ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 6
2003

"Триумф джаза" №3: как это было
Валерий ПономаревПомимо концерта в "России", в составе нынешнего, третьего по счету фестиваля "Триумф джаза" был также VIP-концерт в "Ле Клубе" 11 февраля (со вполне астрономическими ценами на билеты). Что касается концерта в "России", то он начался при практически полном зале выступлением биг-бэнда Игоря Бутмана. Нельзя сказать, чтобы бэнд был в своей абсолютно лучшей форме, знакомой по другим концертам, но он и не был главным номером программы. Со второй композиции к оркестру присоединился нью-йоркский трубач Валерий Пономарев, русский ветеран американского джаза, который был заявлен первой из звезд этого вечера. Валерий Михайлович сыграл с оркестром несколько номеров в своей традиционной хард-боповой манере, идущей от его любимых трубачей 50-х, но, несомненно, вполне современной как по языку, так и по технике. Несмотря на возникшие пару раз небольшие проблемы в верхнем регистре, наверняка оставшиеся незамеченными абсолютным большинством публики, Пономарев прозвучал ярко и свежо: особенно запомнился один из его коронных номеров - посвященная его первому кумиру, Клиффорду Брауну, баллада "I Remember Clifford", которую для исполнения оркестром специально аранжировал Виталий Долгов, а также протяженная дуэль с молодым трубачом биг-бэнда Бутмана Виталием Головневым. Виталий задиристо наскакивал на мастера, извергая весьма впечатляющие каскады нот как раз в верхнем регистре, но Пономарев, не поддаваясь на подначки, умудренно и насыщенно излагал на трубе собственные истории, так что никакого побоища не получилось, а получился весьма яркий диалог.
Сергей Хутас и Игорь БутманДалее следовал эпизод, когда из всего состава биг-бэнда Игоря Бутмана играл только квартет (в котором к самому Игорю, пианисту Антону Баронину и барабанщику Эдуарду Зизаку присоединился контрабасист Сергей Хутас, часто подменяющий на этом посту Виталия Соломонова). Смысл эпизода, впрочем, был не собственно в квартете (который играл превосходно, тем более - хорошо знакомые хиты, начиная с прогремевшей благодаря видеоклипу "Ностальгии" с одноименного альбома Игоря 1997 г.). На авансцене одновременно происходил балет (в лице трех солисток Кремлевского балета). Трудно сказать, чем именно была вызвана необходимость его появления; а оценить так и просто невозможно, поскольку у нас журнал джазовый, а не балетный. Одно можно сказать точно - взглянув на это, можно наконец начать понимать, почему балетные критики считают, что школы современного танца в России нет (в особенности когда есть с чем сравнивать - достаточно вспомнить знаменитый фильм-балет Jump Start на музыку Уинтона Марсалиса).
Take 6

Далее последовал почти часовой сет легендарного американского вокального госпел-секстета Take 6. Собственно, в оценке он нуждается вряд ли: Take 6 - Дэвид Томас, Элвин Чи, Седрик Дент, Марк Киббл, Клод Ви Макнайт III и Джой Киббл - живые классики вокала a cappella, по ним ориентируются десятки подобных коллективов по всему миру, и всем известно, что эти шестеро безукоризненно владеют всем арсеналом, накопленным исполнителями госпелз (религиозных песнопений афроамериканских протестантов) за десятилетия существования этой традиции, происходящей непосредственно от ранних спиричуэлс и оплодотворенной ритм-н-блюзом середины прошлого столетия. Музыканты работают вместе 18 лет, все элементы шоу отработаны, каждый жест, каждая вокальная детонация или фиоритура солиста, каждый идеально спетый аккорд оказываются точно на своем месте, и все это - между песнями - густо уснащено характерной риторикой протестантских проповедников, которая в Америке лезет из всех щелей ТВ, радио и т.п. каждое воскресное утро. В любом случае это было в высшей степени профессионально. Другое дело, что ощущение свежести, новизны, которое так привлекало на первых альбомах Take 6, неизбежно притухло - 18 лет! Тем не менее были и новые моменты: искушенная игра Седрика Дента на фортепиано, использование в одной (кстати, совсем новой) пьесе акустической гитары. И вот что интересно: пока группа пела "ангельские" гармонии - в зале почти все благостно улыбались; как только начиналась характерная "молотилка" с вокальной имитацией инструментов (включая очень "тяжелые" барабаны, изображавшиеся характерными воздушными "плевками" губ и щек плюс массивная цифровая обработка на микшерном пульте) - часть публики, особенно старшего возраста, начинала недоуменно переглядываться. Очень характерно для российской аудитории.
В начале второй части концерта последовало отделение, появление которого в программе нужно, видимо, объяснять внемузыкальными причинами - оркестр мюзикла "Чикаго" под руководством клавишника Сергея Жилина. Это был отличный театральный оркестр, который, к сожалению, вряд ли предназначен для того, чтобы решать связанные с выступлением на джазовом фестивале задачи, тем более настолько амбициозные, как те, что были поставлены перед оркестром его лидером.
Джои ДеФранческоВечер продолжил один из самых своеобразных органистов современного джаза - Джои ДеФранческо, который играл в трио с отличным молодым барабанщиком Байроном Лэндхэмом (который никогда не играл в Москве, но зато дважды играл в Новокузнецке - в 1998 и 1999 г.) и скромным, неброским, но вполне искушенным гитаристом Крэйгом Эбнером. Роль гитариста в органном трио всегда несколько подчиненная, тем более рядом с таким мастером, тем не менее Эбнер запомнился парой отличных соло в манере Гранта Грина, как и Лэндхэм - филигранной работой с мелкими длительностями, отлично подчеркивающей изысканность ритмической организации материала, свойственной ДеФранческо. 
Органист играл очень камерным звуком, совсем не используя эффект Leslie (впрочем, соответствующего устройства у пожилого "хаммонда", чудом отысканного в Москве, кажется, и не было) и при практически молчащих порталах, так что в зал шел почти только прямой звук со сцены (барабаны - живьем, гитара и орган - из их собственных усилителей), так что, в совокупности с полным невниманием ДеФранческо к сценической подаче своей музыки и достаточно сложным материалом, который он разрабатывал в своих импровизациях, это привело к утрате внимания значительной частью публики, среди которой в трехтысячном зале не могло быть слишком много тонких специалистов по джазовому органу, способных оценить полет мысли Джои в полной мере. Впрочем, в Москве это было бы неизбежно в любой аудитории, кроме специализированных клубов.
Концерт завершило то отделение, которого ждала значительная часть аудитории: на сцену вернулся биг-бэнд Игоря Бутмана, и к нему присоединилась народная артистка России Лариса Долина. Вернувшаяся к джазовому материалу поп-дива уже не в первый раз выступала с этим оркестром (она даже записала в прошлом году с биг-бэндом Бутмана концертный двойной CD, который можно приобрести в интернет-магазине на "Джаз.Ру"), так что знакомый материал шел легко и ровно. Впрочем, отнести эту часть концерта к действительно большим творческим удачам тоже довольно трудно.
При значительном количестве интересных элементов программы концерта, при общем высоком уровне музыкантов и музыки трудно было не догадаться, что по сравнению с прошлым годом бюджет "Триумфа джаза" был значительно урезан. Жаль. Доказанная в прошлом году полная компетентность Игоря Бутмана не только как бэндлидера и арт-директора клуба, но и как организатора крупного, значительного фестиваля (в прошлом году удостоившегося публикации в журнале "Down Beat", что удавалось, мягко говоря, не всем российским фестивалям), как кажется, имела на этот раз куда меньше простора для приложения.

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service