ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 4
2003

Ховард Мэндел: "Не только светлые пятна" (2)
Материал был подготовлен для публикации в Jazz Times по заказу редакции этого (одного из трех крупнейших в мире) джазовых журналов, но затем отвергнут. 
Публикуется в "Полном джазе" в трех частях.

Продолжение. Начало в #3.

Могут ли спутники спасти джаз?

Ховард МэнделОсновные специалисты по джазу считают, что пассивность перед лицом фактов о нынешних уровнях "потребления" джаза непростительна.
"Мы ощущаем, что людей, склонных любить джаз, гораздо больше, чем можно заключить, исходя из числа "потребителей джаза". Но эти люди не знают, что такое джаз. Поэтому они не покупают джазовые альбомы, не ходят на джазовые концерты и в целом не поддерживают эту музыку так, как могли бы", говорит Чак Ивануса, исполнительный директор Международного джазового альянса, созданной три года назад индустриальной ассоциации, устроенной по образцу Фонда кантри-музыки. "Ситуация такова: все ежедневно слышат джаз - очень много джаза и, кажется, ничего, кроме джаза. Но когда ты говоришь людям, что эта музыка - джаз, это оказывается для них огромным сюрпризом".
Ивануса приводит данные Фонда Найта, исследование которого показывает, что около 60 процентов взрослого населения США заявляет о своем интересе к классической музыки и о том, что слушают ее дома или в машине. Однако то же исследование показывает, что в 15 крупных городах США только менее чем 5% опрошенных "патронируют" симфонические оркестры (т.е., в наших понятиях, покупают симфонические абонементы - ред.). "Это примерная параллель ситуации с джазом. Люди слушают его ежедневно, но не ходят на концерты и не покупают пластинок. Таковы факты, с которыми нам приходится иметь дело. Поэтому, чтобы получить серьезные, долговременно положительные результаты, нам прежде всего следует провести серьезное исследование аудитории, для того чтобы прежде всего определить, из кого же состоит джазовая публика. Каждый из нас думает, что знает ответ, но на самом деле мы знаем его не совсем точно".
Ну, раз уж "мы" его не знаем, то кто же знает? Когда Международный джазовый альянс проводил собственную презентацию в рамках конференции Международной ассоциации джазовых преподавателей в Нью-Орлеане в январе 2000 г., в президиуме сидели руководители крупнейших лейблов Blue Note и Warner Bros., продюсеры крупнейших джазовых фестивалей Monterey и SFJazz, представители кабельного джазового телеканала BETonJazz и программы "Джаз в Линкольн-центре". Можно было ожидать, что уж такой-то базовой информацией они владеют - или, может быть, они не хотели или не умели ей поделиться? А может быть, как в предыдущем выпуске говорил Робинсон из Ассоциации звукозаписывающей индустрии Америки (в правлении которой, между прочим, тоже немало членов - 42), сбор таких данных не рассматривается как заслуживающий расходов? Обратите внимание, кроме всего прочего, как МДА хотел бы использовать такую информацию.
"Как только мы получим исследования данных о джазовой аудитории", говорит Ивануса, "мы должны поделиться ими с образовательными программами. Мы хотим использовать эту информацию для того, чтобы достичь соглашения с рекламными агентствами и маркетинговыми компаниями о том, чтобы по-другому использовать джазовую музыку. Кантри-музыканты сейчас рекламируют товары и услуги в кадре. Что до джаза, то он звучит - и много звучит - в рекламе, но сами музыканты на экране почти не появляются. А для того, чтобы обратиться к более молодой аудитории, нам нужно, чтобы в рекламе, где используется джазовая музыка, появлялись молодые музыканты и товары, предназначенные для молодого покупателя".
Все это, по словам Иванусы, касается самых разных вещей. "Например, настало время для смены подхода к аудитории в джазовых клубах (и с этим согласны владельцы самых успешных джаз-клубов). Кроме того, джаз в магазинах грамзаписи... Ведь, по сравнению с другими жанрами, он остается загадкой для массового покупателя - потому, что в нем гораздо труднее разобраться, чем в других жанрах, а он при этом по сравнению с ними так обширен! Мы надеемся интегрировать общественное просвещение и маркетинговые инициативы, чтобы создать своего рода путеводители по этим отделам магазинов грампластинок".
Крупнейшая сеть магазинов грамзаписи Tower Records уже делала что-то в этом роде: они заказывали признанным критикам брошюры под названием "Избранное", которые содержали советы относительно того, какие диски каких артистов нужно покупать для построения коллекции. Конечно же, на рынке и помимо этого присутствуют десятки книг, рекомендующих джазовое "избранное" - как правило, записи, ставшие уже каноническими, а не новые поступления на магазинных полках. Газеты, журналы и вебсайты предлагают массу рецензий, которые и пишутся для того, чтобы сориентировать потребителя. Кроме того, можно надеяться услышать новые записи и на джазовом радио.
"Количество радиостанций, именующих себя джазовыми, трудно определить", продолжает Чак Ивануса. Хорошо бы все же знать, сколько их и где они находятся. Хорошо было бы знать также, сколько джазовых образовательных программ предлагают учебные заведения в США, и получить от них цифры, определяющие количество их студентов. Сколько ребят играют джаз в школьных оркестрах? Нам нужно знать их образ жизни и привычки так же, как знает их Proctor & Gamble, который изучает их доход, увлечения, склонности, интересы - и, в конечном счете, узнает средства подтолкнуть потребителей к следующей ступени - новому продукту, новым приобретениям". Хотя МДА объявил о начале приема в свои ряды рядовых слушателей наряду с деятелями индустрии, это все же, скорее, индустриальная организация, нежели сборище фанатов.
"Я должен быть оптимистом", заключает Ивануса, "но у меня есть ощущение подлинной тревоги. Все, кто причастен к музыкальному процессу, неравнодушны к музыке, и это - наш сильнейший актив. Может быть, именно поэтому мы столько препираемся между собой. Если бы мы могли преодолеть мелочные разногласия и использовать нашу общую одушевленность, мы могли бы добиться настоящего успеха. Нам нужно праздновать и восхвалять успех каждого из нас. Это же так здорово, что у нас есть Дайана Кролл, которая только что получила шесть Juno (канадский эквивалент премии Grammy - ред.), распихав всех попсачей. Это же нужно праздновать!".

Все воспеваем прекрасных певиц

Выстраивайтесь в очередь, чтобы воздать хвалу великую прекрасным женщинам, которые поют, а также звездам поп- рок- соул-сцены, которые демонстрируют свою любовь к вокалу "старой школы", ибо они ведут слушателей (читай: потребителей) к джазу. Такова суть философии скрещения жанров, исповедуемой определенными руководителями фирм грамзаписи и розничными торговцами.
"Традиционно джазовые лейблы начинают исследовать то, что находится за пределами обычного мэйнстрима", говорит Кевин Кэссиди, старший вице-президент по операциям в Северной Америке сети магазинов Tower Records. "Прекрасный пример - Нора Джонс. Альбом на перекрестке жанров, выпущенный ей, очень полезен для джаза, потому что демонстрирует джазовые основания ее музыки. Blue Note, великолепный исторический лейбл, в лице Норы получил поп-артиста, который может вызвать изменения в маркетинге, так что потребитель почувствует что-то вроде "наверное, надо посмотреть, что там еще есть на эту тему - может, джаз?". В наших магазинах и традиционный маркетинг, и специфически местный маркетинг, представленный нашими сотрудниками в залах на очень высоком уровне таланта и информированности, вполне может добиться, чтобы рядом с Норой Джонс воспринималась Кассандра Уилсон. Менеджер отдела или клерк в зале скорее всего скажут: если вам нравится Нора Джонс, послушайте и Кассандру...". Впрочем, эта логика не руководила членами NARAS (Национальная академия искусства и науки звукозаписи, организация, присуждающая премии Grammy - ред.), которые в начале 2003 г. номинировали Нору Джонс на Grammy восемь раз, а Кассандру Уилсон - ни разу.
"С другой стороны, есть, например, Грег Осби, который идет очень интересными путями в музыке, но его интересный CD теряется среди 31000 других релизов", продолжает Кэссиди. "Бог не попустил, чтобы, скажем, Нора Джонс поучаствовала в альбоме Осби. Но я считаю, что такого рода взаимоопыление может быть полезно. Обоим артистам оно приносит больше известности".
Предположим, что Осби все-таки записался с Норой Джонс. Предположим, ее известность заставит ее поклонника купить альбом Осби с ее участием. Будем считать, что задумчивый фанат певицы введен в транс пылающим альт-саксофоном Осби, и решает присмотреться повнимательнее к инструментальной стороне этого самого "джаза". Значит ли это, что новая волна продаж захлестнет роскошные торговые залы сетей вроде Tower, которая с июня 2001 г. проводит реорганизацию своей финансовой структуры, чтобы избежать банкротства, набрасывая покровы на систему биллинга независимых дистрибьюторов и лейблов, предоставляющих им товары? И хватит ли этой волны, чтобы утолить жажду прибыли джазовых отделений фирм грамзаписи?
В соответствии с данными Американской ассоциации индустрии звукозаписи (RIAA), на протяжении 2001 г. существенно выросли продажи музыки через Сеть. RIAA располагает также цифрами по бесплатной перекачке музыки, но на джаз этот феномен пока что заметного влияния не оказал. Джазфэны старой школы могут предпочитать покупать музыку в настоящем, а не виртуальном магазине. А что если Tower Records уйдет из бизнеса? Не о чем беспокоиться, говорит Кэссиди: скорее всего, все проблемы очень быстро разрешатся, еще до конца года (2002), и вы об этом узнаете... Впрочем, мы ничего не узнали. Единственное, что стало известно - это что Tower прекратил публикацию своего популярного и уважаемого музыкального журнала Pulse!. Tower все еще с нами, как и другие крупные розничные сети - HMV и Virgin Megastore. Но, в то время как весь CD-бизнес испытывает трудности по всем фронтам, ни одна из этих сетей не ожидает, что их спасет именно джаз.

Взгляд лейблов

"Кто-нибудь назвал еще какое-нибудь светлое пятно, кроме Норы Джонс?" - спросил Джефф Джонс, глава лейблов Columbia и Columbia Legacy, когда я спросил его о том, как джазовый горизонт выглядит из его кресла. "наши светлые пятна - это успех первого альбома Криса Ботти, трех альбомов Питера Уайта и альбома Стива Тайрелла. Успех Криса особенно велик за океаном (в Европе - ред.), потому что он два с половиной года играл у Стинга и получил международную известность...". Таким образом, знаменитый лейбл Дюка Эллингтона, Дейва Брубека, Билли Холидей и Майлса Дэйвиса в преддверии 2003 г. обратил взгляды на смут-джаз, нео-фьюжн и поп-версию world beat, от которых ждет хороших новостей.
"Если и есть что-то светлое", говорит Джонс, "то это - увеличение разнообразия в репертуаре джазовых отделений мэйджор-лейблов, в результате чего Крис Ботти, Анджелика Киджо, группа Дерека Трака и Йорма Кауконен могут сосуществовать, так сказать, под одним зонтиком. Эти новые музыканты оригинальны, делают интересную музыку и нравятся настоящим знатокам. То, что мы выпускаем, вовсе не обязано исходить от традиционных джазовых артистов, которые копируют Майлса, Монка, Мингуса и Эллингтона...". Да, но поклонников мэйнстрима тоже должны были, по крайней мере, соблазнить предпринятые Columbia Legacy в 2002 г. качественные "коробочные наборы" переизданий работ Майлса, Монка, Леди Дэй (Билли Холидей - ред.), Чарли Кричсена и Хэрби Хэнкока.
Будет ли Columbia переиздавать диски Криса Ботти через 25 лет? Вопрос оскорбил Джонса. "Что за вопрос? Нельзя ожидать, что Криса Ботти мы можем сравнить с Эллингтоном. Но значительная часть джаза в каталоге Columbia сейчас настолько же жизнеспособна, насколько жизнеспособна музыка традиционных артистов. Запись Джеффа "Тэйна" Уоттса - определенно джазовая запись. Джеймс Картер готовит для нас настоящую джазовую запись. В конце мая вышел новый альбом EST. Давид Санчес скоро запускается со следующим альбомом: в последний раз, когда я проверял, он все еще считался традиционным джазовым артистом, играющим латиноамериканский джаз. Весь каталог Уинтона Марсалиса все еще продолжает тиражироваться, хотя я не могу сейчас говорить, ведем ли мы с ним переговоры о новых записях".
Впрочем, переговоры-то уже состоялись, как мы сейчас понимаем - причем новый альбом Марсалиса, "All Rise!", амбициозное продолжение заслужившей Пулитцеровскую премию оратории "Blood on the Fields" (вышедшей именно на "Коламбии"), появился на другом лейбле, хотя также связанном с "Коламбией" - Sony Classical.
И это говорит об определенных изменениях ландшафта. Дело в том, что семейство Марсалисов буквально ВЛАДЕЛО джазовым отделением Columbia, и Уинтон в каждый отдельно взятый год записывал больше, чем его брат Брэнфорд, вице-президент Columbia по артистам и репертуару, мог попытаться выпустить. А теперь, в поисках большей независимости и меньшего количества стрессов, Брэнфорд покинул Columbia и вместе со своим менеджером Энн-Мэри Уилкинс основал собственный лейбл, Marsalis Music...

Продолжение следует

Ховард Мэндел,
президент Ассоциации джазовых журналистов

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service