ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 9-10
2002
Джаз в Новосибирске: эволюция в ожидании революции
Джаз со времен Джона Колтрейна не знает ни революций, ни даже эволюции. Джазовая традиция становится артефактом, замороженной музыкой, как десятилетия назад замороженным стало традиционное изобразительное искусство. Музыканты и сами работают "на понижение", разглашая служебную истину о том, что иллюзия о непомерной свободе джазовой музыки разбивается с ростом профессионализма исполнителя. Новосибирская джазовая публика как-то незаметно совместилась с любителями академического искусства, требующими от концертов высокой степени узнаваемости музыкальных пьес, точного следования великим канонам. Экспериментальные образования вроде проекта Сергея Беличенко "Снежные дети" отныне не приветствуются. Можно предположить, что новосибирские джазовые кадры и публика слишком хорошо образованы, чтобы по-прежнему сладостно обманываться синкопой.
Во-первых, дело в несомненном размывании брэнда "джаз в Сибири". Музыканты отказываются от авторских программ, предпочитая исполнять джазовые стандарты, не требующие общности команды и долгих репетиций. Таким несложным способом лидеры джаз-ансамблей берегут время каждого музыканта своего комбо, которое он может потратить на "халтуру", заработок. Оплата филармонических концертов не позволяет "от души" вкладываться в представляемый публике материал. Публика на это реагирует молниеносно - если в филармонии организуют концерты по тому же принципу спонтанного джем-сейшна, что и в питейных заведениях города, то уж лучше отбросить ложную скромность и присвистывать любимой команде в New York Times с пивом в руках и подругой на коленях.
Во-вторых, сама публика с недавних пор боится откровений в искусстве. В трудные времена на первое место предсказуемо выходят шумные, понятные шоу. В джазе такими развлечениями ежедневно зазывают посетителей в каждом пабе города. 
В-третьих, новосибирских музыкантов, как ни странно, подводит хваленая школа. Усталые звезды новосибирского джаза 80-х и 90-х, Владимир Толкачев, Владимир Тимофеев, Вячеслав Какалин или Олег Петриков, создают молодых музыкантов по своему теперешнему образу и подобию - профессионалов с блестящей техникой и безукоризненным музыкальным вкусом, но без устремлений на будущее. Может, это и справедливо - джазовая молодежь из музыкального колледжа еще на младших курсах начинает бороться за жизнь, а не за искусство, находя себе клубный ангажемент, мечтая со временем пробиться в любую московскую поп-группу. Как правило, к окончанию музыкального заведения такие джазисты уже проходят все ступени своей возможной карьеры и возвращаются в родной город. Но эта джазовая молодежь никогда не сможет составить конкуренцию своим воспитателям, когда они "в ударе". Джазовые педагоги становятся "последними романтиками", готовыми бесплатно собраться для проработки творческой программы, уже не способной что-либо добавить к их и без того завидному послужному списку.
Но на самом деле небольшой горстке истых поклонников импровизационной музыки вполне достаточно пятерки преданных героев джаза. Продвинутой публике просто нужно меньше джаза, но лучшего качества. К счастью, таким новосибирским музыкантам, как Роман Столяр, Алексей Подымкин, Олег Петриков и Владимир Тимофеев пока по силам удержать великую музыку на плаву в трудные для нее времена.

Лабухи потчуют джазом

Джаз - аполитичная и демократичная музыка, на джазовых концертах приветствуется горячая реакция (главное - вовремя) публики и не запрещается выпивать. Поэтому принято считать, что воссоединение джазовых музыкантов с публикой в барах и пабах - процесс естественный и не безобразный.
Стоит ли удивляться, что в последние 5-7 лет лучшие джазовые кадры ежевечерне заняты в ночных клубах и питейных заведениях города, где исполняют скорее легкую джазовую или эстрадную музыку. К сожалению, им уже некогда заниматься творческими программами, а главное, музыкантов все меньше тяготит работа на "жующую" публику. Так Новосибирск может превратиться в некую метрополию, каких много в мире, где активно и профессионально играют усредненную музыку в джазовом ключе. 
Все началось с того, что кое-кто из филармонических музыкантов освоил площадку клуба "888" - первой частной и некабацкой музыкальной организации города под директорством Алексея Казаринова. Традиция проводить в "888" джазовые четверги появилась где-то в 1993 году. С тех пор несколько чопорная и недостаточно гибкая в формировании джазового репертуара филармония стала терять по несколько джазовых профессионалов, до последнего времени представлявших творческую музыку на филармонической площадке, в год.
В начале 90-х в Новосибирске один за другим открывались кафе и клубы, хорошим европейским тоном в которых было содержать собственный бэнд хорошо образованных музыкантов, исполняющих авторские или близкие к ним программы. Такие известные музыканты и народные любимцы как Владимир Кирпичев (барабаны), Владимир Лещинский (бас-гитара), Денис Никитин (ф-но), а позднее и лучшие в городе солисты - Алексей Подымкин и Евгений Серебренников (ф-но), Дмитрий Аверченков (контрабас) и другие все активнее стали осваивать законы клубной музыки, переходя из одного питейного заведения в другое.
К концу 90-х стало ясно, каким должен быть успешный (это значит, популярный и высокооплачиваемый) клубный ансамбль. С 1997 года, после создания самого "продаваемого" ВИА Green Dolphins, большинство новосибирских команд строятся по схеме "Дельфинчиков": крепкая звуковая "прослойка" (Алексей Кравчук (сакс) - Денис Никитин, потом - Евгений Серебренников (ф-но)), популярный фронт-мэн (Владимир Кирпичев и тот же Кравчук) и обязательный вокалист-исполнитель знакомых (как в караоке - рок 60-х, песни Леонида Утесова и прочее) песен (Владимир Балакирев). По этой схеме до последнего времени работали Funky Children с вокалисткой Викторией Чековой (сейчас Вика перешла в филармонический проект Week end Алексея Пыстина), Daisy Chain с Ириной Мирзоян или Red Beach с целой группой солистов. 
Основных околоджазово-блюзовых клубов в городе не так уж много - это клубы "501", New York Times, Diesel, Pub ShemRock, OldIrishPub и еще несколько. В эти клубы каждый день приходит "своя" публика - поклонники выступающих по определенным дням недели артистов. Но основные места здесь все же занимают богатые люди, которые опосредованно оплачивают труд музыкантов - делают хорошие заказы. Джазовый функционер с 35-летним стажем Александр Мездриков вспоминает, что во времена существования кафе "Джаз-форум" завсегдатаями этого клуба, кроме продвинутых джаз-фанов, были настоящие бандиты, которым исполняемый джаз был "до лампочки" - приходилось даже нанимать милиционеров, чтобы в какой-то степени оберегать музыкантов от посягательства блатной части публики. 
Сейчас играть в клубе практически безопасно и очень выгодно (около 500 руб. за вечер). Клубы в меньшей степени держатся за определенных музыкантов, скорее наоборот - музыканты давно уже поделили сферы влияния, большинство питейных заведений города. Впрочем, постоянно появляются новые клубы, фирменный стиль которых неотделим от живого джаза (пусть и облегченного) - например, недавно открылся перспективный в музыкальном плане клуб "Однажды в Америке". 
Местной организованной джазово-клубной жизни не хватает лишь профсоюза, которому было бы по силам регламентировать отношения музыканты - работодатель, помогать джазменам в организации гастролей, вкладывать деньги в профессиональное образование (в том числе и за рубежом) своих членов. Впрочем, сейчас вряд ли кто-нибудь из клубных музыкантов готов платить членские взносы со своих заработков - так, как это делают музыканты во всем мире. Например, на родине джаза - в Америке, вечером в клубах, чтобы оплатить работу музыкантов, повышают цену на выпивку. Причем, владелец клуба вносит в налоговую декларацию, что такого-то числа он заплатил такому-то музыканту такую-то сумму. И если указанный музыкант в свою очередь не укажет нужной суммы в своей налоговой декларации, его серьезно оштрафуют и даже лишат права выступать в клубах впредь. Западный музыкант вправе требовать достойной (согласно своему статусу) оплаты труда, но обязан работать честно и хорошо, не злоупотреблять алкоголем, быть покладистым с боссом. Каждый из них ждет своего шанса поиграть со звездой или получить квоту на обучение в высшем музыкальном колледже. Мало-помалу конкуренция начинает подстегивает и новосибирских музыкантов. 
Впрочем, многие сибирские музыканты, достаточно высоко котирующиеся за рубежом, не готовы бороться за шанс хорошего образования или фестивальной презентации. Например, двое новосибирских музыканта могли поступить в главный джазовый колледж мира - Беркли, но ни трубач Андрей Лобанов, ни пианист Алексей Подымкин (последний даже получил квоту на обучение в $7000 из $12000 годовых) так и не уехали покорять Америку. Конечно, все упирается в финансы - на поездку в Штаты, на содержание семьи. Некогда вопросом поддержки джазменов занималось джазовое объединение (позднее - джазовый центр). Объединение, например, оказало помощь в поездке Натальи Соболевой на фестиваль вокалистов в город Калиш (Польша), около года платило Роману Столяру стипендию... Александр Мездриков уверен, что, в случае успешной организации профессионального джаз-клуба в Новосибирске и создания при нем фонда помощи нуждающимся музыкантам, программы финансовой поддержки удастся возродить. 
Впрочем, более молодое (и популярное в клубах) поколение музыкантов считают положение звезды отдельного новосибирского клуба самодостаточным и не пытаются добиться большего в данное время в этой стране. Например, неуверенный в финансовых гарантиях саксофонист Алексей Кравчук не рискнул принять предложение Жени Гимера поучаствовать в джазовом фестивале в Таллинне. Зря, конечно.
Возможно, именно из-за попустительства некоторых новосибирских музыкантов и публики клубный джаз становится обычной easy listening музыкой. 
Большинство музыкантов больше не пытается играть лучше, осваивать новые пространства музыки или создавать авторские программы. Сегодня снова модно стало быть лабухом, способным ядрено исполнить знакомую мелодию, завести зал. Творческие убытки меркнут перед фактом достойного денежного вознаграждения. С другой стороны, попытки Сергея Беличенко и других менеджеров донести творческий джаз в популярные клубы, к воде (фестиваль "Неоком-джаз-2001") или, скажем, на турбазу ("Живая вода-2000") пока приводит к финансовым потерям. 
Нет никакого сомнения в том, что джаз уже никогда больше не покинет клубы. Хотя бы уже потому, что основные позиции в клубных коллективах заняли видные джазовые музыканты, да и само слово "джаз" за прошедшие годы стало частью современного стиля. Бизнесмены от "общепита" джаз (хотя бы "сувенирный") уже не упустят. А те, кто голоден, волей-неволей услышат музыку. 

Немного о музыкантах: кто делает музыку в Сибири

Алексей Подымкин
Алексей ПодымкинАлексей Подымкин, славящийся своей разнообразной фортепианной техникой, прервал круг сибирских пианистов-традиционалистов, среди которых такие знаковые фигуры, как Игорь Дмитриев или Евгений Серебренников. И как участник ритм-группы (в последнее время чаще с Дмитрием Аверченковым и Сергеем Кушилкиным), и как солист Подымкин одинаково вольготно себя чувствует в модерн-джазовых комбо, ансамблях традиционного толка и в биг-бэнде. 
Неофициально признанный лучшим новосибирским пианистом, Алексей добавил себе паблисити долгими проводами в Беркли-колледж (США) - музыкант грозился уехать больше года. Знаковыми этапами этого пути были удачно пройденное прослушивание в Финляндии у джазовых профессоров и заработки денег для поездки в США на Севере. Впрочем, Подымкин остался в Новосибирске - играть в клубах и в филармонии, писать пьесы. Сам автор считает свою музыку портретной, образной - для него это не просто красивые сочетания звуков, а "живые" картинки. Он и играет так, с удивлением - как будто разглядывает заполняемый звуками холст. 
Востребованный музыкант Подымкин участвовал в концертах и записях с Игорем Бутманом, Валерием Пономаревым, Владимиром Чекасиным, Аркадием Шилклопером, Джо Локком, Тони Кэмпбеллом, Эссиетом "Окун" Эссиетом, Тимом Армакостом и другими. Выступал в Германии, Финляндии, России.

Евгений Серебренников
Можно сказать, именно Евгений Серебренников положил начало филармонической джазовой традиции в Новосибирске. Именно его трио (с Олегом Петриковым и Сергеем Скомороховым) в 1989 году (кстати, вскоре после создания) первым из джазовых комбо отыграло авторский концерт в Малом зале филармонии. И не случайно это был именно концерт Серебренникова, самого академичного джазового музыканта города. Евгений Ильич - классицист, ему самому нравится джаз с развитым гармоническим языком. "Академичность - разве это плохо?" - задается вопросом педагог музыкального колледжа Серебренников. И сам себе отвечает: "Хорошо!" Горячая музыка ему не по характеру. Здесь дело не в грузе образования, просто человек такой. 
Сегодня Серебренников - основная движущая сила популярного клубного ансамбля City Jazz Quartet. С этим квартетом Евгений представляет и коммерчески успешные филармонические программы. Основным альбомом в дискографии Серебренникова остается диск "Романтик джаз-квартета" под скромным названем Orthodox, записанный пять лет назад в содружестве с бас-гитаристом Олегом Петриковым. Долгое время дуэт Серебренников-Петриков считался образцовым исполнителем романтического фортепианного джаза и сложных фьюжн-конструкций. В 1998 году Евгений Серебренников переехал в Краснодар, став солистом биг-бэнда Георгия Гараняна, а в 2000 году вернулся в Новосибирск. Возможно, вскоре Серебренников вновь станет частью большого оркестра Георгия Гараняна.

Владимир Тимофеев
Владимир ТимофеевВладимир Тимофеев был и остается одним из самых активных музыкантов Новосибирска. В звуках его тенора надрыв выгодно чередуется с иронией - возможно, поэтому Тимофеев никогда не чурался ни авангарда, ни традиции. К сожалению, Владимир как-то не успел (а, может, не захотел) вписаться в клубную жизнь города, поэтому сейчас финансовое положение преподавателя музыкального колледжа во многом зависит от случайных "халтур". 
Тимофеев переиграл со всеми местными музыкантами и участвовал во многих джазовых начинаниях в Новосибирске, Томске, Барнауле, Красноярске, Новокузнецке, а также в Ленинграде, Риге, Москве, Фрунзе, Одессе, Владивостоке. Помимо лидерства в собственных комбо, с 1985 по 1995 - Тимофеев - солист новосибирского оркестра Владимира Толкачева, с 1985 - саксофонист ансамблей "Снежные дети", с 1991 - "Новое поколение" барабанщика Сергея Беличенко, а с конца 90-х - лидер лучшего новосибирского джазового комбо New Tone. Одинаково активен в свободном и традиционном джазе. У завсегдатаев новосибирской филармонии на слуху его недавние эксперименты с acid-jazz проектом Nuclear Losь. Впрочем, Тимофеев больше тяготеет к ладовому, модальному джазу, а так же к свободной импровизации. 

Владимир Толкачев
Он был первым, кто отважившимся играть на вступительных экзаменах в новосибирскую консерваторию только джазовые пьесы. А сейчас друг Владимира Чекасина и выдающийся русский саксофонист свободных форм музыки сам доцент кафедры духовых инструментов, руководитель собственного биг-бэнда, наставник молодых и просто саксофонный гуру.
Толкачев - лучший альт-саксофонист города и бэнд-лидер. Владимир Толкачев был одним из первых сибирских музыкантов джаза, о которых всерьез заговорили в столицах России и в Америке. В былые годы он прямо с дирижерской кафедры бросался в отчаянные импровизации на саксофоне и тут же делал несколько энергичных рояльных ходов. Сейчас он нервно покачивает дирижерской палочкой и лишь изредка просит у своих солистов инструмент, чтобы извлечь несколько звуков. 
Его большой репертуарный оркестр готовит по несколько новых программ за сезон. Без сомнения, самыми популярными за последние годы стали интерпретации известного мюзикла Леонарда Бернстайна "Вестсайдская история" с новыми аранжировками из Нью-Йорка (подаренными трубачом Валерием Пономаревым) и "История Гленна Миллера", подготовленная совместно с вокальным ансамблем Павла Шаромова. Оркестр Владимира Толкачева, один из немногих в России, продолжает, несмотря ни на что, свою политику "джазового миссионерства" и пользуется большой любовью публики. К сожалению, далее Урала этот ансамбль не выступает (последнее выступление в Москве было в октябре 1997 г.). Поэтому все программы записываются, в надежде, что когда-то эти записи станут достоянием более широкой российской публики.
Среди последних изданых записей маэстро - альбомы Владимир Чекасин/Оркестр Владимира Толкачева - "Кончерто" (Фальката-Галия, 1998) и Оркестр Владимира Толкачева - "Школьная тетрадь" (Ермателль, 1994). (В 2001 г. московский лейбл Landy Star выпустил еще один альбом бэнда - ред.

Джаз переиграл публику: о джазовых местах в столице Сибири

Формула Jazz at the Philharmonics, найденная для Америки 50-х Норманом Гранцем, пригодилась и России. Впрочем, в нашей стране она подверглась серьезной трансформации. 
На сегодняшний день в России существует лишь две государственные концертные организации, содержащие джазовые коллективы и целенаправленно развивающие "джазовый департамент". Одна из них - питерская джазовая филармония Давида Голощекина (единственная в мире государственная филармония джаза), другая - новосибирская филармония. 
В Новосибирском доме политпросвещения (филармония никак не может переехать в Дом Ленина) джаз зазвучал больше 10 лет назад, сцена филармонии приняла джазовую эстафету у таких площадок, как Дом ученых, кафе "Джаз-Вега", ДК Чкалова и других. 
Новосибирское джазовое объединение начало сотрудничать с филармонией в организации джазовых фестивалей в 1989 году. А позднее удалось поддерживать серию весьма популярных концертов "Джаз в филармонии".
Первые, лучшие годы филармонические концерты джаза скорее напоминали тесные клубные выступления, чем некие академические сейшны. И это при том, что в Новосибирске джаз играют одни "академики". Как правило, это преподаватели и студенты консерватории и музыкального училища города. Отсюда бы, казалось, должно рождаться и почтительное отношение спонсоров и министерства культуры. Но изыскивать деньги на джазовые концерты с каждым годом становится все труднее, традиционно вкладываются в джазовые мероприятия лишь финансовый дом "Готика", компания "Неоком", Наталья Дувалова и другие частные лица. Что касается министерства, в марте 2001 года руководитель джазового отдела новосибирской филармонии Сергей Беличенко получил циркуляр из Всесоюзного музыкального общества и Министерства культуры, обязывающие в 2002 году провести региональный фестиваль джазменов Сибири и Дальнего Востока. Не исключено, что Москва на долевых условиях поучаствует и в финансировании. Правда, пройдет этот праздник, скорее всего, не в Новосибирске. Просто здесь в нем никто не заинтересован - ни меценаты, ни публика.
Удивительно вообще, как малому залу (а позднее и большому) новосибирской филармонии в течение 10 лет удавалось удерживать титул джазового места города. Возможно, все дело в том, что джазовые менеджеры на первых порах добились выделения Малой сцены "под джаз" строго один раз в неделю - то это были джазовые среды, то - четверги. Так удалось "прикормить" серьезную, "взрослую" публику. Позднее такая клубная традиция перешла в "888" и МКЦ "Пионер", где джаз тоже звучал строго раз в неделю. Правда, по экономическим соображениям "джазовый сектор" в клубах вскоре сократили.
В рамках джазового фестиваля "Сорос-Интер-джаз" 1997 года именно в Малом зале филармонии прошли прения III джазового симпозиума. А годом позже в том же малом зале Новосибирской государственной филармонии впервые был начат лекционный абонемент "История мирового джаза". Лекторий, посвященный общемировой картине джаза как культурно-социологического феномена ХХ века, предполагал показ (на большом экране) богатого видеоархива Беличенко. На удивление устроителей, первая лекция собрала более 100 слушателей со всего города (такой аудитории у лектора, Сергея Беличенко, не было даже на спецкурсе в госуниверситете), в основном студентов гуманитарных вузов, самих музыкантов и фэнов. Лекторий проводился в течение года, но слушателей с каждым разом становилось все меньше и меньше, пока лекторий не был окончательно закрыт. 
В том же маленьком и не очень удобном зале играли многие приезжие музыканты и все без исключения новосибирские звезды того времени. Так случилось, что сейчас мало кто из них занят в филармонических программах. 
Один из немногих в Новосибирске носителей славных традиций мейнстрима пианист Игорь Дмитриев насовсем перебрался на Алтай. Шоумен и пианист Женя Гимер обосновался в Финляндии. Выдающийся вибрафонист Игорь Уваров из-за болезни надолго отошел от музыки вообще. Звездный дуэт тех лет (пианист Евгений Серебренников и басист-виртуоз Олег Петриков), исполнявший то романтические баллады, то бескомпромиссный джаз-рок, растворился. Покинул родину трубач Андрей Лобанов, теперь trumpet №1 живет в Нюрнберге (Германия). Этот список можно продолжать. 
И все же джазовое движение в Сибири так окрепло, что вскоре редкий джазовый концерт ограничивался рамками малой сцены. Большой зал филармонии (700 мест) стал для концертов импровизационной музыки нормой - раньше было обязательным проводить здесь лишь сборные фестивальные выступления. А филармонии по-прежнему удается содержать биг-бэнд Владимира Толкачева (некогда на балансе филармонии состоял и "Сибирский диксиленд" Бориса Балахнина).
В 2000 году Малый зал оккупировала джазовая молодежь - начиная с лучшего новосибирского пианиста Алексея Подымкина и его составов и заканчивая новичками, ансамблем Weekend Алексея Пыстина и даже "технарями" Nuclear LosЬ (последние отметились мощной эйсид-джаз-программой с Владимиром Тимофеевым и певицей Викторией Чековой). 
А потом будто что-то сломалось - джазовые фестивали стало посещать все меньшее количество зрителей (от вариантов малой сцены все равно воздерживались). Многие концерты провалились на стадии договоров - то звезды оказывались слишком капризными, то с меценатов не удавалось собрать даже вполне удобоваримую сумму в $500-1000, необходимую для организации джазовых гастролей. Публике надоели эксперименты в музыке и даже в менеджменте. Люди теперь вообще реже ищут искусство. К сожалению, зритель все настойчивее требует софт-рока, поп-классики или псевдоджаза. Пестуемая Беличенко аудитория знатоков филармонического (творческого, не жульнического) джаза сдает свои позиции. Теперь джазовой публикой считается та, которая не пропускает традиционные (год от года практически неизменные по выбору пьес и исполнению) гастроли Давида Голощекина или Георгия Гараняна, значительные, но неживые клоны знаменитых программ 40-х и 50-х бэнда Владимира Толкачева, да концерты жалких остатков "Сибирского диксиленда".
Сказалось и то, что все кредиты фонда Сороса и многих других финансовых учреждений уже исчерпаны, что у Беличенко нет штата молодых специалистов по фандрайзингу и маркетингу, что сибирские города слишком разобщены, чтобы организовывать для музыкантов выгодные сибирские туры...
Впрочем, попытки были. В 1999 году в Красноярской филармонии состоялась встреча директоров сибирских филармонических и концертных организаций. Поставленные в разные условия, при полном отсутствии бюджетного финансирования, а, следовательно, и невозможности приезда зарубежных и европейских гастролеров, директора решили создать некую Ассоциацию сибирских филармоний, которая бы кооперативно реализовывала все гастрольные туры, а также значительно активизировала бы взаимный обмен творческими коллективами. Директор джазовых программ Новосибирской филармонии Сергей Беличенко предложил свои проекты, результатом которого были всесибирские турне Георгия Гараняна (декабрь) и Давида Голощекина (январь). Принимающими городами стали Новосибирск, Новокузнецк, Томск, Тюмень, Омск и Красноярск. Весьма удачными можно считать нефилармонические, лично Беличенко организованные туры (насколько нам известно, все-таки не только лично Беличенко; не меньшую роль в их организации играли и другие города, которые, как правило, находили относительно бОльшие средства на организацию - ред.)таких американских звезд, как Бенни Голсон, Валерий Пономарев, Кристофер Бакас и других - в Новосибирскую филармонию, новокузнецкие и томские клубы. Впрочем, филармония деньги на это по-прежнему не дает, больше того - джаз официально не является филармоническим жанром. 
Джаз ушел из концертных залов в питейные заведения, а значит, стал адаптированной музыкой, некоторые еще говорят - "вернулся к истокам", и теперь синкопированная музыка воссоздает славные времена американского подполья и бутлеггерства. Одни уверяют, что творческий джаз спасет профессиональная команда новых менеджеров, другие - что гарантированный выход из кризиса обеспечит создание джаз-клуба. Третьи все еще верят в государственную поддержку вроде той, что сейчас власти оказывают академическим жанрам. Но мне кажется, что настоящая, затратная (и по эмоциональным и по финансовым вложениям) музыка все же останется делом горстки смелых музыкантов. Скорее всего, в ближайшие годы это будут по-прежнему Роман Столяр, Владимир Тимофеев, Алексей Подымкин, Олег Петриков и другие. Пока остальные будут готовить коктейли из любимых джазовых блюд, они продолжат создавать новые, фирменные музыкальные "кушания". 

Мы попросили прокомментировать эти размышления ведущих новосибирских джазовых промоутеров.

Сергей Беличенко, начальник отдела джаза новосибирской государственной филармонии, барабанщик и менеджер с 40-летним стажем:
Сергей БеличенкоВ Новосибирске еще осталось некое ядро музыкантов, которые мечтают заниматься именно творческим джазом. К сожалению, единственной площадкой для этого остается филармония, где суммы гонораров измеряются сотнями рублей (единицами сотен) за трудоемкий концерт на человека. Проекты более выгодных для музыкантов "островков джаза" - например, клуб "Черная кошка", некогда возрождавшееся кафе "Джаз-форум" или бар "Плазма 5*5" просуществовали лишь несколько недель. Дело в том, что постоянная публика этих заведений не заинтересована в джазе, а истинные поклонники джаза зачастую не могут себе позволить посещать рестораны, чтобы услышать любимого музыканта.
Для таких музыкантов, как Роман Столяр, Алексей Подымкин, Олег Петриков или Владимир Толкачев необходима государственная поддержка - наподобие королевской стипендии, которую выплачивают лучшим джазовым кадрам в Дании. В Америке, кстати, джазовых музыкантов поддерживает профсоюз. Впрочем, в России что-либо подобное созреет нескоро. Все эти годы талантливым музыкантам придется играть легкую музыку в питейных заведениях или в военных оркестрах. 
Вопреки мнению некоторой категории зрителей, провальные в финансовом отношении творческие концерты (а это означает невыгодные для музыкантов условия работы) не способна "вытянуть" даже агрессивная реклама. Платежеспособная публика просто охотнее идет туда, где ее кормят под веселую музыку - в бары и пабы, тусовочные места. Джаз-клубом ни одна из этих "точек" нельзя назвать ни при каких условиях. И даже если я завтра найду спонсора, готового выложить деньги для организации полноценного джаз-клуба, он истратит деньги впустую - в финансовом отношении такое новообразование долго не продержится. 
Как говорил Леонид Ильич Брежнев: "Будет хлеб, будут и песни". Пока с хлебом в стране плохо. Поэтому я не удивляюсь, что музыканты не приходят ко мне, как раньше, со своими предложениями о филармонических концертах - мне приходится самому их буквально убеждать представить публике новую программу, все они слишком заняты заработком (кроме шуток) хлеба насущного. 
К сожалению, у нас в стране культуры вообще вторична по отношению к финансам, и Россия много проиграла, плюнув на искусство - вслед за моральным и физическим обнищанием своих граждан она может потерять и половину территорий. 
Одно с уверенностью могу сказать - через много лет диски новосибирской звукозаписывающей компании "Ерматель" (за 8 лет выпущено более 20 наименований) увлеченные люди станут коллекционировать, как сейчас собирают марки. Причем, наши, сибирские, станут раритетами, как иные земские марки. Ведь это не просто записи некоей музыки под названием джаз, это срез духовных устремлений образованнейших талантливых людей региона, лишнее доказательство существования интеллигентной Сибири. 

Александр Мездриков, ведущий джазовых радиопрограмм:
Александр МездриковЯ уверен, что нашему городу нужен профессиональный джазовый клуб по американскому образцу. В США существуют объединения любителей джаза, чаще они именуются джазовыми обществами. Существует даже ассоциация джазовых обществ Соединенных Штатов. Причем, каждое объединение любителей джаза - это акционерное общество, не приносящее прибыли. Эти организации освобождены местными законами от уплаты всех налогов. Каждое общество проводит концерты и лекции, выпускает свой печатный орган. В Америке даже любительские объединения поставлены на профессиональную основу. Завсегдатаи платят членские взносы, на эти деньги создается фонд помощи музыкантам, которые бедствуют, на эти деньги выпускается журнал, оплачиваются накладные расходы, содержание веб-странички. К сожалению, все это в России пока не представляется возможным, придется реализовывать по частям. 
В Новосибирске пока побеждают песенные жанры. Но именно профессиональный джаз-клуб сможет организовать, мобилизовать талантливых музыкантов. А не смогут местные музыканты делать специализированные программы (они немного обленились, исполняя в клубах smooth jazz) - продюсерская команда, разрабатывающая концепцию программ клуба, будет приглашать музыкантов из других городов. При желании можно позвать и Игоря Бутмана, и какую-нибудь американскую звезду. Масса стоящих западных музыкантов готовы приехать в Новосибирск хоть сегодня - просто этим нужно заниматься. В джаз-клубе будет один или два дня джем-сейшны, один день для молодежи, один - для "фирменных программ. Это будет небольшой клуб человек на 50: холодные закуски, горячительные напитки - элитное место. Городу нужна профессиональная джазовая пресса, обеспечивающая музыкантам клуба необходимое паблисити. А если клуб удастся оснастить звукозаписывающим оборудованием, можно будет сразу выдавать вчерашний концерт в радио- или телеэфир.
По моим представлениям, джаз-клуб в Новосибирске станет абсолютно частной инициативой, в его организацию будут вложены частные деньги. Естественно, это будет капитал западного инвестора. К сожалению, проект удастся реализовать не раньше чем через 2 года - место, где это может быть, сейчас ремонтируется...

Антон Веселов
Первая публикация - 
журнал "Сибирская столица", 
февраль 2002

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service