ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Обзор джазовой жизни Выпуск #2 30 октября 1998

Анатолий Герасимов в ЦДХ

Анатолий Герасимов    Анатолий Герасимов уже один раз участвовал в чекасинских вечерах в ЦДХ. На этот раз ему было отдано целое первое отделение (заметим - значительно больше второго, что вызвало смутное недовольство тех, кто пришел конкретно на Владимира Чекасина). Однако повод был весьма уважительный: у Анатолия выходит CD. Он называется "Yes" и появляется на свет благодаря новому джазовому лейблу Boheme Music. Впрочем, по замечательной традиции ЦДХ тираж диска к презентации не успел, и присутствовавшим пришлось довольствоваться "живой" версией альбома. Тут-то и ждала небольшая засада - Анатолий чувствовал себя плоховато. Однако его группа была выше похвал - и клавишник Юра Погиба, и бас-гитарист Антон Ревнюк, и барабанщик Дмитрий Севастьянов, и guest star - перкуссионист Юрий Генбачев (кстати, он и на альбоме участвует). Хочется этих людей отдельно похвалить. Генбачев, возможно, не лучший в мире перкуссионист, но он - единственный из ныне играющих запоминающийся перкуссионист российского джаза. Он на своей многочисленной "кухне" (конги, каубеллы, вудблоки, бубны, тамбурины, карильоны и т.д. и т.п.) не просто играет - он вокруг нее пляшет, обыгрывает каждое свое движение, всячески перемигивается с барабанщиком, короче - делает шоу.
Юрий ГенбачевТо же можно сказать и о Севастьянове: буквально за два года Дима стал одним из лучших московских барабанщиков. Играет все (у него около десяти проектов, в диапазоне от рок-музыки до фри-джаза) и при этом артистичен, как... э-э ... афроамериканец. Хорошо помню, как ему аплодировали в Нью-Йорке (кстати, в группе Герасимова). Слышал рассказы очевидцев, какую овацию он вызвал на Монреальском фестивале этим летом (в группе Бриля). Здесь то же самое - настоящая овация. И дай Бог ему успехов.
    Еще один смачный момент - Герасимов заиграл на губной гармозе, и вдруг из-за сцены послышались бешеные саксофонные вопли. То застоявшийся, как конь перед битвой, Профессор дудел в мундштуки своих разъятых саксофонов. Выбежав на сцену, ЧК проделал длинный полукруг вдоль всех микрофонов, сыграл на мундштуках язвительное соло и опять исчез - до своего отделения.
Владимир Чекасин     Что же до отделения ЧК, то оно, как обычно, отдавало очаровательно халявной студенческой самодеятельностью, только на высочайшем уровне сыгранной. Чекасин (альт, сопрано-саксофоны, бас-кларнет), Герасимов (флейта, сопрано- и тенор-саксофоны), аккордеонист Валерий Семин и жена его - отвязная вокалистка Лена Верховская, Севастьянов с Ревнюком и Погибой плюс две забавные, но совершенно деревянные и немузыкальные девочки-модели в сумасшедших костюмах - все это булькало, свистело, шевелилось и производило некое действо на тему дня рождения комсомола. В одну кучу смешались кони, люди, залпы тысячи орудий слились в протяжный вой, в одну кучу повалились пионерские песенки в корявом переводе на немецкий язык (сам видел - немецкие слова были у Лены написаны на бумажке русскими буквами), Модест Мусоргский, фольклор великого и могучего русского народа, "Пещера горного короля" и много чего еще. Но сильнее всего запомнилась эпопея с деревцом в кадке, каковое Севастьянов при каждом удобном случае перетаскивал по сцене туда-сюда. Во всяком случае, было забавно.

назад к обзору