502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 11
2002
Ростов-на-Дону, март 2002: напряженная хроника
Воскресная презентация компакт-диска оркестра Кима Назаретова

Оркестр Кима НазаретоваКогда-то каждый уважающий себя город имел собственный оркестр: кто - эстрадно-джазовый, кто - симфонический, кто - народных инструментов. Столицы союзных республик бывшего Советского союза были счастливыми обладателями эстрадных оркестров радио и телевидения. Даже автономные республики могли похвастаться таким: к примеру, в Махачкале был эстрадно-джазовый оркестр п/у заслуженного деятеля искусств Дагестана Тимура Джандарова. А кто не помнит знаменитых оркестров Олега Лундстрема и "Мелодии" Гергия Гараняна... 
И среди таких звездный имен - непременный участник всех серьезных российских джаз-событий - оркестр Кима Назаретова. Тот самый оркестр, который был задуман в 1962 году, плотно "встал на ноги" в 1974, уже через два года получил звание "Лучший биг-бэнд " на джаз-фестивале в Куйбышеве (кстати, тогда ростовские джазмены привезли домой рекордное количество дипломов - восемь), еще через 12 лет поразил "May Fest" в Шотландии и поднялся на 2-е место в России (после О.Лундстрема)... А поддержку в родном городе и статус "муниципального" получил лишь в 1992, буквально за год до смерти своего вдохновителя и организатора - первого в России профессора джаза Кима Аведиковича Назаретова.
Ростов-на-Дону был единственным городом в МИРЕ, сумевшим организовать и провести Фестиваль больших джазовых оркестров. Кстати, 3-й (1989 г.) был уже Международным: участвовали коллективы Германии, Франции, Польши. Все это правда, хотя - и далеко не вся. Но и такой легкий пунктир-экскурс в историю ростовского биг-бэнда дает непосвященному представление о реальной значимости ростовской муниципальной собственности - виновницы настоящего литературного экзерсиса. В довершение портрета позволю себе наикратчайшую цитату (половина последнего предложения) из далекого (1988 год) Глазго: "оркестр Назаретова вполне заслужил ту стоячую овацию в конце концерта - живой биг-бэнд не вымер, так же как и его аудитория" (Эллиот Мидоу).
Прошли годы. Оркестры стали экономически невыгодны, нерентабельны, громоздки. На всю страну их осталось около десяти, из которых реально "живы"... Впрочем, слово бессменному ведущему всех значимых ростовских (и не только!) джаз-событий, заслуженному деятелю искусств России Владимиру Фейертагу: "Действительно, бэндов почти нет. Помимо Ростова есть в Москве у Бутмана, в Новосибирске у Толкачева, в Краснодаре у Гараняна... Лундстрема не считайте бэндом: он играет то, что и раньше, и держится на созданном имени. Как-то Олег мне пожаловался после репетиции: "Володя! Я не узнаю саксофонистов! Все прислали замены, у всех халтуры!". Конечно, "ту музыку" они все сыграют "с листа". Но о каком качестве можно говорить? И даже Бутман стал жаловаться на то, что его бэнд собирается только для работы, а репетировать с ними он не имеет времени. В Краснодаре бэнд возникает от случая к случаю, когда это "нужно властям". При необходимости "налетает" Гаранян и быстренько делает какую-нибудь программу". 
Вот такая российская биг-бэнд-картина. Так что мы должны встрепенуться с гордостью за свой ростовский бэнд. У нас-то он есть систематически, и репетиции проводятся постоянно. Правда, редеют его ряды: то Бутман кого переманит, то Гаранян. А музыканты тоже кушать хотят. Вот и приезжают с Георгием Арамовичем в родной город в командировку. Правда, спасибо Маэстро: он никогда не забывает объявлять, что единственные два солиста - из Ростова. 
Ну ладно, не будем о грустном. Не хлебом единым, а... Тем более, что и речь-то, в общем, не об этом. А о презентации CD джаз-оркестра Кима Назаретова. Так что все предыдущее можете и вовсе не читать, а смело начинать лишь со следующего абзаца. 
Обложка дискаВот оно - долгожданное событие для всех любителей джаза. Теплым весенним воскресным (10 марта) днем (начало в 17:00) в Центре им. Кима Назаретова состоялась презентация CD джаз-оркестра Кима Назаретова. Компакт-диск представляет собой своеобразную мини-антологию творческого пути коллектива, составленную из чудом сохранившихся записей концертных выступлений разных лет. Самая ранняя датируется 1964 годом ("Весна идет" Исаака Дунаевского), а самая поздняя - 2001 (баллада Дюка Эллингтона в аранжировке Олега Лундстрема "Счастливое воссоединение"). Среди солистов - сам Ким, тромбонист и первый директор оркестра Яков Кюльян, саксофонисты Карп Деланьян и Эдуард Бахман, давно уехавшие "в поисках радости" пианист Андрей Кутов и барабанщик Михаил Левин - всех не перечесть. 
Засвидетельствовать свое почтение оркестру Кима Назаретова приехали корифеи отечественного (и не только) джаза: бессменный ведущий всех значимых российский джаз-представлений Заслуженный деятель искусств РФ, лауреат премии Уиллиса Коновера (легендарного американского ведущего радиопрограмм о джазе) Владимир Фейертаг (Санкт-Петербург) и историк джаза, переводчик (более 30 книг), член центрального совета Российской джазовой федерации, лауреат премии "Лучшие перья России" Юрий Верменич (Воронеж). 
Я принципиально постаралась как можно шире представить прибывших к нам на праздник. Но и это простое перечисление - ничто по сравнению с реальным весом названных легендарных отечественных личностей в мировом масштабе. К слову, они далеко не мальчики, и передвижение по нашим замечательным российским просторам - не самое приятное в таком возрасте. Итак, они нашли время и силы, чтобы поздравить своих ростовских друзей со знаменательным событием в их жизни. А что же родной Ростов! Как он отреагировал на сие? То ли праздники утомили, то ли реклама не сработала, но только зал был наполовину полон (или наполовину пуст). 
Но перейдем к концерту - полуторачасовому звуковому фейерверку. Здесь было все: и хорошо знакомые мелодии Эллингтона, и композиции наших ростовских музыкантов старшего поколения, и джаз-эксперименты студентов консерватории. Но при довольно широком стилистическом, динамическом и техническом диапазоне концерта, внутренняя суть его была едина. Об этом, не сговариваясь, вскричали практически все, кто не первый год наблюдает за оркестром: дух Кима жив! 
Как это объяснить словами - не знаю. И дело не в том, что ряд композиций был взят из "старых добрых времен", да и приверженность мейнстриму прослеживается достаточно определенно. Художественный руководитель оркестра Юрий Кинус максимально сохранил то, чему когда-то сам научился у Кима. И получилось! Оркестр играл ярко, броско, темпераментно, великолепно владея необходимыми для свинга динамическими перепадами. Он был "живой", говорящий на красиво-литературном современном музыкальном языке. Иными словами, высказанная 15 лет тому назад Фейертагом мысль о том, что "оркестр Кима Назаретова играет джазовую классику в стиле современного свинга" и сегодня имеет место.
Но это смогли понять лишь те, кто был. А кто был? Я не заметила в зале ни прессы (кроме себя - а значит, ДонТР и пары газет), ни "высоких гостей", ни "очень высоких". Короче, гостей в зале не было: были все "свои", которые и джаз знают не по книжкам, и оркестрантов не по слухам. Но зато зал дышал и жил вместе с музыкантами. Он то взрывался аплодисментами, то благоговейно затихал, а то азартно посвистывал: "давай-давай"! 

P.S. Не помню, кто назвал Ростов-на-Дону "кузницей биг-бэндов". Но это действительно так. И если где-нибудь до сих пор нет и одного, то здесь их всегда было предостаточно. Даже сегодня, несмотря на довольно сложную жизнь больших коллективов, связанную не только с передвижением по стране, но и с внутренними (профессиональными) проблемами (желание работать мобильными, более подвижными по численности и стилю составами), в Ростове с переменным успехом одновременно проживает ОДИННАДЦАТЬ биг-бэндов, среди которых четыре детских и три учебных (студенческих). И хотя они не равнозначны, да и музыканты в некоторых повторяются, но у каждого бэнда своя задача. 
Может быть, причина такого большого количества джаз-оркестров заключается в неиссякаемом потенциале города и его южном темпераменте, неизменно вызывающем потребность "собираться". А если серьезно, то подобное явление порождено имеющейся в Ростове разветвленной и унифицированной инфраструктурой обучения эстрадной и джазовой музыке. Но это - тема особого разговора. 
И все же реально в Ростове два постоянно действующих биг-бэнда. Одному - джаз-оркестру Кима Назаретова - почти 40 лет, и это наша гордость. Именно этот коллектив принес родному городу всероссийскую и всемирную славу. И пусть в оркестре нет сурдин, да и инструменты хорошо было бы приобрести. Я уж не говорю о том, что неплохо было бы платить аранжировщикам и переписчикам партий (кстати, в цивилизованных странах 1 такт партитуры стоит $3). Это все - проза. Главное, оркестр работает и доставляет удовольствие истинным поклонникам настоящего искусства. 
Второй бэнд - штаба СКВО п/у Виктора Бударина можно услышать 24 марта (ох уж это воскресенье!) в Большом зале филармонии. Надеюсь, уж здесь-то армейская смекалка не подведет, и зал будет полон!

О джазе и не только 

Перед самым 8 марта в Центре им. Кима Назаретова состоялась премьера документального фильма "Ноктюрн для аккордеона и памяти" режиссера Романа Розенблита, заслуженного работника культуры России. 
На съемках фильма"Я очень хотел, чтобы фильм был добрым", - сказал на премьере режиссер. И мне кажется, это более чем удалось. Да и как может быть иначе, если его героини - участницы некогда популярного в Ростове-на-Дону женского джаз-оркестра. 
Кое-кто воскликнет: "Эка невидаль! После войны эстрадных оркестров было хоть отбавляй!". Не спорю. Только в Ростове, по самым скромным подсчетам, их звучало около 25. И все же это особый исторический пласт, без которого сегодняшняя культура просто немыслима. Джаз (в тот период точнее сказать - эстрада) и во время войны был неотъемлемой частью общемузыкального фронта. И в первые послевоенные годы стал важной эмоциональной направляющей в восстановлении мирной жизни. 
Но... среди несметного числа эстрадно-джазовых коллективов Советского Союза было всего ДВА женских: п/у Эдит Утесовой в Ленинграде и Норы Софьянопуло в Ростове-на-Дону. Главным их достоинством были не чтецы и вокалисты, которые присутствовали практически в любом джаз-бэнде того времени. Только в этих оркестрах играл ансамбль аккордеонисток - необычайно хорошеньких молодых девушек, приблизительно одного роста, одетых в одинаковые костюмы и непременно с очаровательной улыбкой. 
Фильм Романа Розенблита немного сентиментален. Он весь соткан из мельчайших встреч с памятью, с молодостью... Казалось, будто на протяжении всего фильма автор пытался ответить на извечный вопрос "что есть счастье". А в целом - это маленькая страничка российской истории, увиденная глазами ее участниц.

Наконец "взыграло ретивое" Виктора Борилова

Если артист пропадает на год, - о нем забывают. Но когда он замолкает чуть ли не на восемь лет, то вновь заявить о себе - чрезвычайно сложно и ответственно. И дело здесь не столько в практике выступлений на сцене, сколько в том слове, с которым ты теперь выходишь. А уж коли оно найдено, то остальное, как говорится, дело техники. 
Виктор БориловИмя гитариста Виктора Борилова хорошо знакомо в России (подробнее - на сайте www.jazzschool.ru в разделе "Музыканты"), хотя и уже изрядно подзабыто. Когда-то ростовский музыкант приводил в трепет не только отечественных, но и зарубежных джаз-фэнов. В Шотландии "он буквально нокаутировал публику как музыкант высочайшей техники и огромных гармонических трюков" ("Глазго Геральд", 1988). Но потом Виктор попадает в сети компьютерной магии и довольно капитально обосновывается в собственной музыкальной интернет-лаборатории. И никогда бы он не вышел "в люди", если бы не приехавший осенью 2001 года его ученик Олег Красильщиков (ныне американец Эл Красел). Он умудрился вытянуть Виктора на сцену Музыкального театра, что для многих стало полнейшей неожиданностью. 
Концерт прошел нормально, хотя удовольствие от услышанного было довольно слабое. Чувствовалось, что программа делалась впопыхах. Скорее это был "салат идей", нежели "фирменное блюдо". Вероятно, первый выход из "глубочайшего подполья" не принес удовлетворения и самому Виктору. Но зато это было ощутимым толчком к движению, вылившемуся в новую программу "Джаз 2002", показанную 18 марта в Большом зале ростовской филармонии. 
Автор проекта - выпускник кафедры эстрадной и джазовой музыки Ростовской консерватории имени Рахманинова, заслуженный деятель искусств РФ Николай Кабоев (Владикавказ). На этот раз появление Виктора Борилова стало настоящим событием. Полный авторский концерт из двух отделений достаточно убедительно продемонстрировал богатейшую палитру возможностей аранжировщика, композитора и гитариста. Пересказывать музыкальные впечатления - занятие бесполезное и неблагодарное. Могу сказать лишь одно: не было ни единой композиции, которая была бы прохладно принята. Поражало все: и современный гармонический язык музыкальных высказываний, и блестящие инструментальные возможности их автора, и взаимопонимание сцены и зала. 
Избегая описания чрезмерных эмоций и царившего в зале ажиотажа, добавлю лишь одно: появление на сцене студентки 3-го курса фортепианного отделения ростовской консерватории (класс профессора Евгения Сурина) Лизы в качестве вокалистки для многих стало полнейшим открытием. И если москвичи однажды уже имели возможность познакомиться с Лизой в "Ле-Клубе", то в Ростове-на-Дону - это первое появление на джазовой сцене. Лиза (вообще-то Кабоева) выбрала довольно не простые пьесы. Чего, к примеру, стоит "Запретный плод" Мишеля Камило. К сожалению, мы не смогли услышать все фиоритуры вокального сплава бибопа с латиноамериканскими изысками (как обычно, работа звукорежиссера оставляет желать лучшего), но чисто внешняя подача материала была вполне убедительна. В целом ряде музыкальных эпизодов оставалось лишь догадываться о блестящих технических возможностях вокалистки. В аналогичном ключе была преподнесена и композиция Борилова, названная по любимому изречению автора "Это не имеет смысла". Обычно этой фразой Виктор отвечает на не заинтересовавшие его предложения.
Из двенадцати прозвучавших композиций хочется выделить еще две, наиболее контрастные: импрессионистская зарисовка "Когда дождь собирается в лужи" и "Старая самба", кардинально переосмысленная после премьеры на Первом фестивале Больших оркестров (Ростов-на-Дону, 1984).
Итак, лед тронулся, уважаемые любители "прежнего и настоящего Борилова". Я искренне скорблю со всеми, кто ничего не слышал о концерте и по сему не смог насладиться чарующими звуками. Но не все так грустно. Как громогласно заявил Николай Кабоев, в ближайшее время будет реализован еще один проект с рабочим названием "Борилов'с электрик-бэнд". Так что через пару месяцев начинайте поглядывать на афиши в окнах ростовской филармонии!

Мартовский "Джаз в полдень"

17 марта в Центре им. Кима Назаретова прошел очередной концерт студентов ростовской консерватории в рамках абонемента "Джаз в полдень". 
Первый коллектив (состав: Кирилл Струц - тромбон, Кристина Текучева - клавишные, Иван Пашков - бас, Александр Зингер - барабаны) демонстрировал часть программы госэкзамена своего лидера Кирилла Струца. Конечно, программа еще будет "обкатываться", расширяться и углубляться. А пока были представлены две композиции известного тромбониста Билла Уотруса: босса-нова "Dee-Dee" и "For Arts Sake". В целом выступление было довольно сырое и сумбурное: и форма рассыпалась, и сольные высказывания Кирилла не убедительны. 
Артем ЖульевВторой коллектив был явно в выигрыше. В составе секстета: Ангелина Данько - клавишные, Андрей Гурьев - гитара, Артем Жульев - саксофон, Евгений Речкалов - труба, Иван Пашков - бас, Александр Зингер - барабаны. Выступление комментирует Юрий Кинус:
- Радует то, что у секстета в целом необычное видение показанной программы. Например, неординарно решена пьеса Диззи Гиллеспи "Con Alma": и квадрат несколько растянут, и темп изменен, и сама композиция построена по-другому. Весьма оригинально прозвучала пьеса "Nutville" Хораса Сильвера, "завезенная" к нам когда-то Игорем Бутманом. Особенно - кода. Достаточно интересно интерпретирована и пьеса тенориста Джо Ловано "Land Of Ephesus". Приятно видеть, что ребята творчески подходят к музыкальному материалу и не боятся экспериментировать. К тому же была представлена и оригинальная композиция Артема Жульева.
Ну что ж! Вот и подходит к концу очередной учебный год. Закончатся и концертные выступления студентов. Впереди - последний итоговый концерт, который по сложившейся традиции будут готовить выпускники кафедры эстрадной и джазовой музыки РГК им. Сергея Рахманинова. И кто знает, что их ждет!

Ольга КоржоваОльга Коржова,
Ростов-на-Дону

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service