ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 12
2002

Рецензии

* * * * * - шедевр
* * * * - отличная работа
* * * - хорошая работа
* * - хорошо, но скучно
* - не стоит затраченного времени.


Stan Getz, Bob Brukmeyer
-
"Recorded Fall 1961"

Verve, 2002

* * * * *

Еще одно блестящее переиздание. Философия немудреная: взят оригинальный LP, записанный звукоинженером Томом Нолой в его персональной студии в Нью-Йорке 12-13 сентября 1961 года, и воспроизведен нота в ноту, безо всяких там бонус-треков, в оригинальном порядке композиций и даже с оригинальной статьей с обложки LP, написанной когда-то Нэтом Хентоффом. Правда, Лорен Шенберг написал еще одну статью для переиздания, да запись была пермастерена по технологии 96 кГц - 24 бит (Кевин Ривз, Universal-East). Шедевр вряд ли нуждался в улучшениях. Мастерская работа легендарного продюсера Крида Тейлора (того самого, что два года спустя сделает хитовую запись "Girl From Ipanema" с тем же Гетцем, а в 70-е возглавит собственный, весьма своеобразный лейбл CTI). В этой записи тенор-саксофонист Стэн Гетц (которому еще только предстоит вознестись к вершинам массовой популярности, когда в 1963 г. он представит американской публике бразильских исполнителей босса-новы) и исполнитель на редкостном вентильном тромбоне Боб Брукмейер (в те же годы - постоянный участник ансамблей другого великого белого саксофониста, Джерри Маллигена), много записывавшиеся вместе для Verve в середине 50-х, объединяют свои усилия впервые после многолетнего перерыва. Дело в том, что Гетц провел весь конец 50-х в Копенгагене.
Этот альбом - интересный образец тончайшего взаимодействия между двумя разными, различно мыслящими, но одинаково зрелыми и ищущими мастерами последних лет золотой эры джаза, закончившейся в 67-м смертью Джона Колтрейна. Да, и Гетц, и Брукмейер космически далеки от Колтрейна в эстетическом плане, но личных барьеров, в отличие от эстетических, в джазе не так много: среди участников этой записи по крайней мере один, пианист Стив Кун, играл с Колтрейном, а ветеран-барабанщик Рой Хэйнз записывался с Гетцем аж с 1947 г., уже прославившись у Чарли Паркера и главного вдохновителя стиля Гетца - Лестера Янга. Только басист Джон Нивз не так известен: его для записи привел пианист, поскольку тот басист, который первоначально планировался для этой работы - Скотт Ла Фаро из трио пианиста Билла Эванса - погиб за пару месяцев до начала работы над альбомом.


Разные исполнители
-
"Гарлемский ноктюрн"

Росмэн-Аудио, 2001

62:55

* * *

Очередной джазовый сборник от "Росмэн" - еще более странный, чем предыдущие - представляет, вновь на совершенно неясных юридических основаниях (никаких указаний на авторские и смежные права на использованный зарубежный звуковой материал вновь нет), "романтический саксофон". На практике это означает, что в альбом включены записи трех разных саксофонистов, главным образом - баллады, исполненные в старомодной, трогающей душу романтической манере. Двое из этих саксофонистов - настоящие мастера старой школы. Первый - один из американских "джазовых эмигрантов" Дон Байас (в буклете именуемый Байясом), который в 30-40-е играл с Лайонелом Хэмптоном, Лакки Миллиндером и Каунтом Бэйси и был, пожалуй, одним из наиболее прогрессивно мыслящих саксофонистов свинговой эры (он с интересом слушал ранний бибоп и даже ходил джемовать с молодыми творцами новой музыки в Minton's Playhouse). Байас переехал в Европу в конце 40-х и до своей смерти в 1972 г. так и не возвращался на родину, зато в Европе играл исключительно много и удачно, а кроме того - гастролировал по всему Старому свету, когда приезжали старые друзья: Дюк Эллингтон, Каунт Бэйси и т.д. Использованные в этом сборнике баллады взяты из европейских альбомов Байаса 50-х гг.
Второй мастер - это Сэм "Мужик" (The Man) Тэйлор, один из тех, кто умел заставить саксофон рыдать по-настоящему - что крайне ценилось в свинге, блюзе и ритм-н-блюзе старой школы. The Man начал играть в конце 30-х, в 40-е уже работал со звездами - Кути Уильямсом, к примеру - и шесть лет проработал в оркестре самого популярного черного шоумена тех лет, Кэба Кэллоуэя. Приход эры раннего ритм-н-блюза окончательно определил нишу Тэйлора, который зазвучал в огромном количестве записей Рэя Чарлза, Луиса Джордана, Большого Джо Тернера и других суперзвезд этого стиля. Но он делал и джазовые записи (в том числе даже с Эллой Фицджералд), и - немного - сольные. Использованные записи явно взяты с одного из шести существующих в природе CD "Мужика", содержащих его сольные записи конца 50-х - начала 60-х и выходивших на Decca и MGM.
Кроме того, в альбом включена пара треков современного голландского стилизатора "под 30-е" Гарри Вербеке, записывавшегося на Timeless в начале 80-х.
Как обычно у "Росмэн", нет не только ссылок на авторские права, но и никакого справочного аппарата (хорошо, хоть имена некоторых музыкантов указаны) - хотя, впрочем, для диска с "романтическим саксофоном", имеющего вполне определенную прикладную функцию, это и не обязательно. Примечателен ряд курьезов в редакторской подготовке диска - так, название каждого трека надежно запрятано между фамилиями авторов темы (без имен) и исполнителей (с инициалами), что выдает в редакторе специалиста по академической музыке. Про странные переводы с английского, вроде "Я пишу о заливе" (это про "I Cover The Waterfront"!), и упоминать не хочется.
Удивительно, что на вебсайте изготовителя диска - компании "Рофф текнолоджис" - информации об этом диске больше, чем на его буклете.

Константин ВолковКонстантин Волков

 

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service