ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 41
2002

Дидье Локвуд и Даниил Крамер во французском посольстве
Дидье ЛоквудКогда в начале 60-х после 30-летнего господства Стефана Грапелли во Франции появился Жан-Люк Понти, еще один скрипач, да еще называвший своим кумиром Джона Колтрейна, джазовый мир (в первую очередь. конечно, французский) возликовал - да не тут-то было: никто не успел опомниться, как Понти уже играл у Фрэнка Заппы. Не удивительно поэтому, что когда в 70-е появился еще один скрипач-француз (хоть и с англоязычной фамилией, которую, тем не менее. произносить надо по-французски - с ударением на последнем слоге) Дидье Локвуд, все снова очень обрадовались -тем более, что Локвуд проделал обратную эволюцию: он играл в престижных арт-роковых группах "Магма" и "Гонг", но послушав Понти в "Кинг-Конге" Заппы, заинтересовался джазовой импровизацией. Поучился straight-ahead'у по записям Стефана Граппелли, собрал собственный состав в духе фьюжн - Surya. В 1981 году в анкете журнала "Джаз Форум" Дидье Локвуд занимает первое место, обойдя самого Жан-Люка Понти. 
В отличие и от Понти и других джазовых скрипачей, Дидье Локвуд играет не на электроскрипке-"доске", а на старом акустическом инструменте с таким же "звукоснимателем", как у контрабаса.
Несмотря на бурный успех в первой половине 80-х и два отличных альбома на Gramavision (лучший - "Out of the Blue" с Гордоном Беком, Сесилом Макби и Билли Хартом), Локвуд в целом надежд не оправдал. (Надеюсь, не перейдет в smooth jazz хотя бы Доминик Пифарели, которого мы все помним по московским гастролям с Луи Склависом).
Из поздних альбомов Локвуда мое внимание привлек разве что позапрошлогодний альбом памяти его наставника Стефана Грапелли. Больше всего меня на нем поразило то, как скрипач изображает пикколо-бас, играя пиццикато и понижая звук на октаву при помощи какой-то очень простой примочки.

12 ноября Дидье Локвуд дал концерт во французском посольстве вместе с российским пианистом Даниилом Крамером и своей супругой, певицей Каролин Казадезюс. В Москве они оказались проездом из Омска, где с тамошним симфоническим оркестром записывали концерты Локвуда для фортепьяно (с маэстро Крамером в качестве солиста, разумеется) и скрипки с оркестром, а также вокальную программу с мадам Казадезюс, как выяснилось - представительницей славной музыкальной династии Казадезюсов (ее отец Робер - знаменитый дирижер). 
На обратном пути собирались выступить в "Ле Клубе", но что-то не сработало, и в результате - избранная, но при этом весьма многочисленная публика смогла-таки познакомиться с искусством наших французских гостей. Сначала дуэт Крамер-Локвуд сыграли пару неидентифицированных, но явно хорошо подготовленных номеров, в том числе один блюз и один балканский номер. Во Франции почему-то "болгарская ритмика" в почете (вспомните того же Склависа) - может, дело в том, что французы устали от собственных вальсов-мюзеттов на малоподвижных баянах. При исполнении блюза приятно поразило, как ловко и быстро умеет маэстро Локвуд менять тембры своей электроакустической скрипки - и - соответственно -как хорошо у него получается афроамериканский прием call & response и упомянутая уже имитация пикколо-баса. Если бы Локвуд играл без звукоснимателя, то по всему напоминал бы, скорее всего, иногда балующегося джазом академического виртуоза Итцика Перлмана.
Потом Даниил Крамер на удивление сосредоточенно сыграл один номер соло. Он явно был готов играть соло и дальше, но за кулисами уже явно ждала своей очереди Кародин Казадезюс - как был объявлено, "сопрано". Я не так давно слышал ее с Локвудом и двумя индийцами - танцором и перкуссионистом; по музыки это был типично этнический нью-эйдж. 
В Москве Каролин Казадезюс спела два типично салонных номера (ощущение салонности - в жанровом смысле, без какого-либо намека - лишь обострялось от того, что она демонстративно пела без микрофона). Голос и "летел" со сцены в зал, и заполнял все пространство (с типично сухой акустикой конференц-зала) гораздо весомее , чем в проекте с индийским танцором. Непонятно, правда, почему голос Каролин Казадезюс назвали "сопрано" - у нее типичное "меццо" и по глубине низких нот, и по окраске среднего регистра. Вот такую бы вокалистку и соответствующий репертуар (какого-нибудь Роберта Фримля или Зигмунда Ромберга) - Даниилу Крамеру, вместе они бы заняли пустующую у нас нишу салона г-жи Вердюрен (из романа "По направлению к Свану" Марселя Пруста).
Далее, по всей логике, шло соло маэстро Локвуда. Он и начал было типично балканскую хору-стаккато. Но отказала техника. Ее долго налаживали, вроде бы наладили, но Локвуд, видимо, определив, что контакт с залом утрачен, решил его восстановить, проходясь со своей хорой по залу, играя под собственные лупы и дилэи.
На публику это, кажется, произвело должное впечатление, подействовало как надо, но я никак не мог избавиться от ощущения, что нахожусь не в конференц-зале солидного посольства, а в цыганском ресторане где-нибудь на Адриатическом побережье. 
Наконец, последовал бис - "In A Sentimental Mood", эффектно сыгранная дуэтом Крамер-Локвуд. Скрипач сыграл практически всю тему флажолетами - благо инструмент акустический, а Крамер вовремя остановился...
Во вступительном слове было сказано, что ведутся переговоры об организации гастролей маэстро Локвуда по России в будущем году. Вот тогда всерьез и послушаем - скрипач он отличный, да и наш Даниил Крамер, кажется, наладил с ним настоящий творческий контакт.

Дмитрий УховДмитрий Ухов

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service