502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 39
2002

Алекс Ростоцкий: слова об Индии (2)
Окончание. Начало в #38.

Алекс РостоцкийПредыстория такова. Летом 2002 г. московский басист, композитор и продюсер Алекс Ростоцкий совершил поездку в Индию и выступал в составе международного проекта скрипача Лакшминараяна Субраманиама. Музыкальные контакты с Индией у нас довольно редки (тем более с тех пор, как прекратились регулярные поездки наших джазменов на фестиваль "Jazz Yatra", куда в 80-е гг. их регулярно посылало министерство культуры СССР). Тем интереснее впечатления человека, который не только дважды поучаствовал в международном фьюжн-проекте - 13 лет назад в Москве и теперь в Индии, - но и в своей повседневной работе в джазе и смежных жанрах использует подходы, приемы и идеи, воспринятые в результате работы как с индийскими музыкантами, так и с представителями других музыкальных культур. Ощущается это и на новейшем альбоме Ростоцкого "" target="_blank">Splashes", который он - впервые под собственным лейблом JBT (Jazz Bass Theatre) - выпустил 17 октября. Кстати, 10 ноября презентация этого альбома пройдет в Центре искусств ЦДХ.

- Концерт, на котором было 15 тысяч слушателей, проходил в городе Мисоре, в 140 км. к юго-западу от Бангалора, в штата Карнатака, в индуистском монастыре. Концерт совпал - я думаю, так было запланировано - с днем рождения главного гуру этого монастыря, он же - духовный учитель доктора Л.Субраманиама. После пятичасового концерта мы еще около часа общались со слушателями, которые могли подняться на сцену и разговаривать с музыкантами. Меня поразил один момент: пришла семья - муж, жена и маленькая дочка, лет шести. Папа пошел разговаривать с одним музыкантом, мама - с другим, а дочка постояла немного в нерешительности, подошла ко мне и сказала: "спасибо вам большое, у вас очень теплый звук". Я экстраполировал это на Россию - тоже не самую плохую в области воспитания детей страну, где есть дети, которых приводят в музыку, в литературу и т.п. - но не мог себе представить, чтобы шестилетний ребенок у нас смог сам сформировать такое предложение, чтобы он, следовательно, чувствовал музыку на таком уровне... Я потом поделился с другими музыкантами этим переживанием, и мы все к этому достаточно трепетно отнеслись.
Люди на наших концертах были очень разные. Например, на концерте в монастыре публику в основном явно составляли прихожане этого храма, поскольку в его огромном зале раз в неделю постоянно проводятся различные культурные мероприятия, концерты в том числе. Там было много европейцев, в основном живущих там же, при этом монастыре. Они нас буквально заобнимали, и, кстати, им было очень интересно, как в этот коллектив попал русский. Это было очень интересное общение. Меня буквально засыпали вопросами о том, что происходит в России, потому что никакой серьезной информации там нет, а по телевизору о России если и говорят, то какой-то бред. 
Но в целом можно сказать, что посетители этих концертов - это городские жители, в основном - образованные люди, которые заинтересованы идеей фьюжн, идеей слияния жанров (надо заметить, что в Индии термин fusion означает не совсем то же, что в Европе и Северной Америке: фьюжн - на хиндустани "джугалбанди" - в Индии понимают как слияние не только джаза с роком, но и вообще любых музыкальных традиций, в том числе музыки разных частей Индии, музыки Востока и Запада и т.п. - ред.). Субраманиам в Индии играет роль самого яркого проповедника этой идеи. Но для Индии это новое явление, в которое вовлечено совсем немного людей. 
Доктор Лакшминараяна Субраманиам Конечно, в Индии есть несколько великих музыкантов этого направления - оба брата Лакшминараяна (Субраманиам и Шанкар), Закир Хуссейн, и они очень популярны: например, для индийской аудитории Закир Хуссейн пишет музыку... для дискотек. И за счет их известности и популярности им удается охватывать своими проектами значительное количество людей. Дело даже не только в популярности- дело в колоссальном уважении. Когда я в ответ на вопросы, кто я и откуда, говорил, что я - музыкант, который работает с Субраманиамом, перед этим именем буквально склоняли голову. У каждого народа есть свои герои; хорошо, что в Индии один из этих героев - музыкант. 
Многие индийские музыканты живут и работают вне Индии, но их в стране тоже знают - кого больше, кого меньше. Кстати, один из таких музыкантов - знаменитый барабанщик Трилок Гурту. В июле мой музыкальный партнер Кешаб Канти Чоудхури, живущий в Москве исполнитель на табла, с которым мы записали уже три альбома, был с мастер-классами в Индии одновременно с Трилоком Гурту. Трилок сказал Кешабу, что его уже несколько раз приглашали в Россию, но он боится ехать, потому что в России стреляют, взрывают и убивают. На что Кешаб сказал ему: "ты боишься ехать, а я там просто живу - и хочу, чтобы эта страна стала моей второй родиной". Впрочем, по-моему, ему пока не удалось переубедить Трилока.
А вот Субраманиам - полная противоположность. Он очень хочет выступить в России, его очень "греет" русская культура, ему очень хочется играть с нашими симфоническими оркестрами, больше того - он хочет, чтобы его младший сын поступил в Московскую консерваторию, хотя сейчас он берет уроки по скрипке в Париже и в Лондоне. Поэтому Субраманиам готов приехать за гонорар, в четыре раза меньший, чем обычно - просто, чтобы проехать с туром по России, сделать для себя какие-то новые открытия. Кстати, он очень отличается этим от других известных индийских музыкантов. Дело в том, что Индия - бедная страна, но те индийские артисты, кто добился успеха за границей, стараются позиционировать себя как не просто богатых людей, но как очень дорогих музыкантов. Субраманиам же как раз добился очень большого успеха на Западе, но сейчас вернулся в Индию и живет в Бангалоре. Но ему интересны все другие культуры - прежде всего потому, что через них он стремится лучше понять свою собственную культуру. Не секрет, что, замкнуто живя внутри какой-то культуры, трудно научиться ценить и понимать ее во всей полноте. Например, мы живем внутри уникальной русской культуры, с очень богатой музыкой, театром, но зачастую понимаем ее богатство только через другие культуры.
Кстати, меня поразил такой момент: в отличие от других стран, в Индии на улице не звучит музыка. Музыка там только в самом воздухе, в шумах - в отличие, скажем, от Турции, где фольклорная и популярная музыка звучит с утра до ночи. Хотя музыку в Индии слушают очень много. В первую очередь, конечно, поп-музыку - индийскую и американскую. Но это вызывает очень негативное отношение у культурных людей Индии, потому что они - как любой, наверное, народ - хотят сохранить свою культуру. А в СМИ... я ведь был в Индии не так долго, поэтому мне не удалось составить исчерпывающее представление о том, как разные виды музыки существуют на радио и ТВ, но ощущение такое, что по крайней мере на телевидении музыка если и представлена, то - индийская классическая: когда в отелях я переключал 20-30 представленных там телеканалов, я слышал только ее (поскольку мы были на Юге, то в основном - музыку южной школы). Кроме этого, звучат эстрадные шоу и, конечно, музыка в бесконечных индийских фильмах, которых в стране снимается 360 штук в год. Кстати, музыканты, с которыми мы ездили, говорят, что работы у них довольно мало - либо индийская классическая музыка, либо записи для кино: даже если они играют и джаз, то работы такой очень мало, буквально несколько концертов в год.
Но ощущение музыки там - везде. И совершенно не удивляешься, когда на протяжении всего 4-часового автобусного переезда из города в город все барабанщики - девять человек - все четыре часа бросают друг другу ритмические фразы по восемь и по четыре такта. Не руками - языком, ритмической скороговоркой! И нет на них никакого угомону, потому что ритм - в воздухе, как солнце, как соленая вода... Мы, европейцы, сидели там, забившись в свои кресла, а над головой у нас летали эти фразы... Интересно, какая у них, у барабанщиков, наивысшая похвала: после концерта более пожилые подходили к молодым, хлопали по плечу и говорили: good calculation (хорошо считаешь)!
Посмотрев на успех этого тура в Индии, я стал мечтать о том, чтобы сделать что-то подобное в России. Для публики это - фантастическое переживание: музыканты из совершенно разных культур, которые находят общий язык в единой музыке, невзирая ни на какие различия. Но это очень, очень сложно сделать. 

Беседовал Кирилл Мошков

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service