ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 41
"Джаз четырех культур" на польской земле
Лодзь, улица ПиотрковскаЛодзь - русское название города: по-польски оно звучит как "Вуджь". Это большой промышленный город (второй по населению в Польше - свыше 830 тыс.чел.) в 130 км. к юго-западу от Варшавы, существующий с 1423 г., но превратившийся из захолустного городишки в большой город только к середине XIX века, когда русские капиталисты застроили его заводами и фабриками. Население Лодзи, сформировавшее ее уникальную культуру, к концу позапрошлого века состояло из четырех главных этнических элементов - поляков, евреев, русских и немцев. Собственно, "Джаз четырех культур" (Festival jazzowy czterech kultur) и призван был вновь призвать эти культуры к диалогу - хотя этнический состав Лодзи необратимо сменился. Русское население выехало (кто на Восток, кто на Запад) после провозглашения независимости от России в 1918 г., еврейское - в массе своей погибло в годы гитлеровской оккупации (а когда-то лодзинская еврейская община была крупнейшей в Польше), немцы в основном ушли с отступающими частями вермахта в 1945-м. И вот, десятилетия спустя, организовавшее фестиваль варшавское агентство "Фокус" собрало на одной сцене джазовых музыкантов из Германии, России, Израиля и Польши - ко всеобщему удовольствию, так как международный общепонятный джазовый язык позволил музыкантам моментально установить творческий контакт.
OxenВсе участники сначала играли по сольному концерту в одном из городских клубов (которых, замечу, в Лодзи великое множество). В первый вечер концерт был один: в клубе Lodz Kaliska (название одного из лодзинских вокзалов, к которому клуб, впрочем, не имеет отношения) играла польская группа Oxen. Не зная польского, трудно предположить, что именно означает это имя на языке Мицкевича, зато по-английски и по-немецки это "Быки". Группу возглавляет альт-саксофонист Гжегож Пиотровски; как и два других "коренных" члена Oxen, тенорист Лукаш Поправски и гитарист Дариуш Крупа, он уже успел засветиться на польской джазовой сцене - правда, в составе другой группы, Alchemik. 
Oxen играют очень интенсивную музыку на грани джаз-рока, трип-хопа и того, что обобщенно называют electronica. Для них характерна сложнейшая полиритмия (при сочетании, скажем, размеров на 6 и на 8) и обильное использование самых современных звуковых эффектов (причем как у гитариста, визжащего и завывающего не хуже какого-нибудь представителя heavy metal, хотя музыкально, конечно, намного глубже - так и у альт-саксофониста, приезжающего на концерт со звуковым процессором ростом с бабушкин комод). Одно только "но" - динамика варьируется крайне незначительно: от просто "громко" до "страшно громко". Для джазовой публики тяжеловато, хотя молодежь (в аудитории ее была примерно половина) явно принимала эту канонаду как должное.
Modern String QuartetВторой вечер начался концертом состава из Германии - Modern String Quartet, прошедшим в "артистической пивной" Przedowalnia. Это была единственная из точек фестиваля, расположенная несколько в стороне от центральной улицы - Пиотрковской: все остальные располагались вдоль этого гибрида Арбата (размер в ширину и общий колорит) и Невского проспекта (степень важности для города).
Modern String QuartetModern String Quartet - состав для джаза, мягко говоря, необычный: это классический струнный квартет (виолончель, альт и две скрипки), исполняющий собственные аранжировки джазовых стандартов от "Summertime" до Хэрби Хэнкока и Майлса Дэвиса, а также собственные авторские пьесы, довольно заковыристые (например, написанная виолончелистом "Uncle Funk"). Хотя значительная часть материала явно аранжирована и расписана до нотки (включая экстрамузыкальные моменты вроде эффектного синхронного вставания или, наоборот, усаживания музыкантов), все четверо - скрипачи Йорг Видмозер и Винфрид Цреннер, альтист Андреас Хёрихт и виолончелист Йост Хеккер - могут импровизировать, что и проделывают в довольно протяженных и зачастую очень эффектных соло. С музыкальной точки зрения лучшие соло принадлежали скрипачам, особенно Видмозеру, но яростное, почти хард-роковое по энергетик соло виолончелиста Хеккера тоже имело своеобразную прелесть.
Для этого фестиваля они приготовили полностью джазовую по материалу программу, хотя своей задачей, начиная с года основания коллектива (а это 1983!), считают "наведение мостов между классической и современной музыкой", в рамках чего, например, записывают и играют на концертах Бетховена и Баха (например, последнего они записывали в 1994 на своем самом известном альбоме, где они играют "Искусство фуги"). Все четверо по-немецки скуповаты на эмоции, хотя их серьезность кажущаяся - то и дело после какого-нибудь содержательного соло идет какой-нибудь вполне добродушно-юмористический кусок, во время которого они сдержанно улыбаются. Публика принимала их отлично - ансамбль и в самом деле необычный, хваткий и интересный.
Юваль Коэн и Амос ХоффманВ тот же вечер, несколькими часами позднее, в единственном в Лодзи собственно джазовом клубе Jazzga играл ансамбль из Израиля - квартет Юваля Коэна. 
Все участники фестиваля добирались до Лодзи не без приключений, однако израильтяне превзошли всех. Оба солиста, сопрано-саксофонист Юваль Коэн и гитарист Амос Хофман, прилетели вовремя, но без своего багажа, застрявшего где-то в Цюрихе. Что до контрабасиста Йорая Орона и барабанщика Шая Зельмана, то они и из Иерусалима не могли вылететь - их рейс откладывался то на два часа, то на три, то сразу на двенадцать. Наконец, только утром в день концерта все собрались в Лодзи, да и чемоданы нашлись.
Yuval Cohen QuartetИзраильский квартет оказался единственным, кто представил на фестивале крепкий, стопроцентно традиционный straight-ahead джаз. Да и неудивительно: сам Коэн учился в бостонском колледже Беркли и несколько лет работал в Нью-Йорке, как и Хофман, получивший образование в Манхэттенской школе музыки. Кстати, у Юваля Коэна есть брат Авишаи Коэн, живущий в Америке. Но это не знаменитый басист Чика Кориа: это его полный тезка, тоже джазовый музыкант. Зато с тем Авишаи, который у Кориа, играл гитарист Амос Хоффман, даже записавшийся на двух первых сольных альбомах Коэна-басиста.
Сейчас все четверо живут в Израиле, что в их музыке, впрочем, отразилось только в том смысле, что помимо десятка крепко сыгранных стандартов они представили еще две пьесы, построенные на мелодиях популярных израильских песен. У фестивальной аудитории снискала особенную любовь тема, ивритское название которой переводится на русский как "Земля молока и меда": благодаря инструкциям Юваля, польские слушатели уже к третьему прохождению темы выучили, где там нужно делать характерные два хлопка, и под бодрый фанковый ритм с удовольствием принимали участие в исполнении.
Андрей Разин и Татьяна КомоваПервый концерт третьего дня фестиваля проходил в клубе Siodemki ("Семерки" - назван по своему адресу: Пиотрковска, 77) и представлял российских участников. Пианист Андрей Разин и его проект "Второе приближение" показали программу, которая в целом уже хорошо знакома российской фестивальной аудитории, но которую европейская публика еще только открывает (это уже третья европейская поездка "Приближения" за последние месяцы). Московские гости ехали в Лодзь тоже не без приключений. По какой-то необъяснимой аберрации устроители фестиваля встречали их в Варшаве не на том вокзале, на который они должны были приехать: в Варшаве их несколько, и три из них - на одной и той же линии, причем московские поезда останавливаются последовательно на всех трех. К тому же их поездка совпала с сильными холодами, которых хлипкие европейские вагоны польского состава не выдерживали, так что в Лодзь вокалистка "Второго приближения" Татьяна Комова приехала с сильной простудой и все оставшееся время до выступления усиленно с ней боролась. 
Татьяна Комова и Игорь ИванушкинВ результате все получилось очень удачно: по-российски нетрезвый звукорежиссер клуба был поборот, из Варшавы благодаря спонсорскому участию фирмы Yamaha привезен белый рояль, и москвичи показались во всем блеске, захватив польскую аудиторию необычностью своей программы. Безусловно, то, что делает проект Разина - совсем не straight-ahead jazz, и слава Богу, поскольку этот straight-ahead слишком часто оказывается скучной и формальной музыкой, особенно в исполнении тех, кто не вырос внутри ее традиции, то есть неамериканцев. Исключения редки, и очень хорошо, что "Второе приближение" идет по другому пути, сочетая композиторский подход и незаурядный пианизм Разина, изысканный и нешаблонный вокал Комовой (с диапазоном влияний от цыганского пения, много лет бывшего ее профессией, до европейских джазовых экспериментаторов) и моторный, вполне джазовый по языку бас Игоря Иванушкина.
джемЗаключительный концерт фестиваля проходил в самом крупном в Лодзи ночном клубе West Side, оформление и структура внутреннего пространства которого заставляют с уверенностью предположить, что это, вообще-то, большая дискотека. Каждый из составов фестиваля играл в этот вечер по два ударных номера (которые хитрецы из Oxen умудрились превратить в четыре, сыграв по две пьесы нон-стопом), после чего состоялся неизбежный джем-сешн с неизбежными блюзами Чарли Паркера. 
джем (Юваль Коэн и Андрей Разин)Как обычно, в джеме было (судя по выражению лиц музыкантов)интересно участвовать, но - после первой темы - довольно скучно слушать. Как всегда. Бывают, конечно, случаи, когда участники джема пытаются создать что-то креативное, нешаблонное. Но нет, здесь этого не было: тон задали стандартизированные манхэттенско-берклийским индустриально-музыкальным обучением израильтяне, а остальные (включая хорошо показавших себя в джеме поляков - умеют и стандарты играть, помимо своей атомной смури!) крепко и мастеровито их поддержали. Всем очень понравилось, хотя организаторы, не зная, что, собственно, такое джем-сешн, думали, что это что-то типа гала-концерта, когда все сыграют по паре своих песенок и разойдутся.
Как любой впервые проводящийся фестиваль, "Джаз четырех культур" прошел не без организационных загвоздок, но получился весьма удачным - в том плане, что совершенно не похож на большинство других фестивалей. Удачно, что организаторам удалось привлечь крупные спонсорские силы (включая LOT - польские авиалинии - и Польскую Почту), и пусть этот фестиваль станет традиционным: в конце концов, и в Польше, и в Германии, и в Израиле с Россией найдется еще немало разноплановых и разностилевых коллективов, которые там можно было бы показать.

Кирилл МошковКирилл Мошков,
редактор "Полного джаза"

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service