ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 44
2002

Юрий Голубев: "Чувствую себя лет на десять старше"
Юрий ГолубевЮрий, прежде всего, разрешите поздравить вас с присуждением звания "Заслуженный артист РФ". Насколько мне известно, среди джазовых музыкантов не так уж и много "титулованных особ"?

- Спасибо за поздравление - для меня все это было полной неожиданностью. На самом деле, среди джазовых музыкантов достаточно артистов со званиями, но не думаю, что моего возраста. Так что я сейчас чувствую себя лет на десять старше!

У вас академическое музыкальное образование, не так ли? 

- Да, я окончил Московскую Консерваторию как классический контрабасист в 1995 году.

Но, тем не менее, вы являетесь участником и организатором джазовых проектов. Что вас заставило "повернуться лицом" к джазу?

- Изначально - просто большая любовь к этому жанру с детства, как это банально ни звучит. Для меня джаз - это музыка, которой живешь. Это философия. Психология. Рефлексы. Это - реально, как бы сказали американцы. Кроме того, у контрабасиста в джазе больше возможностей для самореализации, нежели в классике - он и аккомпаниатор, и солист, и композитор. Соответственно, очень большие возможности для самосовершенствования, а это для меня одна из наиважнейших жизненных задач.

А в классической музыке вы таких возможностей для себя не видите?

- В классической музыке другие возможности и горизонты, и самосовершенствование там идет в совсем других ключах. Но можно стать прекрасным оркестровым басистом, так и не постигнув многого в музыке. Вообще, я не сторонник дискриминации каких-либо жанров - известно, что бывает просто хорошая или плохая музыка, и относится это в равной степени и к джазу, и к классике, и к року, и к поп-музыке. Несмотря на неоднозначное отношение музыкантов к последней, я знаю прекрасные образцы этого жанра. Поэтому я считаю, что просто занимаюсь музыкой - насколько мне это позволяют время и способности, и стараюсь быть открытым к интересным проектам в любой стилистике.

А кто из музыкантов, на ваш взгляд, наиболее повлиял на формирование вас в этой профессии? На какой музыке вы выросли?

- В детстве я всегда себе ставил пластинки Шопена... Были также Рамо, Куперен, конечно же, Бах, очень любил раннего Шумана...

То есть, сугубо классическое воспитание?

- Почему же, я просто не всех назвал! Слушал и Бенни Гудмена, и Эллу Фитцджеральд, и Каунта Бэйси - очень многих, плавно переходя к музыкантам все более поздних времен - например, к Брубеку, затем - к Биллу Эвансу, Чику Кориа, ну и так далее - до Боба Джеймса, Пата Мэтини и многих других. Кроме того, Вы, наверное, удивитесь, если я скажу, что также постоянно звучали Марк Бернес, Клавдия Шульженко, иногда - Вертинский... 

Они на вас тоже повлияли?

- Не знаю, но мне и сейчас кажется, что то, что они делали, было настоящим.

А что касается джаза, вы с детства знали, что будете играть эту музыку, и занимались соответственно и классикой, и джазом?

- Нет, не знал, по крайней мере, что буду делать это на профессиональной сцене. Когда я еще учился в Школе при Консерватории, я вообще не представлял, что буду играть джаз на контрабасе - занимался я, в основном, на фортепиано. Контрабас в школе я вообще всерьез не воспринимал. Возможно, в этом отчасти сказывалось то, что контрабас все-таки не самый вдохновляющий инструмент с точки зрения академического композитора. Много лет спустя, уже начав выступать как джазовый басист, я попал на какой-то джем-сейшн, где почему-то не было пианиста. И - с удовольствием сел за рояль (я - свидетель! Было дело! - ред.). Жаль, что сейчас мне уже совсем не хватает времени на фортепиано...

И кто же повлиял на ваш окончательный выбор?

- Сложно сказать. Я же все-таки учился как контрабасист... Одно время я хотел вообще целиком уйти в академическую композицию, но от этого несколько опрометчивого в теперешних реалиях шага меня удержал мой преподаватель композиции, профессор Альберт Семенович Леман. Он, правда, хотел, чтобы я заканчивал по двум специальностям, но получилось так, что до написания дипломной симфонии в Консерватории у меня руки так и не дошли... Ну а когда я уже окончательно определился с контрабасом и джазом, к счастью, меня поддержали, поверив в меня, такие замечательные музыканты, как Алексей Козлов, Вячеслав Горский, сотрудничая со мной на разных этапах. В последние же годы мне неоценимую помощь оказал Игорь Бутман - как в плане человеческой поддержки на джазовом пути, так и в профессиональных аспектах. В частности, мой альбом "Toremar Island" был записан благодаря участию Игоря в подготовке проекта, а также его блистательной игре в процессе записи. Игорь же представил меня пианисту Андрею Кондакову, с которым в дальнейшем у нас установилось творческое сотрудничество. Андрей - фантастический музыкант, настоящее "явление" на нашей сцене.
В целом же, я рад, что получил классическое образование, ибо считаю его весьма необходимым, по крайней мере, на таких инструментах, как контрабас и фортепиано: оно дает ту технологическую и музыкальную базу, без которой исполнение настоящего современного джаза проблематично.

А что вы называете "настоящим современным джазом"?

- Ваш вопрос несколько провокационен. Ведь случаи, когда джазменов спрашивали о том, что есть джаз, хорошо известны, а их ответы хрестоматийны (такие, как "если вы спрашиваете, то вам никогда этого не понять"). Но, тем не менее, когда мы говорим о современном лице этого жанра... Видите ли, все уже давно не так, как это было в тридцатые, пятидесятые или шестидесятые годы. Джазовая фактура претерпела колоссальные изменения, музыкальный язык жанра многократно усложнился, обогатившись нестандартными и даже переменными размерами, гармоническая структура порой не укладывается в привычные буквенно-цифровые обозначения, да и сама мелодика совершенно другая. В целом же, на мой взгляд, сейчас джаз стал интегрировать в себе множество стилей - от поп-музыки до техники современной академической композиции, как в мелодике, так и в принципах построения и развития материала, в гармоническом языке. Соответственно, требования, предъявляемые к музыканту джазом наших дней, значительно изощреннее.

Вы много говорите об искусстве композиции. Вы до сих пор пишете?

- Джаз - да, безусловно. Сочинение же академической музыки требует огромных временных затрат - чтобы всерьез писать партитуру, мне необходимо 6 - 8 часов непрерывной сосредоточенной работы ежедневно плюс абсолютно высвобожденное сознание. К сожалению, мое нынешнее расписание редко предоставляет такие возможности...

Занятия джазом отнимают у вас столько времени?

- Не столько джазом как таковым, сколько связанной с ним организационной деятельностью. Например, недавно меня пригласили на пост исполнительного директора ДжазФонда; поскольку мне интересна и эта сфера, я принял приглашение. Так что приходится иногда и сидеть в офисе - помимо игры концертов и всяких джазовых "работ".

ДжазФонд - это что?

Это попытка создать грамотный и серьезный джазовый менеджмент. В активе нашего офиса - участие в подготовке и проведении Одесского Джаз-Карнавала, организация Международного Делового Форума в Москве (разумеется, с привлечением джазовых музыкантов), есть и ряд других интересных проектов. Наша основная идея - объединение сфер профессионального цивилизованного бизнеса и "высокой" музыки. Надеюсь, получится.

Беседовала Татьяна Гончарова

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service