ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 19
2002

Андрей Феофанов: "Джаз надо выводить на большую сцену"
В этом году фестиваль "Богема Джазз" проводится в четвертый раз. Программа его выглядит очень многообещающей, и понятно, что сейчас, меньше чем за неделю до его начала, вся деятельность проводящей его компании "Богема Мьюзик" и тем более продюсера фестиваля посвящена нынешнему фестивалю, четвертому. И все-таки: вот 26 мая он кончится. Что дальше?

Андрей Феофанов- Прежде всего, мы начинаем готовить наш следующий фестиваль - "Богема - Джазз 2003". В следующем году у нас пятилетие, и мы хотим удивить москвичей. В прошлом году, в декабре, мы запустили еще один фестиваль в Москве - фестиваль гитарной музыки, и планируем в декабре текущего года провести второй. 
В этом году "Богема" начинает экспансию в регионы. Сейчас мы занимаемся подготовкой своего фестиваля в Калининграде (бывшем Кенигсберге). В середине сентября (ориентировочно с 12 сентября) "Богема" будет проводить там трехдневный праздник джаза. 
Мероприятие тоже будет международным. С российской стороны будут участвовать пианист Андрей Кондаков, вокалистка Валентина Пономарева и пианист Даниил Крамер. Кто будет из зарубежных музыкантов - говорить пока рано: мы сейчас ведем переговорыс французами, бразильцами и американцами. Окончательная программа должна быть сверстана к началу июля. 

В первые два года существования "Богема" выпустила несколько десятков джазовых альбомов, а потом темпы их выпуска упали. С чем это связано? 

- Мы действительно стали реже выпускать джазовые записи, но к майскому фестивалю мы издаем два новых проекта Андрея Кондакова и кое-что переиздаем из наших прежних релизов. Один из альбомов Кондакова - это "Без Адреса", записанный уже довольно давно, но пролежавший несколько лет на полке. Второй проект был записан год назад на третьем фестивале "Богема Джазз", но не на концерте, а в студии - там участвуют саксофонист Рави Колтрейн, барабанщик Ральф Питерсон-младший, гитарист Пол Болленбэк и т.д. Он называется "Kind of Optimistic" и выйдет вторым релизом в новой серии "Джаз.Ру". Кроме того, к фестивалю совершенно точно будет переиздан диск Валентины Пономаревой "Forte!". Готовятся новые релизы и переиздания и на более поздние месяцы.
А почему мы издаем джазовых записей меньше, чем раньше... Никакого секрета тут нет. Мы занимаемся разными видами бизнеса - фестивально-концертным и грамзаписью разных стилистических направлений. И если фестивальный и концертный рынки формируются весьма успешно, то пластиночный джазовый бизнес в России все еще развивается медленно. Или это продажи по очень низким, демпинговым ценам - на что я сам идти не могу, для меня это дискредитация джаза как такового - или продажи идут очень медленно. Кроме всего прочего, не так много проектов, которые я считаю возможным издавать; а те, что есть, требуют очень больших вложений в раскрутку. К сожалению, у нас в первые годы нашей работы был опыт издания очень неплохих, профессиональных проектов, которые потом месяцами лежали на складе без движения за счет того, что имена исполнителей были неизвестны широкой аудитории. Мы же не можем ориентироваться только на узкую профессиональную аудиторию музыкантов, журналистов и коллекционеров! Пока в нашей стране это не станет устойчивым бизнесом, мы не сможем издавать большое количество наименований. Нет смысла выпускать один за другим альбомы только для того, чтобы сказать: вот, мол, какое благое дело мы делаем. Мы достаточно успешно издаем академическую музыку, классическую эстраду. У этих жанров гораздо шире аудитория, чем у джаза.
Что касается джаза, то фестивально-концертный рынок формируется более динамично. Есть "Богема", мы проводим уже четвертый ежегодный фестиваль, на который привозим имена первой величины (Vienna Art Orchestra, Ян Гарбарек). Есть Игорь Бутман, который также проводит серьезные мероприятия. Есть фестивали в других городах, их немало. Есть и в Москве. Начинает возникать конкуренция - значит, начинает возникать рынок. И это очень хорошо. Получается так, что мы с Бутманом, допустим, работаем в буквальном смысле друг на друга - и он, и я просвещаем аудиторию, делаем так, чтобы она росла, а значит, и у него, и у нас аудитории становится больше. При этом у нас разные стилевые территории, и мы не мешаем друг другу. Меня и Бутмана можно критиковать за какие-то недостатки мероприятий, которые мы проводим, но есть факт: мероприятия проходят в больших залах, билеты продаются, люди приходят - значит, у бизнеса есть перспектива. Пластинки же в большинстве своем все еще еле-еле продаются однотысячным тиражом в течение года. У такого бизнеса очень слабые перспективы, за его счет невозможно даже записывать новые фонограммы, вкладывать деньги в раскрутку новых исполнителей... 

И каков же выход из этой ситуации? Должен же быть выход!

Андрей Феофанов- Конечно. На сегодняшний день я считаю, что это - упор на фестивально-концертную деятельность. Причем в ситуации, когда наши музыканты играют на одной сцене и даже в одних составах с западными звездами, что повышает к ним интерес. И еще один важный момент - вывод на широкую концертную сцену новых имен. Вот и в этом году мы, как и на предыдущем фестивале, проводим в рамках "Богемы - Джазз" концерт детей, молодых музыкантов, совместно с фондом "Новые имена". Это будет 25 мая в Доме Композиторов. Конечно, мы пока что не будем выпускать записи этих молодых музыкантов, потому что это, как правило, просто нецелесообразно - но мы будем давать им возможность выступать на одной сцене со звездами.

А помимо ежегодного фестиваля, в чем еще заключается концертная деятельность "Богемы"? Раньше компания проводила ежемесячные концерты в ЦДХ. Будет ли продолжаться эта практика?

- Не так часто. В том виде, в каком это делалось, это далеко от прибыльного бизнеса. Как работает бизнес? Зарабатываются деньги и вкладываются в дальнейшее развитие этого бизнеса. Вот как сейчас происходит с нашим сетевым Джазовым Радио: чтобы оно развивалось, в него надо вкладывать и вкладывать. То же и "Джаз.Ру". Это - инструменты, которые пропагандируют джаз, увеличивают его аудиторию - привлекают новую, консолидируют уже имеющуюся. При этом, заметьте, мы работаем на создание рынка для всех. А этих информационных инструментов у нас должно быть гораздо больше: должны быть программы на эфирных радиостанциях, должны быть телепередачи. Я не имею в виду только "Богему", я имею в виду весь рынок! Пропаганда жанра постепенно должна приводить не только к увеличению посещаемости концертов, что уже происходит, но и к увеличению продаж дисков. И эти деньги, полученные от увеличения продаж, должны возвращаться в индустрию - в виде оплаты создания новых фонограмм, в виде раскрутки артистов, что очень и очень важно. Чем больше мы будет пропагандировать артистов, тем больше будут продажи - не секрет, что на продажи и дисков, и билетов на концерты влияет в первую очередь известность имени артиста. Да, в России много талантливых музыкантов - и подающих надежды, и уже опытных. Но это еще не повод для успокоения, потому что широкая публика их плохо знает. Таланты есть, а имен у них нет, точнее - нет механизма, как заработать на имени.
Поэтому мы не будем делать упор на концерты, допустим, в ЦДХ. Те, что мы провели за последние два года, в лучшем случае окупали сами себя. Мы в основном проводили их для поддержки наших артистов, чтобы дать им возможность встретиться с аудиторией. Но, к сожалению, никто из наших музыкантов на настоящий момент не сможет собрать в Москве тысячный зал без поддержки имени с Запада. Это реальность, которую мы должны изменить. Поэтому мы будем делать ставку на то, чтобы привозить на гастроли западных звезд, добавляя к ним наших музыкантов - либо первым отделением, либо формируя смешанные составы - и давать нашим артистам возможность выступать на широкой аудитории с оригинальной программой.
Я вижу также хорошую перспективу в совместных записях российских и западных музыкантов. Это прекрасный обмен опытом - и дополнительное привлечение покупателя к имени российского музыканта. 
Основная задача фестивального движения (не только одного нашего фестиваля) - делание звезд. И, пока мы не начнем к этому так относиться, ничего в этой стране не изменится. Музыкальный бизнес не сможет зарабатывать больших денег на людях, у которых средние имена. Поэтому нам нужно раскручивать музыкантов на широкой сцене, чтобы из узнавала широкая публика, видели специалисты, чтобы они начинали нормально зарабатывать на жизнь своим искусством.
Джаз должен зарабатывать на себя сам. На халяве далеко не уедешь: халява заканчивается, а рынка как не было, так и нет. А что такое рынок? Покупательский спрос. Вот как только джаз начнет продаваться в год не тысячными, а трех-, пяти- и десятитысячными тиражами (причем по нормальной цене!) - вот тогда на рынке появляются деньги. И это не могут быть только спонсорские деньги. Спонсор дал - спонсор и взял. Это должны быть деньги простых слушателей, не узкого круга ценителей, а самых разных слушателей. Я представляю себе такого среднего слушателя как человека, живущего не в Москве, работающего где-нибудь в КБ или имеющего свой небольшой бизнес. Именно его надо нам заинтересовать, чтобы он вынул из кошелька свои деньги и отдал за альбом российского музыканта или за билет на концерт; а для этого имя музыканта должно представлять для него объективную ценность. Не просто интерес, он должен чувствовать в этом потребность, как в духовной пище. А для этого нужна пропаганда, причем особая, так сказать - богемная, потому что джаз нельзя продавать по тем же рецептам, что и поп-музыку. А пропаганду мы можем осуществлять через имеющиеся информационные инструменты и через концерты и фестивали. Пластинки - это уже вторая очередь. В этом я убедился. Пластинки люди покупают более активно тогда, когда видят живое выступление музыканта. А если еще и телевидение сможет подключиться к этой пропаганде, вот это будет здорово...
Все это и есть формирование рынка. И на каждой ступени его формирования его участники - музыканты, издатели, продюсеры, организаторы фестивалей, журналисты и т.п. - начинают зарабатывать. Дальше все зависит от качества продукции, которую каждый из этих участников рынка на рынок поставляет.

Наверняка в истории альбомов, выпускавшихся Богемой", были не только провалы, но и коммерчески удачные проекты. Что из того, что выпускала "Богема", продавалось лучше всего?

- Валентина Пономарева - благодаря тому, что ее имя очень широко известно. Те артисты, промоушном которых мы много занимались, которые выступали на наших первых трех фестивалях - например, Аркадий Шилклопер. Как ни странно, питерский арт-роковый состав Vermicelli Orchestra - что говорит о том, что людям нужны не только джазовые стандарты, но и оригинальная, красивая музыка. Кстати, я считаю, что именно в этом направлении и надо искать перспективу: не переигрывать стандарты американского джаза, а писать свою, оригинальную, красивую музыку. Мне кажется, что в этом смысле очень большой потенциал у Андрея Кондакова: он очень сильный композитор.

Как, кстати, обстоят дела с его последним пока что альбомом, который открыл серию Jazz.Ru - "Alone And Together"?

- Продается, и продается неплохо. Люди ведь знают и Кондакова, и Пола Болленбэка - и не только единичные знатоки, которые покупают пластинки Пола в "Пурпурном легионе", а множество людей, которые знают их по концертным выступлениям в России. Еще одно подтверждение реальной связи между гастролями по России и продажами пластинок. 
Здесь есть еще один момент, в истинности которого я убедился в последние два-три года. Джаз надо выводить на большую сцену. Выводить с большими, оригинальными программами, а не с программами салонного комфортного джаза для жующей публики. Потому что только на большой сцене перед широкой публикой можно нормально экспериментировать, нормально развиваться - не станешь же играть в ресторане авангардную, экспериментальную программу, или использовать этнические элементы, или приглашать академических музыкантов! Отсюда принцип нашего фестиваля - большие сцены, и только эксклюзивные или премьерные программы.
И еще один момент в программе нашего фестиваля, на котором я хотел бы сфокусировать внимание - это режиссура. Это то, что у большинства наших музыкантов просто отсутствует. Мы в этом году показываем Vienna Art Orchestra и квартет Яна Гарбарека, которые выходят на сцену не просто так, сыграть, что за сценой за пять минут подготовили - они выходят с хорошо срежиссированной, отрепетированной, концептуальной программой - звук, свет, сценография, буквально все подчинено единой концепции. Это программы, которые в ресторане не покажешь ни при каких условиях. И я не знаю российских музыкантов, которые бы делали это на таком же уровне (при том, что когда-то это было - был и "Арсенал", и "Каданс", и многие другие...).
То, чем мы занимаемся, должно в конце концов привести к созданию нормального, цивилизованного рынка. Альбомы должны продаваться, музыканты должны много выступать для больших аудиторий с серьезными, оригинальными программами. И все, что мы делаем, направлено именно на это.

Кирилл МошковБеседовал Кирилл Мошков

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service