ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 37
2002

Джазовый сентябрь в Одессе: блин второй

Другой репортаж с того же фестиваля: Часть 1; Часть 2

Интерес к джазу устойчив, но не слишком высок - это не очень веселый, но неоспоримый, увы, факт. Если что-то и помогает сохранить тонкую прослойку любителей джаза, то это, конечно, хорошие концерты (не только джазовые) и представительные фестивали. И такой у нас в Одессе в прошлом году был. Состоялся он и в этом году. Но уже скорее не благодаря, а вопреки. Собственно музыка была пристегнута к уличным околомузыкальным действам. Действа были пристегнуты (вместе с парусной регатой) к Украинско-Российскому деловому форуму. Не спрашивайте меня, почему, - не знаю. И про форум, и про уличные действа - это тоже не ко мне. А про концерты я и без спросу расскажу.

День первый, 20 сентября
Интродукция.
Молодежный big band под управлением Николая Голощапова (Одесса). Честно предупреждаю - этот жанр, вообще говоря, не мой. Я способен получать от него удовольствие, но для этого требуется очень хорошая аранжировка, тонко чувствующий и быстро реагирующий управляющий и исключительная слаженность очень профессиональных музыкантов, особенно - ритм-группы. Я понимаю, что создать и удержать такой коллектив в наше время почти невозможно. Я понимаю, что биг-бэнд - это огромный, не очень благодарный труд. Мне показалось, что биг-бэнд Н.Голощапова не дотрудился. Их музыка имела весьма рыхлую ритмическую основу, так что все остальное особого значения уже и не имело. В выступлении участвовали - по очереди - две молодых вокалистки. Залу они явно понравились, да и биг-бэнд в качестве аккомпаниатора звучал явно лучше. Затем на сцене появилась многоопытная Татьяна Боева. Первые вещи мне тоже не показались, но в финале выступления Татьяна спела "Body and Soul", и настроение мое несколько улучшилось: прозвучало это весьма телесно и душевно.
Да не будут восприняты эти слова как демарш против биг-бэндов вообще и биг-бэнда Н.Голощапова в частности. В другом контексте это же выступление могло бы быть просто замечательным. Мне также не хотелось бы быть неблагодарным по отношению к Николаю Голощапову - этот человек много делает для приобщения молодежи к человеческой музыке и отвлечения ее от дискотечной умцы-умцы.

Set one.
Немедленно после интродукции выяснилось, что наше сентябрьское действо носит глубоко импровизацонный характер - вместо "Второго приближения" на сцене появляется этническое трио Майка Эллиса - сам Майк с саксофонами, тувинец Андрей Монгуш с двумя ыгылами и еще одним щипковым инструментом с неудобопроизносимым названием и американец Боб Амакер с шаманским бубном. Музыка трио - очень медитативная. Инструменты Андрея Монгуша и его исключительное горловое пение создают почти лишенный ритма, но очень богатый политембральный, насыщенный обертонами звук. Боб Амакер блестяще владеет своим весьма трудным инструментом - как в плане ритмики, так и в плане звукоизвлечения. Из резких коротких высоких и долгих, гудящих низких звуков он создал ровное, устойчивое, завораживающее своим кажущимся однообразием метрическое сопровождение. К глубоко этническому, действительно шаманскому взаимодействию двух музыкантов добавляются то звучные, то глуховатые пассажи Майка Эллиса. Не могу сказать, что игра Эллиса самого по себе произвела на меня сильное впечатление, но в ансамбле он был по-настоящему хорош, прекрасно чувствовал происходящее и очень точно дозировал свое присутствие в общем звучании. Трио сыграло две пьесы общей длительностью около 35 минут. Его, трио, сменяют Валентина Пономарева и арт-директор фестиваля Юрий Кузнецов. Юрий начал первым и буквально не дал певице опомниться, задав резкими сложными аккордами очень жесткую, ритмически агрессивную форму, из которой Валентине просто некуда было деться, да и не пыталась она. Затем трио вернулось. К совместному выступлению никто не готовился, все произошло вполне спонтанно, и за считанные секунды ансамбль самоорганизовался. Звукопись Валентины как бы орнаментировала плотный, основательный звук горлового многоголосия и инструментов Андрея Монгуша, к ним периодически и весьма уместно присоединялся Майк Эллис. Центральным персонажем этой части сета оказался Юра Кузнецов, который успел проследить за всеми и, уловив в обертонах Монгуша некоторую вполне европейскую гармонию, вынудил Боба Амакера несколько изменить ритмическую основу. В результате медитативно-этническая музыка без начала и конца получила вполне убедительную форму. Впечатление было сильное. Жаль тех, кто с нами не был. 

Set two.
Квартет Mezcal Jazz Unit приехал на машине (63 часа непрерывной дороги) из своего родного города Монпелье на юге Франции и привез нам звуки Средиземноморья. Вся музыка - авторская, почти все написано лидером и басистом коллектива Эмманюэлем де Гувелло. Кроме него, в квартете - два саксофониста (на теноре и сопрано играет Пьер Диас, на альте и баритоне - Кристоф Азема) и барабанщик Вивиан Перес. Музыка квартета очень энергичная, теплая, жизнелюбивая. Дуэт саксофонистов создает плотный, насыщенный звук, открывающий в перекличках богатство тембровых и ритмических фактур. Взаимодействие весьма изобретательного, далекого от шаблонов баса и не менее изобретательных барабанов также многофактурно, насыщенно и нешаблонно. Чуть бы меньше иногда мешающего цельности восприятия индивидуального солирования... Тогда работа созданной квартетом очень устойчивой, вещественной и даже настойчивой звуковой структуры, этаких колесиков в колесиках, была бы не только убедительной, но и вовсе неопровержимой. При всей плотности звуковых событий музыканты удерживают некую мелодическую линию, то и дело опираясь на довольно продолжительные красивые унисоны или несложные точно инструментованные аккорды, так что музыка получается еще и вполне изобразительной: в ней явно присутствует море, ветер, жара и средиземноморская мешанина народов. В общем, сильная и вполне оригинальная европейская музыка. По-мэйнстримовски душевно, по-авангардистски интеллектуально, но не сладко и не заумно. Зал был в восторге и музыкантов отпускать не хотел. Музыкантам в Одессе тоже понравилось. Так что до новых встреч.

Set tree.
Напоследок - киевский вокальный ансамбль ManSound. В Одессе они почему-то впервые. В начале выступления были стандарты. Исполнение виртуозное, тут даже и говорить не о чем. Но, на мой вкус, виртуозности многовато: аранжировки хотя и не тяжеловесны, но явно демонстративны, ориентированы не столько на музыку в целом, сколько на возможности (большие и даже огромные) ансамбля. Меня, предубежденного "камератиста" (поклонника белорусского вокального ансамбля "Камерата" - ред.), эта часть оставляет почти равнодушным - мало в ней личного (авторства, то есть), мало содержания, ритмика композиций кажется вяловатой на фоне гармонических изощренностей. 
Затем ManSound спел несколько украинских песен. К виртуозности добавились настроение и некоторая глубина, что сильно улучшило мое самочувствие. Наконец, музыканты начинают петь американские шлягеры - шлягеры в самом лучшем смысле этого слова, здесь и Джордж Бенсон, и Стиви Уандер. На мой взгляд, эта часть концерта удается музыкантам лучше всего, их увлеченность нахождением уникальной гармонизации, ее разложением на голоса, и стремление поразить зал своим умением удержать сложнейший аккорд оказывается все-таки потесненной теплотой и выразительностью, появляется в музыке та самая внутренняя напряженность, из-за которой - мурашки по коже. Под конец - немножко шоу: певцы поделили зал на три части, задали каждой свою фразу и на этом фоне поупражнялись в пении острых полиритмических фигур. Оказалось, что - таки да, умеют. Несмотря на поздний час (дело происходило уже в первом часу ночи), зал требовал еще. Ну что же, насколько мне известно, зал это получит - не только музыканты понравились публике, но и публика - музыкантам, так что следующий приезд ManSound в Одессу - не за горами. Я тоже пойду.

After hours.
Первый день фестиваля заканчивался уже во второй его день в ресторанчике "Кларабара". Собравшиеся обменивались впечатлениями и несколько недоумевали. Насыщенность и качество программы первого дня были таковы, что какому фестивалю на два, а какому и на три дня хватит. Время было позднее, музыканты устали, но джем все-таки состоялся. Играли Майк Эллис, сопранист Mezcal Jazz Unit Пьер Диас, Боб Амакер, Андрей Монгуш и Юрий Кузнецов. На всякий случай Пьер и Юра показали присутствующим, что тоже умеют медитировать.

День второй, 21 сентября
Set one. 

Концерт открыл проект "Второе приближение" - Татьяна Комова (вокал), Андрей Разин (рояль), Игорь Иванушкин (контрабас), уже выступавшие на нашем фестивале в прошлом году. На сей раз к ВП присоединился львовский саксофонист Юрий Яремчук, но выступление началось без него. В этот раз музыканты привезли совершенно другую программу (повторилась, насколько я помню, только одна пьеса). Музыка ансамбля, однако, существенных изменений не претерпела. Она все так же содержит в себе разнообразные классические и этнические традиции, все также интеллектуальна, эмоциональна и глубоко иронична. Та же уверенная, точная, лаконичная до скупости и все-таки выразительная игра Андрея Разина, та же очень женственная, напевная манера Татьяны Комовой, та же изобретательная поддержка "переговорного процесса" Игорем Иванушкиным. Пожалуй, в этом выступлении Игорь был слышнее и чуть самостоятельнее, что явно пошло ансамблю на пользу: выступление, в сравнении с предыдущим, было более цельным и сосредоточенным. Мне показалось, что в музыке сильнее слышалась ее полиритмическая, перкуссивная составляющая - отнюдь не в ущерб цельности. Зал слушал эту весьма сложную, далекую от мейнстрима музыку с большим вниманием. Затем появился Юрий Яремчук, сыгравший несколько пьес соло. Он показал тоже очень сложную, интеллектуальную, но все-таки не сконструированную музыку, близкую скорее к современной академической, нежели к самому разавангардному джазовому авангарду. Конечно, музыка Яремчука - не для всех, как не для всех была у нас музыка близкого Яремчуку Нэда Ротенберга. Эксперименты - дело рискованное, они не всегда совместимы со сценическим успехом. К счастью, в зале присутствовали и вполне подготовленные слушатели (неудивительно - в Одессе лет семь ежегодно проходит весьма авангардный фестиваль "Два дня и две ночи новой музыки"), эта часть зала все воспринимала совершенно нормально. Ни отсутствие классической гармонии, ни построенные на использовании биений саксофонные аккорды, ни непривычное применение непривычных ударных - металлических дисков, ни прочие технические моменты помехой этой категории слушателей не были. Вернулось "Второе приближение", и музыканты сыграли несколько пьес вчетвером. Это было очень органичное и впечатляющее сочетание - даже жаль, что мне оно уже было знакомо по записанному музыкантами диску "Юрский период".
Маленькое замечание: мне кажется, драматургию выступления - в интересах зала - следовало строить не от сложного к еще более сложному, а от более интеллектуального к более чувственному. То есть, послушать сначала Юрия Яремчука, затем - Юрия и ВП и завершить пьесами ВП. 

Set two.
Давно - года два, наверное - не приезжал к нам любимый публикой Энвер Измйлов. На сей раз он был не один и не со своим трио, а с живущим в Италии английским флейтистом и саксофонистом Джеффом Уорреном. Музыканты знакомы давно, лет пять назад много вместе выступали и записали диск. С первых же тактов стало ясно, что долгий перерыв в общении нисколько не повлиял на слаженность ансамбля. Джефф - прекрасный флейтист, сочность, живость звука сохраняется даже в очень сложных и быстрых пассажах, чувствуется, что музыку Энвера он знает и понимает очень хорошо. Саксофон Джеффа уступает его же флейте, но хорошо бы все сравнения были на этом уровне. Если что меня и раздосадовало, так это сам Измайлов. Нет, с техникой и звучанием все в порядке. Даже еще в большем порядке, чем было два года назад. Раздосадовало то, что в этой музыке было немножко много спорта - особенно в тех пьесах Энвера, что хорошо известны и даже несколько заиграны. Возможно, Энверу следовало бы дать больше простора своему весьма содержательному партнеру - он, мне кажется, вполне этого заслуживает. К счастью, в двух пьесах я услышал то, что хотел и то чего ждал от Измайлова и его партнера: не красиво сервированный стол, а кухню, где на наших глазах варится нечто весьма аппетитное.

Set tree.
От этого сета я ожидал многого: о живущем в Израиле саксофонисте Романе Кунсмане мне рассказывали люди, к мнению которых я отношусь с большим уважением (я наверняка слышал его в составе оркестра Олега Лундстрема, но, увы, не помню). Да и появившихся с ним на сцене Юрия Кузнецова (рояль), Игоря Иванушкина (бас) и Сергея Остроумова (барабаны) рядовыми сайдменами считать не приходится. Представляя музыкантов, Владимир Борисович Фейертаг предупредил, что музыка не только Кунсмана, но "и немножко Дебюсси" и был совершенно прав. Впечатления человека с долгим и непростым опытом жизни образуют интересный, плотно звучащий, многофактурный фон, с блеском реализованный партнерами Кунсмана. Сам же Роман играет остро и местами намеренно резко, как бы бросая свои то пространные, то очень сжатые ремарки, полные библейских эмоций: скорби, гнева, отчаяния, веры. Напряженность и глубина музыки Романа Кунсмана не оставляют места для анализа техник, влияний да и вообще для заведомо тщетных попыток перевода текста музыкального в текст словесный. Скажу лишь, что ансамбль продемонстрировал глубокое понимание и тонкое чувствование музыки своего лидера. Мне бы хотелось иметь диск, записанный именно в этом составе. Игра Юрия Кузнецова заслуживает отдельного упоминания: он взял на себя львиную долю заботы об импрессионистической составляющей музыки Кунсмана. Зал воспринял происходящее с глубоким вниманием и сопереживанием, то есть совершенно адекватно. Все оказалось лучше самых лучших ожиданий. Спасибо.

After hours.
Концерт закончился, но музыка продолжалась. Замеченные в нелюбви к традиционному джазу А.Разин и Ю.Яремчук (слушайте пьесу "Второго приближения" под названием "Джаз давай!") были позднее замечены в ресторанчике "Кларабара" за исполнением самой что ни на есть джазухи. Только что тонко и глубоко отыгравшие сет Романа Кунсмана И.Иванушкин и С.Остроумов обеспечили мощное ритмическое сопровождение. К ним периодически присоединялись и другие. Играли ребята с драйвом, свингом и всем, что положено для традиционного джаза, подтверждая известный факт, что глубокий, содержательный музыкант играет свое и по-своему вовсе не потому, что не может играть чужое и как другие. Толпа вокруг "Кларыбары" собралась изрядная. Контраст был замечательный, и мне удалась увести своего 5-летнего сына домой спать лишь когда музыканты разошлись. Если честно - я не очень настаивал.

День третий, 22 сентября

Set one.
Что угодно, но ТАКОГО я не ожидал. Я не страстный поклонник биг-бэндов. Я очень не люблю, когда детям дают взрослые роли. Но при первых же звуках управляемого Алексеем Мачневым детского биг-бэнда Ростовского центра имени Кима Назаретова я сдался. Вместе со всем залом. Контраст между тем, что я видел и что слышал, был просто пугающим. Мальчик еле удерживает бас-гитару - и играет по-взрослому профессионально, с полным пониманием того, что делает. Другой мальчик почти не виден за ударной установкой, но не только обеспечивает четкий, мощный и правильный ритм, но и играет соло: довольно сложно, очень выразительно. Третий мальчик играет на баритон-саксофоне - инструменте недетском во всех отношениях. А тромбонисты с нормальным звуком? Не знаю подробностей, за ними - к ростовскому корреспонденту "Полного джаза" Ольге Коржовой. Да и не детали важны. Ребята не только прекрасно играют - они прекрасно понимают, ЧТО они играют, КАК и куда ведет эта музыка. Они в этой музыке - свои. Их педагогам, научившим их не только владеть инструментами, не только безукоризненно чувствовать ансамбль, не только изобретательно импровизировать, не только держаться на сцене, но и делать это с пониманием и видимым удовольствием от нелегкой, но хорошо исполненной работы - можно, нет, нужно при жизни ставить памятник. Глядя на то, с каким подъемом и воодушевлением Андрей Мачнев (руководитель оркестра и один из его саксофонистов, единственный взрослый в составе - ред.) управляет бэндом и играет вместе с ним, понимаешь закономерность пережитого шока и немножко завидуешь тем, кто умеет так научить. Я все еще недолюбливаю биг-бэнды. Но этот - с его недетским звучанием и детскими улыбками, с пробирающими до костей риффами медных, с мощным ритмом басиста и барабанщика, которым в сумме всего двадцать лет - этот биг-бэнд я люблю.

Set two.
Наверное, непросто выйти на сцену после заслуженного триумфа ростовчан. Да и оценивать выступление тоже не просто. Сопровождать вокалистку Дениз Перье должны были Юрий Кузнецов (рояль), Сергей Манукян (клавишные, не вокал!) и Сергей Остроумов (барабаны). Не могу понять, почему и как у Сережи Манукяна оказался не только синтезатор под руками, но и микрофон перед лицом. Не могу понять, почему дали голос двум совершенно разностильным вокалистам. Не хочу ничего худого сказать ни о солистке - Дениз Перье, ни о Кузнецове с Остроумовым - они изо всех сил старались уладить, сгладить, вытянуть. Не получалось. После третьей пьесы я решил не питать беспочвенных надежд и ушел из зала гулять и общаться с теми, кто, как и я, пребывал в недоумении. Я даже не купил новый диск Манукяна. Хотя и собирался.

Set tree.
Выступать после Дениз Перье ("со товарищи" тут явно не вполне подходит) было тоже трудно. Зал почувствовал, что во втором сете было что-то неладно. Многие ушли. Словом, господствовала настороженность, что даже несколько странно: замечательного русско-болгарского саксофониста Анатолия Вапирова у нас хорошо знают и заслуженно любят. На этот раз Вапиров попытался осуществить в Одессе совместное выступление джазового квартета и болгарского фольклорного ансамбля. За роялем - давний партнер многих проектов А.Вапирова Юрий Кузнецов, на бас-гитаре (вернее, гитарах - музыкант использует как пяти-, так и четырехструнный бас) - приглашенный Анатолием Панайотис Кюрцоглу из Греции, на барабанах - вездесущий и, более важно, везде уместный Сергей Остроумов. Нечто подобное я слышал на фестивале Varna Summer года три тому назад, когда за роялем был тот же Юра, на контрабасе играл Владимир Волков, а на барабанах - пардон, на одном барабане, тупане - потрясающий Стоян Янкулов. Вот хор там был совсем другой - настоящий, полнозвучный, с огромным репертуаром, всемирно известный и даже грэмминосец. Найденный в Одессе фольклорный коллектив не обладал особым полнозвучием, а в репертуаре имел аж три болгарских песни, да еще и на большую профессиональную сцену девочки попали впервые - и угодили прямиком в заповедник настоящих монстров спонтанной музыки. Так что вместо яркой этнической составляющей имели место лишь напоминания о том, что да, есть такая партия. Тем не менее, получилось все достаточно ярко. Имели место: а) замечательное звучание саксофонов Вапирова (ну, это как всегда и как всегда, по-разному); б) точные аккорды и секвенции Юрия Кузнецова (это - тоже как всегда и тоже как всегда, по-разному); в) четкий, сложный, безукоризненно уместный ритмический орнамент Сергея Остроумова; г) дружески-враждебное противостояние всех участников квартета. Моим личным открытием стал замечательный басист Йотис Кюрцоглу. Его бас был то очень подвижным, ненадуманно-виртуозным, то напевным и мелодичным и во всех проявлениях - глубоко индивидуальным. Йотис идеально вписался в цельное звучание проекта, а его участие в дуэтных и трио- импровизациях было, мне кажется, весьма стимулирующим.

After hours.
После концерта мы опять были в "Кларабаре". Собственно, настоящее выступление Дениз Перье было тут. Певица прекрасно показала себя как в своем традиционном стиле, так и в дуэте - кто бы мог подумать - с Андреем Монгушем. Сергей Манякян тряхнул стариной и сел за барабаны, где и показал себя во всей красе. Игорь Иванушкин своевременно отобрал бас-гитару у кого-то из местных музыкантов. Гуляющие собрались в небольшую, но очень плотную толпу. Расходились поздно.

На этом фестиваль и закончился. Есть основания считать, что в следующем году он тоже будет. Как по мне - можно и без карнавала - жанры уличного увеселения граждан и сложной, тонкой импровизационной музыки стоят далеко друг от друга, так что аудитории вряд ли пересекаются.
Ведущие концертов фестиваля - Владимир Борисович Фейертаг и Михаил Михайлович Митропольский, не в пример прошлогоднему ведущему, вели концерты умно, остроумно и зажигательно в самом прямом смысле этого слова - они буквально каждым своим словом и жестом подогревали любовь публики к джазу.
Фестиваль собрал замечательных музыкантов - новых для нас и уже известных. Мало кто знает, каких усилий это стоило музыкальному директору фестиваля Юрию Кузнецову. Гммм, а ведь они еще и играл... Организационные хлопоты легли на плечи Наташи Эртновой - и эта красивая небольшая женщина с ними справилась. Юрочка, Наташенька, спасибо.

Словом, жизнь опять удалась. До следующего года.

Олег ШестопаловОлег Шестопалов,
собственный корреспондент "Полного джаза" в Одессе

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service