ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница
Выпуск # 3 (147) - 23 января 2002 г.
Оглавление выпуска:
Слово 
к читателям
Кирилл МошковУвы нам и ах, а может - и ура, но миновало то время, когда в "Слове к читателю" редактор мог неосторожно обронить несколько слов - ну, скажем, на тему "бывает ли джаз скучным" - и пошла писать губерния: начиналась дискуссия между всеми, кто мог на тот момент взять в руки (ноги, зубы) ручку или дотянуться до клавиатуры, причем к третьей-четвертой серии дискуссии первоначальный посыл полностью забывался, и участники начинали увлеченно и аргументированно (кто-то более, кто-то и менее) громить друг друга по всем вопросам джазового бытия и даже небытия. Как это было? О, это целый эпос... достаточно посмотреть ##40, 41, 42, 43, 44, 46 за 1999 год и ужаснуться (или возрадоваться, кому как ближе) тому, сколько слов можно написать в ответ и по поводу первоначальных сорока строк, содержавших невинное признание редактора "Полного джаза" в том, что существует много скучного джаза, при прослушивании которого живьем ему, редактору, временами так сладко засыпается на концертах.
Однако вот что замечено по ходу пьесы (учитывая то, что со времени той дискуссии прошло не много, не мало, а почти два с половиной года): то ли скучного джаза стало меньше, то ли редактор стал лучше высыпаться вне концертов (и поэтому его на концертах реже клонит в сон), то ли, напротив, не то и не другое, а просто появилось какое-то подсознательное умение выбирать такие концерты, вероятность заснуть на каковых значительно ниже, чем вероятность не заснуть. В любом случае - это приятная тенденция. Хотя скучный джаз, увы, все еще бывает.

Редактор

Как это было
в Москве
Кармен Ланди16-20 января в "Ле Клубе" пять вечеров пела вокалистка Кармен Ланди, когда-то работавшая с Рэем Барретто в Нью-Йорке, а с 1991 г. базирующаяся в Лос-Анджелесе. Как и многих других гостей "Ле Клуба", ее сопровождал квартет возглавляющего эту площадку саксофониста Игоря Бутмана - он сам, пианист Антон Баронин, контрабасист Виталий Соломонов и барабанщик Эдуард Зизак.
Начать следует с того, что, живя в России (и особенно в Москве), довольно несложно получить хорошее представление о джазовом инструментальном мастерстве (особенно по духовым инструментам и фортепиано). А вот о вокале - вряд ли. Как-то так исторически сложилось, что джазовых вокалистов у нас практически нет. То есть они есть, но они либо не джазовые, либо не вокалисты. Либо и то, и другое вместе. Исключения страшно редки и почему-то либо прозябают в относительной безвестности, либо все никак не перескочат планку между "подаванием надежд" и собственно пением, либо (что в джазе критически важно) не знают английского языка и поют по текстам, записанным русскими буквами ("ду нафиг тилъю хир фромми!"). В сухом остатке - три-четыре более или менее общеизвестных человека, которыми и исчерпывается понятие "джазовый вокал в России".
Кармен Ланди и квартет Игоря БутманаПоэтому каждое появление на нашей сцене "настоящего" джазового певца - событие. Поэтому джазовые певцы, и особенно - певицы, и особенно - темнокожие, долго еще будут главной статьей джазового импорта в Россию. В Россию, особенно в провинцию, можно приглашать любого джазового музыканта - есть шанс, что на него пойдут: предложение все еще отстает от спроса на целое поколение. Но если это певица, да еще, извините за политическую некорректность, не белая - вам обеспечен полный зал, банкет заполночь, присутствие городского начальства и крайнее довольство спонсоров.
В Москве, конечно, все несколько сложнее. Московская публика капризна. Но даже в пятый вечер Кармен Ланди в "Ле Клубе" зал был полон, и певицу принимали крайне тепло.
Кармен Ланди, Антон БаронинПри этом не сказать, чтобы она проявляла какие-то супер-качества. Нет, данные у нее достаточно скромные, но она абсолютно профессионально владеет всем традиционным арсеналом джазового вокала, точно и в меру применяет все приемы, которых публика ждет от джазовой певицы (особенно, гм, не белой), при этом изящна во фразировке, достаточно артистична и почти во всем знает меру, а главное - точно рассчитывает свои силы. Порадовало также, что у нее масса аранжировок (как стандартов, так и авторских пьес) специально под нее, каковые аранжировки она раздала ансамблю. Благодаря тому, что ваш корреспондент слушал пятый концерт в серии из пяти, все было отлично отрепетировано, ансамбль звучал с певицей так, будто они работают вместе года три, и вся музыкальная картина в целом была удивительно сбалансированной и цельной. Всегда бы так!

Гай Баркер22 января в "Ле Клубе" начал серию из пяти концертов британский трубач Гай Баркер. Мы уже рассказывали о его биографии. Внешне м-р Баркер произвел очень "британское" впечатление - очень спокойный, суховатый, даже чуть замкнутый, но все это - только до начала игры. 
Гай БаркерНа сцену он вышел в сопровождении все того же квартета Игоря Бутмана (Антон Баронин - фортепиано, Виталий Соломонов - контрабас, Эдуард Зизак - барабаны, Игорь Бутман - тенор-саксофон), но в первой композиции играл дуэтом - и не с роялем, не с саксофоном, а с контрабасом. Игнорируя микрофон, направив раструб своей трубы (модной, эдакой цельнометаллической, как у Уинтона Марсалиса) прямо в зал, он испустил серию таких виртуозных блюзовых пасажей, украшенных такими яркими блюзовыми украшениями и "примочками", что зал одобрительно засвистел. Основательно пройдясь по блюзу в дуэте с Соломоновым, он перешел к Монку, сыграв вместе со всей группой "Well You Needn't" в бешеном темпе. 
Гай Баркер и портрет Уинтона МарсалисаЧто ж, все дальнейшее (включая небезынтересные авторские номера Баркера) было только развитием (хотя и весьма успешным) того, что было изложено в этих первых двух номерах. Баркер абсолютно традиционен, следуя за не зря помянутым здесь Уинтоном Марсалисом - причем это не упрек, а похвала. Он играет стопроцентно "мэйнстримово", но нельзя сказать, чтобы абсолютно предсказуемо - у него все время есть в запасе какой-нибудь нешаблонный прием, который вылетает из его трубы неожиданно, смачно и практически всегда к месту (как в первом блюзе, где, допустим, он мог посреди тихой, но страстной каденции неожиданно оглушительно полукрикнуть-полукрякнуть мундштуком, заставив ползала подскочить от неожиданности). При этом у него прекрасная техника, включая отличное владение циркулярным дыханием, позволяющее ему играть длиннющие, на полквадрата фразы, не прерываясь на вдох (только и видно, как работают, раздуваясь, щеки, из которых он выпускает в мундштук воздух, пока быстро вдыхает носом). Видно, что, несмотря на общую сдержанность, ему очень нравится то, что он играет, и это удовольствие заражает весь ансамбль, заставляя играть с полной отдачей и на вершине изобретательности. Надо сказать, для вашего корреспондента британский джаз, с которым раньше московской публике доводилось знакомиться либо в соул-фьюжновой, либо в авангардной его ипостаси, после этого концерта открылся новой стороной.
Москва - это вам
еще не все
Аркадий Шилклопер и Лев СлепнерНигерийская народная мудрость гласит: "Кто совершит небывалое, увидит невиданное."
17 января в премьере "Джазового сезона" на сцене Государственной Академической капеллы Санкт-Петербурга выступило Wood Trio из Москвы, в составе которого были Аркадий Шилклопер - один из лучших валторнистов мира, флюгельгорнист, редчайший импровизатор на альпийском роге, Лев Слепнер, исполнитель на африканском ударном инструменте маримба, и контрабасист Игорь Иванушкин.
Не столько ведущим концерта, сколько проводником их музыки (относящейся к так называемому "новому джазу") был Владимир Борисович Фейертаг.
Скрещивая джаз с всплывающей из потаенных уголков генетической памяти музыкой разных времен и народов, Аркадий Шилклопер по зову валторны - своей "госпожи" - преступивший границу обычного, поведал публике о пробуждении, о поэзии красок и звуков, о море грусти, с его приливами и отливами, о радости, брызжущей из бродяги:
Монологом исполнил песнь-плач "Колокол моих печалей" Игорь Иванушкин, перевоплощая контрабас то в индийский ситар, то в гавайскую гитару, то в гусли. Словно жонглер, балансируя на полифонии остинатных и риффовых фигур, подкидывал вверх причудливые звуки Лев Слепнер соло в "Rhythm song".
Играя тембрами инструментов, обертонами звуков, вибрациями и интонациями, о многом увиденном могло бы ещё рассказать "Wood Trio", но пришло время прощаться, чего категорически не желали делать петербуржцы, потому наиболее сообразительные из них поспешили приобрести компакт-диск музыкантов, чтобы уже ни за что не расставаться!

Елена Насонова, 
С.-Петербург

Джазология
Как мы помним, теоретическая рубрика в "Полном джазе" возникла по инициативе (и при непосредственном решающем участии) Леонида Переверзева - одного из первых отечественных знатоков джаза, начавшего его исследование и популяризацию еще в начале 60-х. Сегодняшний выпуск "Джазологии" открывается его письмом:

На днях я получил e-mail от Георгия Искендера (не только играющего джаз, но и размышляющего о нем на страницах "Полного джаза" и минского "Джаз-Квадрата"). Он прислал мне статью Гдалия Левина, некогда советского, а ныне израильского джазмена и гражданина. В сопроводительном письме Георгия говорилось:
"Мы познакомились с Левиным в Воронеже, где жили некоторое время, вместе с Юрой Верменичем открывали джаз-клуб и были его первыми и активными членами, играли в одном составе.
Я уже четыре раза был у своего друга в Израиле (Гдалий вместе с Мишей Куллем и Пашей Барским в настоящее, довольно тревожное для Израиля время с юношеским пылом пытаются создать там джазовую федерацию). Во время моего первого пребывания там Гдалий дал прочитать мне эту статью. Я принял ее к сведению и вспомнил о ней только недавно, встретив в бумажном варианте журнала "Джаз-Квадрат" давнишнюю статью Ефима Барбана о свинге. На заре 60-х, когда мы только начинали играть и слушать лекции о джазе, эта статья очень заинтересовала нас, мы получили определенные ориентиры. Время показало, что в определении понятия "джаз" и исследовании явления "свинг" музыкальная наука продвинулись недалеко.
Мне кажется, что дискуссия о явлении "свинг" должна доминировать над всем публикуемым в "jazz.ru". Пусть это будут безаппеляционные, некомпетентные, порой смешные, а, может быть, и оригинальные суждения, но они будут о СВИНГЕ, ради чего мы и связаны с джазом вот уж какой десяток лет:
Леонид Борисович, я взял на себя смелость извлечь на свет Божий труд Гдалия и заставил прислать его мне. Мне кажется, да и в науке это принято, что любой труд (если это не откровенное шарлатанство) заслуживает определенного внимания. Прочтите, пожалуйста."
Я прочел и очень хочу, чтобы прочли все, кто заглядывает в раздел "Джазология". 
После более чем полувековых дебатов о том, что, собственно, делает джаз джазом и отличает его от всех иных музык - горячее звучание, бит, блюзовые ноты или свинг? - последний элемент и доныне остается самым загадочным.
Во всяком случае, до сих пор у нас не имеется сколько-нибудь внятного его определения и четкого описания, не говоря уже об удовлетворительном объяснении.
Страшно жаль, что весьма оригинальная попытка теоретически осмыслить феномен свинга целых двадцать лет была недоступна джазовому сообществу. Зато очень радостно, что когда теперь с нею знакомишься, получаешь мощный стимул по новому и с заметно большим пониманием взглянуть на ряд высказываний о свинге, сделанных как до, так и после написания работы, публикуемой сегодня нашим журналом.
От каких-либо комментариев я сейчас воздержусь, ибо предвкушаю большую дискуссию и очень хочу принять в ней посильное участие. 
Добавлю лишь пару слов в защиту самого подхода и метода, избранных автором статьи и могущих, пожалуй, несколько смутить поначалу кое-кого из читателей. 
Гдалий Левин отнюдь не стремится свести секрет свинга к чисто математическим отношениям, тем более - исчерпать содержание проблемы с помощью одних лишь формально-логических построений и выводов. Безусловно чувствуя свинг и деятельно переживая его в своем субъективном опыте, он старается отыскать и, как мне кажется, удачно находит интересные концептуальные средства, которые позволяют нам думать и говорить о свинге с заметно большей строгостью и интеллектуальной ответственностью, чем прежде.

Леонид ПереверзевЛеонид Переверзев

 

Сопровождаемые этим напутствием, приступаем к знакомству со статьей Гдалия Левина...>>>>

Санитар Леса
В этой рубрике ее постоянный автор - председатель Московской ассоциации джазовых журналистов Дмитрий Ухов, ныне - музыкальный обозреватель "Еженедельного журнала", время от времени критически разбирает те или иные малоудачные выступления неджазовой прессы на джазовую тематику. Тем обиднее, когда высказываться приходится на сугубо джазовую тему, да еще такую редкую! В одном из крупнейших городов России выпущена книга по истории джаза! Выстраиваемся в очереди в книжные магазины? Сначала познакомимся с отзывом нашего Санитара Леса...>>>>
А в это время
за бугром...
Пегги ЛиПевица Пегги Ли, одна из наиболее популярных поп-джазовых вокалисток прошлого века, скончалась поздно вечером 21 января на 82-м году жизни. Она умерла в своем доме в Бел-Эйре (близ Лос-Анджелеса) от сердечного приступа. По словам врачей, всю жизнь она страдала от проблем, связанных с диабетом, а в 1998 г. перенесла инсульт.
Настоящее имя Пегги Ли - Норма Делорис Энгстром. Она родилась 26 мая 1920 г. в Джеймстауне, Северная Дакота. В четырехлетнем возрасте она потеряла мать, а ее отец бросил детей, и она стала приемным ребенком в семье, где практиковались физические наказания (в начале 80-х, готовя автобиографические песни для своего единственного бродвейского шоу "Пег", она написала об этом периоде свой жизни песню "Побои раз в день"). С ранних лет она вынуждена была работать - сперва разносила молоко, а в подростковом возрасте начала петь и быстро обнаружила, что может неплохо этим зарабатывать. Когда она выступала на радио в городе Фарго, программный директор станции сказал ей, что ей стоит взять звучный псевдоним, и предложил "Пегги Ли", что и стало ее сценическим именем на следующие шесть десятилетий. Из Фарго она перебралась в Миннеаполис, оттуда - в Сент-Луис, дважды пыталась найти работу в Голливуде, но до 1941 г. ее известность не переступала границ городов, где она жила. Все изменилось, когда она выступала в составе вокальной группы в Чикаго. Одно из ее выступлений услышал кларнетист и бэндлидер Бенни Гудмен, который предложил ей войти в состав его легендарного оркестра: оттуда как раз уходила вокалистка Хелен Форрест. Уже первые записи Ли с Гудменом, "I Got It Bad (And That Ain't Good)" и "Winter Weather", пользовались значительной популярностью. Песня Why Don't You Do Right?", записанная с оркестром Гудмена в 1943-м, имела большой коммерческий успех, но в том же году Пегги Ли вышла замуж за гудменовского гитариста Дейва Барбаура и на год с небольшим перестала заниматься музыкой вообще. 
Фрэнк Синатра и Пегги ЛиВернувшись к работе, она не вернулась в оркестр Гудмена, а подписала сольный контракт с Capitol, совершив значительный дрейф от джаза к поп-музыке (больше двадцати ее песен входили в хит-парады тех лет, а "Manana (Is Soon Enough For Me)" стала самой популярной песней 1948 г. Впрочем, в ее поп-работах всегда ощущались ее джазовые корни, а когда в 1952 г. Пегги на пять лет перешла в стан Decca, она стала вновь записывать и чисто джазовые работы (достаточно упомянуть альбом с музыкой из фильма "Pete Kelly's Blues", который включает песни в исполнении двух певиц - Пегги Ли и Эллы Фицджералд). Вернувшись в 1957 г. на Capitol, она еще усилила стилистическое разнообразие своих работ: альбом 1957 г. "The Man I Love" был записан с биг-бэндом под управлением... Фрэнка Синатры (!), концертная запись 1959 "Beauty And The Beat" - с квартетом пианиста Джорджа Ширинга, а альбом 1961 г. "If You Go" - с Куинси Джонсом в качестве аранжировщика и бэндлидера.
В те годы она много работала в Голливуде: помимо роли певицы-пьянчуги в "Блюзе Пита Келли" (1955, номинация на "Оскара"), она написала и спела ряд песен для классического диснеевского мультфильма "Леди и Бродяга". Ее голосом в мультфильме разговаривает собака Пег, чья вызывающая походка была скопирована диснеевскими мультипликаторами с чувственных сценических движений самой Пегги.
Приход эры рок-музыки неожиданно встретил в лице Пегги Ли горячее сочувствие новым стилям и идеям, что отразилось в ее записях 1960-х: она стала меньше записывать джазовых пьес и больше - песен модных Берта Бакараха, Рэнди Ньюмена и даже популярного авторского дуэта Гоффин-Кинг. Только в 1972 г. она выпустила полностью джазовый альбом, автобиографически называвшийся "Norma Deloris Engstrom From Jamestown, Dakota". Последовал еще ряд ориентированных на поп-джаз записей, выходивших на разных лейблах, после чего в 1983 г. 62-летняя Пегги Ли в течение одного сезона показала на Бродвее автобиографический мюзикл, где в течение всего шоу находилась на сцене одна, и на несколько лет полностью оставила музыку. Только на рубеже 80-90х она сделала еще несколько записей, последней из которых был альбом 1992 г. "Moments Like This" (Chesky Records). Затем она ушла на покой, а лишивший ее речи инсульт 1998 г. перечеркнул все надежды на ее возможное возвращение на сцену.
Физические немощи сопровождали ее всю жизнь - помимо ряда тяжелых заболеваний, она в 1976 г. перенесла тяжелое падение, едва не стоившее ей жизни. Не клеилась и ее личная жизнь: все четыре ее брака закончились разводом.
Пегги Ли считалась одним из самых последовательных (и удачливых!) борцов с произволом киностудий и лейблов грамзаписи по отношению к артистам. Ее иск к диснеевской студии, которая недоплатила ей два с лишним миллиона отчислений с продаж видеокассеты с "Леди и Бродягой", стал классическим прецедентом для множества дел того же рода. Больше того, даже незадолго до смерти она участвовала в процессе трехсот музыкантов против корпорации Vivendi Universal, по которому буквально на прошлой неделе было принято предварительное решение о выплате артистам почти пяти миллионов долларов, утаенных лейблами корпорации.
Пегги Ли считалась одной из самых значительных певиц в джазе XX века, несмотря на многолетнюю работу в поп-музыке (в конце концов, Элла Фицджералд тоже записывала много поп-номеров и даже пела песни "Битлз"). Легендарный джазовый критик Леонард Фэзер ставил ее в один ряд с Эллой Фицджералд, Билли Холидей и Бесси Смит (причем в этом ряду она была единственной белой), и определял ее талант следующим образом: "Если тебя не заводит, когда поет Пегги Ли - значит, ты мертвый, чувак".

Jon FaddisНью-йоркский Карнеги-холл распускает свой джазовый оркестр. Об этом 16 января объявил на пресс-конференции в Нью-Йорке новый исполнительный и художественный директор Карнеги-Холла Роберт Харт. Заявлено, что деньги, которые будут сэкономлены после увольнения всех 16 членов оркестра (с 1993 г. им руководил трубач Джон Фаддис), пойдут на улучшение джазовых программ Карнеги-Холла. "Это вопрос более целесообразного расходования средств", заявил Харт. "Оплачивая собственный оркестр, мы ограничиваем возможность разнообразить свои концертные программы, откликаясь на изменяющиеся вкусы аудитории путем представления на нашей сцене более широкого состава артистов". При этом он клянется, что денежный вопрос не был главным в принятии такого решения. Хотя и он, видимо, немаловажен: концерты оркестра Фаддиса стабильно собирали 1800 - 2000 человек, тогда как в Карнеги-Холле 2800 мест, и для покрытия всех расходов на проведение любого концерта необходимо продавать как минимум 2300 - 2500 билетов. В настоящее время, сообщил Харт, почти каждый концерт в Карнеги-Холле убыточен. По его словам, джаз по-прежнему будет время от времени звучать на самой престижной сцене Нью-Йорка, но уже не в исполнении оркестра Фаддиса. Так, в июне в зале пройдут запланированные концерты фестиваля JVC, а в сентябре - фестиваля Verizon.
Новые альбомы
В продаже 
с 22 января (США)
  • Broderick, Cole: Seasons of Saratoga, Cole Broderick 1149 
  • Brown, Oscar Jr.: Tells It Like It Is/In a New Mood - переиздание, Collectables 7436 
  • Byrd, Charlie: Plays Jobim - переиздание, Concord Jazz 2135 
  • Colligan, George: Wish, Steeplechase 31507
  • Copeland, Marc: Double Play, Steeplechase 31509 
  • Daly, Claire: Movin' On, Koch International 51008 
  • Davern, Kenny: Live at the Floating Jazz Festival, Chiaroscuro 369 
  • Dolphy, Eric: 1928-1964 - переиздание, Collectables 7154 
  • Firman, Birt: Swing High, Swing Low, ASV/Living Era 5407 
  • Frigo, Johnny: Collected Works, Luv N' Haight 10036 
  • Harris, Eddie: Cool Sax, Warm Heart/Cool Sax from Hollywood to Broadway - переиздание, Collectables 7418 
  • Helfer, Erwin: I'm Not Hungry But I Like to Eat, 5001 
  • Hicks, John: Music in the Key of Clark, High Note 7083 
  • Ibarra, Susie: Songbird Suite, Tzadik 7702 
  • Jacintha: Lush Life, Groove Note 1011 
  • Jones, Mike [Jazz Piano]: Stretches Out, Chiaroscuro 375 
  • Mabern, Harold: Lookin' on the Bright Side - переиздание, DIW 614 
  • Maria, Tania: Live at the Blue Note - переиздание, Concord Jazz 2114 
  • National Jazz Ensemble: National Jazz Ensemble, Chiaroscuro 140 
  • Newman, David "Fathead": Davey Blue, High Note 7086 
  • Oatts, Dick: South Paw, Steeplechase 31511 
  • ODay, Anita: And Her Tears Flowed Like Wine [2002 Version], ASV/Living Era 5369 
  • Passport: Cross-Collateral - переиздание, Wounded Bird 107 
  • Passport: Sky Blue - переиздание, Wounded Bird 9177 
  • Shipp, Matthew: NuBop, Thirsty Ear 57114 
  • Shirley, Don: Don Shirley Point of View - переиздание, Collectables 6195 
  • Stewart, Bob: Love Songs, VWC 4111 
  • Various Artists: Colors of Latin Jazz: Shades of Jobim, Concord Jazz 5306 
  • Various Artists: Sofistifunk, Vol. 2, Irma 5033 
  • Various Artists: Acid Jazz Classics, Vol. 4, Irma 5043/77 
  • Various Artists: Kings of the Clarinet, Intersound 1158 
  • Various Artists: Kings of the Trumpet, Intersound 1159 
  • Wein, George: George Wein's Newport All-Stars - переиздание, Collectables 6194 
  • Whitfield, Weslia: Best Thing for You Would Be Me, High Note 7091

Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

© "Полный джаз", 1998-2002
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на перевод материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако просит во всех случаях сохранять авторство и ссылаться на источник. Мы были бы также очень признательны за сообщение о перепечатке.

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Леонид Переверзев,
Дмитрий Ухов,
Елена Насонова,
Гдалий Левин,
Кирилл Мошков

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация
AMG,
Reuters.

Фото:
Павел Корбут,
Кирилл Мошков,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

    
     Rambler's Top100 Service