя. Надо отметить, что полуанонимные вторые голоса, уступая мастеру по части высокого полета, вполне гармонируют с ним по части эмоциональной напряженности, а совсем уж анонимные инструменталисты, ни в коем случае не вылезая вперед (каввали - не рага, здесь главное не инструменты, а голоса), создают изысканно разнообразную базу для певцов. Получающийся результат далеко выходит за рамки собственно суфийской духовной практики, становясь благодаря высочайшему искусству своих создателей лучшей иллюстрацией для понятия "общечеловеческие ценности".

Константин ВолковКонстантин Волков

 

На первую страницу номера