ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 5
2003

Take 6 в Нижнем: экстатический практикум

Take 6

В минувшее воскресенье в рамках проекта "Настоящая музыка" в Кремлевском концертном зале Нижнего Новгорода выступил американский секстет Take 6, многократный обладатель престижнейших наград, титулов и премий (в частности, семи премий "Грэмми"), законодатель джазового вокального ансамблевого исполнительства и прочая и прочая, справедливо названный в пресс-релизе "лучшей вокальной группой мира". Эксклюзивный концерт, о котором пойдет речь, фактически единственный полномасштабный в России (на следующий день предполагалось выступление музыкантов одним отделением на концерте "Триумф джаза" в Москве), состоялся при поддержке "БиЛайн GSM" и "Автобанка". Знаменитые музыканты подарили нам роскошный букет музыки, растущей от "черных" корней - свинг, рэп, госпел, ритм-энд-блюз, фанки, би-боп, соул... Но все по порядку.
Take 6 - идеально чувствующие друг друга виртуозные вокалисты, представляющие собой, если можно так выразиться, совершенный инструмент для пения. Им подвластны и головокружительные сольные пассажи, и роскошные, пряно звучащие многозвучные аккорды, легко перетекающие один в другой. Вместе с тем, как заметил мой сосед по залу, настройщик роялей с профессионально-изощренным слухом, "унисон у них звучит не менее божественно, чем аккорд". Они невероятно, физиологически ритмичны - это заставляет слушателей непроизвольно совершать движения в такт. Но и это еще не все.
На пластинке "So Much 2 Say", предваряя одну из композиций, музыканты говорят: "Все звуки, что вы сейчас услышите, будут воспроизведены исключительно нашими собственными голосами - независимо от того, что бы вам ни слышалось. Человеческое тело может все!". После чего звучит натуральный хип-хоп с большим количеством перкуссии... Известно, что имитация голосом инструментальных тембров среди джазменов-афроамериканцев - не редкость, но у Take 6, поющих без сопровождения (точнее, с собственным сопровождением) это достигло впечатляющих высот. Свои тембровые возможности они продемонстрировали, в частности, в обаятельной "Introduction". Есть такая традиция в джазе - представлять музыкантов залу в то время, как те поочередно играют небольшие соло на своих инструментах. Именно таким образом нижегородская публика познакомилась с поющей шестеркой, с той лишь разницей, что музыканты не играли, а пели. Ансамблисты имитировали голосами звучание трубы, тромбона, ударных, электрогитары и контрабаса, кстати, руками изображая игру на предполагаемых инструментах. Правда, пианист все же сидел за роялем...
В программе вечера в основном исполнялись композиции из первых двух альбомов коллектива, наиболее известных в России: "Таке 6" и "So Much 2 Say" (последний выходил на виниловой пластинке, доступной нижегородцам) - традиционные госпелз и авторские композиции плюс некоторые хиты ("Smile" Бернстайна, "All Blues" Майлса Дэвиса) в оригинальных аранжировках. Кое-что из известного прозвучало по-новому - например, в "So Much 2 Say", коротенькой би-боповой композиции, к вящему удовольствию публики появился большой импровизационный раздел в жестком ритм-энд-блюзовом ключе.
Так как зал-"тысячник" был заполнен до отказа отнюдь не случайными людьми, большинству композиций аплодировали и подпевали, порой даже со словами - как и полагается на джазовом концерте. Эта инициатива зала была быстро и профессионально направлена музыкантами в специфическое русло. Буквально с первых минут концерта начались провокации - впрочем, в джазовой традиции вполне обычные.
После эффектной интродукции, когда зал только-только настроился на получение кайфа, со сцены было сказано нечто наподобие: "Вот мы тут вам сейчас петь должны... а вы вообще кто? Ну-ка, спойте нам тоже, а то что это мы тут перед вами будем так просто напрягаться". И Седрик Дент, аранжировщик и лидер коллектива, кстати, музыковед с высшим образованием, начал учить нижегородцев петь госпел. Собравшимся пришлось повторять за ним фразы, с каждым разом все усложнявшиеся, а ансамблисты необидно посмеивались или даже передразнивали поющих нижегородцев... зря они, кстати - по-моему, мы воспроизводили довольно сложные фразы очень даже удачно и стройно. Зал сдался лишь на действительно сложном пассаже, мелодически-изощренном и длинном, но - тот кто знает, поймет - то была одна из вступительных фраз композиции "Somethin' Within Me", воспроизвести которую под силу лишь истинным профессионалам соул.В дальнейшем работа по взаимодействию с залом продолжалась. Нас заставили петь стоя, хлопая в такт и приплясывая (последнее получилось уже само собой); наверное, в те моменты мы были похожи на экстатических прихожан афроамериканской церкви, где принято петь и ритмично двигаться во время богослужения ("Вот как массы приобщают к чужой вере!" - отметил кто-то из пляшущих сзади).
Так мы познали госпел на практике. А когда музыканты, отработав строго оговоренное контрактом количество минут, ушли со сцены, никто - подчеркиваю - никто не побежал занимать очередь в гардероб. Упорными аплодисментами зал заставил их выйти на "бис" - c "Mary" из дебютного альбома (которую они, кстати, всегда исполняют именно на "бис" - ред.). Чувствуется, мы расстались друзьями...

Мария ПантелееваМария Пантелеева,
"Нижегородские новости"

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service