ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 27-28
2002

Карел Краутгартнер - 80 лет
В солидном двухтомнике "Энциклопедия джаза и современной популярной музыки", вышедшем в Праге в 1986 году, имени Карела (в чешском языке здесь беглое "е" - Карла, как у нас "Павел-Павла") Краутгартнера нет. 
После того, как в августе 1968 года советские танки оккупировали Чехословакию, началась эпоха "невыносимой легкости бытия" (если воспользоваться названием знаменитого романа писателя Милана Кундеры). Краутгартнер эмигрировал, и его имя было отовсюду вычеркнуто. Говорят, размагнитили многие записи, сделанные при его руководством. Любопытно, что осталось - ведь маэстро Краутгартнер был художественным руководителем Джазового и Танцевального оркестров Чехословацкого радио (это был фактически один коллектив, для первого аранжировки писал Камил Гала, для второго - Йозеф Вобруба). 
Надо сказать, что еще до II Мировой войны Чехословакия была самой развитой в джазовом отношении страной Восточной Европы (во время немецко-фашистской оккупации там даже выходил самиздатский джазовый листок "ОК"). В Чехии и Словакии с населением менее 15 миллионов человек было еще по крайней мере два биг-бэнда высшего европейского уровня (люди моего поколения без труда назовут хотя бы Карла Влаха и Густава Брома, но были и еще).
Карел Краутгартнер был вундеркиндом - ему не было еще 16 лет, а он уже играл на кларнете в любительском диксиленде в городе Брно, где его приметил Густав Бром, но сразу после войны Карел Влах переманил его в Прагу. Десять лет Краутгартнер был у него лидером секции саксофонов, аранжировщиком, композитором - в общем, фактически музыкальным руководителем его оркестра. Для этого оркестра в конце 40-х было написано два хита: Концертино для кларнета и биг-бэнда (еще в прошлом году его играли на джазовом факультете Академии музыкальных искусств в Праге) и поп-шлягер "Черт знает, почему" (слова "Черт знает, почему должны играть мы польку" люди джаза воспринимали однозначно!). Времена, впрочем, наступали нелегкие: хотя в Чехословакии саксофон не считался орудием империалистической пропаганды, джазменам приходилось укрываться - либо, как у нас, на танцплощадках, либо - чего у нас никогда не было - целыми коллективами записываться в театральные труппы (впрочем, нет - и у нас такое было - только не с джазом, а позже - с ВИА, сейчас уже мало кто помнит, как группу "Аракс" пригрели в Ленкоме).
Краутгартнер был человеком весьма амбициозным - он ушел от Влаха, не имея особых перспектив, но организационными способностями он явно не был обделен и быстро собрал оркестр, который через два года пригласили выступить на Совещании работников радио и телевидения стран социализма. Выступление прошло успешно (все-таки. это было время хрущевской оттепели), и в результате оркестр и получил официальный статус . параллельно существовал первый концертный коллектив современного джаза - Studio 5. Квинтет, в котором лидером был вибрафонист Карел Велебни, ориентировался на модный кул-джаз и вест-коуст - нечто среднее между "Модерн-джаз-квартетом" и октетом Шорти Роджерса. Как и позднее у нас (ансамбль Козлова-Бриля в ВИО-66, "Аллегро" - у Лундстрема), Studio 5 полностью вошла в Джаз-оркестр Чехословацкого радио. Краутгартнер играл и в составе малого ансамбля, но ему постоянно приходилось идти на компромиссы с госзаказчиками, требовавшими поп-продукции. Велебни выдержал в оркестре всего год и по старой памяти увел своих музыкантов в театр. Загадочное новое название, которое появилось у Studio 5, "S+H квинтет", собственно, и было названием труппы кукольного театра Speibl a Hurvinek.
Краутгартнер наивно полагал, что сможет держаться середины, аккомпанируя певцам в джазовом стиле. Но мода на биг-бэнды давно прошла даже на родине джаза, и Джаз-оркестр все чаще стали называть танцевальным оркестром. Краутгартнерс компанией снялись даже в довольно забавном киномюзикле "Если бы тысяча кларнетов".
В те годы братья по лагерю нередко гастролировали в СССР, встречая активное сопротивление властей. Но как кинотеатры были вынуждены показывать для плана "Серенаду солнечной долины", "Великолепную семерку" и позже "Фантомаса", так и Госконцерту надо было выполнять план. Тем более.что "братья по лагерю" летом буквально рвались к нам на гастроли, чтобы, сочетая приятное с полезным, заодно и оттянуться на черноморском побережье.
Какие-то куплетисты пели:

Госконцерт привозит Влаха,
Воспитанье все к Аллаху.

Это - точно: если бы я не побывал на концерте - нет, не Влаха, а конкрурующего Краутгартнера (в летнем павильоне "Эрмитажа") - это был 1961 год (кажется), я бы не бросил музыкальную школу! Как ни странно, лучше всего запомнился "Караван" - десять квадратов скэта от певца, которого к тому времени все уже давно списали в попсу - Карла Готта...
Середина 60-х, впрочем, была эпохой расцвета и чехословацкого джаза. Прошли два блестящих фестиваля -Прага-65 и Прага-66, на первом впервые официально выступали наши (квартет Кузнецова-Гараняна; на Джаз-Джембори-62 в Варшаву ездил ансамбль кафе "Молодежного", но выступал там, как это теперь называется, в off-программе).Здесь же Аркадий Петров был официальным членом жюри и даже сумел убедить его присудить вторую премию Концерту для альт-саксофона Мурада Кажлаева (кстати, блестящему сочинению - ничего лучше маэстро Кажлаев так и не сочинил). Солировал в концерте Краутгартнер, играл его оркестр. Впрочем, он же исполнял и сочинение лауреата первой премии - чеха Павла Блатни, смелое авангардное сочинение, которое, по слухам, нравилось самому Орнетту Коулмэну (уверяли, впрочем, что Концерт Кажлаева играл оркестр Дюка Эллингтона - если и неправда, то хорошо выдумано!). Легендарный, но мало что понимавший в современной музыке диктор "Голоса Америки" Уиллис Коновер, по словам Аркадия Петрова, был против и того и другого!
В 1967 году Краутгартнер чуть ли не случайно оказался во Франкфурте-на-Майне (он был не очень выездным, был женат на гражданке Югославии, и в 1958 году его даже не пустили на какие-то гастроли) и записал свою композицию с All-Stars Band'ом - там были братья Мангельсдорф, Йоки Фрейнд и - главное - Тони Скотт. Дуэт Краутгартнера и Тони Скотта в 1998 году я сам слышал на Франкфуртском радио и даже привез в Москву копию. Тогда-то, кстати, и началось плодотворное сотрудничество Тони Скотта с чешскими музыкантами, правда, продолжилось оно уже без участия маэстро Краутгартнера.
Так получилось, что в то время, когда советские танки входили в Прагу, оба биг-бэнда-конкурента - Влаха и Краутгартнгера - были на гастролях в....СССР. То, что рано или поздно "Пражская весна" закончится "странным концом лета" (так на пластинке вышедшей весной 68-года Карел Велебни пророчески назвал одну свою композицию), многие предвидели. Но каким будет этот "странный конец", никто предугадать не мог.
Я заходил за кулисы - на политические темы мы не разговаривали. Влах показался мне более скромным, демократичным и разговорчивым: когда за кулисами появился Лаци Олах, он чуть было не побежал ему навстречу. Краутгартнер - тоже, в общем, был общительным, правда, какая-то "политическая" недоговоренность была в каждой его фразе. Произнес по-чешски фразу, которую переводчица (кажется, это была певица из оркестра) даже не перевела мне, хотя я как бы официально брал и у того и другого интервью (для журнала "Музыкальная жизнь"; оба, естественно, опубликованы не были).
Фраза была такая: "А я еще зарабатывал вашему Кажлаеву премию!"
Но я понял: чехословацкий журнал Melodie можно было официально выписать, и для многих это был единственный источник "достоверной "информации о джазе. До сих пор не могу забыть изумление юного пианиста Андрея Китаева, увидевшего в этом журнале фотографию Билла Эванса: он не мог поверить, что Эванс - белый, а не негр! Любопытно было бы его спросить об этом сейчас - и о том, что у Эванса к тому же вроде бы какие-то русские корни. 
В общем, Влах остался в социалистической Чехословакии, Краутгартнер эмигрировал в Австрию (в "Энциклопедическом словаре" В.Фейертага - ошибка). Маэстро даже пытался перетащить туда весь свой оркестр, но австрийцы воспротивились. Вообще жизнь его складывалась, видимо, совсем не так, как он хотел. Он так и работал там приглашенным дирижером радиооркестра (а не руководителем, как у Фейертага). Однажды один чешский композитор-песенник встретился с ним в Вене. Саксофонист тут же предложил ему сделать аранжировки своих песен, чтобы подзаработать. "Давай под псевдонимом, если боишься!"
Композитор не боялся.
Но через десять минут передумал сам Краутгартнер: "Давай под псевдонимом, а то еще обвинят меня в том, что одних своих проталкиваю!". 
Когда маэстро Краутгартнеру было уже за пятьдесят, он ..поступил в Кельнскую академию музыки, и не только с отличием окончил ее, но и защитил диссертацию на тему "Об особенностях джазового звукоизвлечения на кларнете". Специалисты утверждают - вполне дельную. Там же, в Кельне, чешский доктор музыковедения, в прошлом джазмен - и умер. В 1982 году - в возрасте 60 лет.
Жаль, на компакт-дисках записей Карла Краутгертнера нет даже в самой Чехии. Неужели и впрямь все размагнитили? Пусть тогда снимут с виниловых - могу предложить свои!

Дмитрий Ухов Дмитрий Ухов

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service