ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Обзор джазовой жизни Выпуск #2 30 октября 1998

Неквадратная музыка в Овальном зале

Андрей Разин    В небольшом и, действительно Овальном зале Московского Союза музыкантов на Большой Никитской в Москве состоялся концерт. Ничего, казалось бы, особенного, но такое чувство, что что-то перевернулось, что этот, один из десятков московских концертов и выступлений этого дня нажал на какой-то там рычаг в огромном будущем. Самое интересное, что не было там ни особенных радикальных идей, в зале никто не вскакивал и не орал от восторга. В зале возникла Музыка, Музыка новая, но в старом смысле этого слова. Два с лишним часа, без перерыва, на одном дыхании играли Андрей Разин, Игорь Иванушкин, Татьяна Комова, Владимир Галактионов, Вано Авалиани.
    Собственно, ни для кого не секрет, что популярность джаза так себе, не очень. И не только потому, что упадок культуры, политика заела, денег нету, попса давит. Многие понимают, что давит, и уже ищут, слушают и... проходят мимо. Не так чтобы все, но проходят. И причины для этого серьезны. Любое искусство опирается в своей частной стилистике на правила, нормы. И джаз не исключение. Но по природе своей музыка эта открытая, стремящаяся к творчеству, новациям, не спекулятивным, разумеется, а к вынужденным, без которых высказаться уже не возможно. И не только в природе музыки это, но и в природе музыкантов, которые ее творят. Так, да не так. Существует пара довольно вредных и распространенных идей, владеющих умами любителей джаза. Первая - активная. "Музыку эту придумали американцы, только они и умеют играть ее как надо. Остальным следует брать пример и не делать то, что не полагается." Играть, то они действительно умеют, спору нет. Однако боюсь, что только американское общество находится до сих пор в заблуждении относительно состояния этой музыки. Джаз уже давно вышел из фольклорного бытования, и это объективный процесс. Способ существования этой музыки оказался в высшей степени созвучен этому странному веку. И ее язык, и существо того, что говорится, не подчиняются рамкам, в которых кому-то быть может комфортно ее было бы видеть.
    Публике был представлен ПРОЕКТ. Это такое модное слово, которое означает не совсем еще реализованную идею. В большинстве случае, как ни досадно, так оно и бывает. Но в этом проекте незавершенность заложена в идею. Это гарантия отсутствия той ленточки, пересекши которую, дальше уже бежать не надо. Более того, проект называется "Второе приближение". Уже сидя за этими строчками, я сообразил еще один - четвертый или пятый вариант объяснения этому названию. Для всей компании, несмотря на опыт и багаж - это новый свежий, необычный и осторожный подход (приближение) к музыке, которая для них - музыкантов оказывается огромной, неразгаданной, таящий в себе такое, о чем раньше и не подозревали. И все это в них, внутри.
    А что у них позади?
    Андрей Разин имел талант и удовольствие закончить Московскую Консерваторию, превратиться в заметного композитора, пианиста и аранжировщика. Судьба провела его через нормальный путь лауреата всесоюзного фестиваля "Творчество молодых", через всероссийский конкурс молодых композиторов, он стал членом Союза композиторов России. Очевидно, Андрей был предназначен судьбой для карьеры в области академической музыки. Диапазон его интересов охватывал различные виды музыки. В него попали сочинения к театральным постановкам, современная камерно-инструментальная и вокальная музыка, джазовые композиции, музыка к телевизионным программам и рекламным роликам, симфоническая музыка. Но все оказалось не так просто. Страсть к импровизации, чувство свободы в самом процессе музицирования привело музыканта на джазовую сцену. В результате А.Разин оказался участником Российско-французского фестиваля современной импровизационной музыки, многочисленных джазовых фестивалей в Москве, Бирштонасе и т.д. Его гастрольные туры проходили через Бельгию, Венгрию, Германию. Осенью 1997 года пианист выступил совместно с Владимиром Чекасиным на международном джаз-фестивале в Архангельске, с тех пор они частые партнеры в проектах маэстро. 1997 год ознаменовался и появлением дуэта Андрей Разин - Игорь Иванушкин (к-бас, бас-гитара), постепенно занимающего свою, уникальную нишу в джазовом сообществе.
    Игорь Иванушкин музыкант современной генерации, прошедший школу профессиональной джазовой подготовки у старшего поколения наших ветеранов. Концертную музыкальную деятельность начал еще, будучи студентом музыкального училища им. Гнесиных. После окончания Российской музыкальной академии им. Гнесиных в течение 5 лет Игорь был участником ансамбля "Игорь Бриль и новое поколение". В последующие годы выступал в оркестре и ансамбле Александра Сухих (концерты в Австрии), в джаз-ансамбле Вячеслава Преображенского (Финляндия - "Пори-джаз") и др. В рамках культурного обмена участвовал в джазовых концертах в Дублине (Ирландия). В последнее время выступал в клубных составах с гитаристом Константином Серовым, трубачом Владимиром Галактионовым, а также присоединялся к "Крамер-трио" (Г.Гаранян, Д.Крамер, А.Кузнецов). Игорь Иванушкин участник и лауреат многочисленных международных фестивалей, в т.ч. в Индонезии (91,95), обладатель "Гран-при" конкурса джазовых исполнителей в Бухаресте(93), лауреат Международного конкурса джазовых музыкантов в Брюсселе(90), лауреат 1-го Всероссийского конкурса молодых джазовых исполнителей (г.Ростов-на-Дону).
    Самым необычным путем в компанию этих музыкантов пришла Татьяна Комова. Еще в Днепропетровском музыкальном училище судьба привела Татьяну в ансамбль "Гамма" Михаила Цыгуткина, который воплощал в вокальном варианте инструментальную музыку прошлого: И.С.Бах, В.А. Моцарт, А. Вивальди. Образцом для группы служил знаменитый состав "Swingle Singers". Ансамбль выступал на джазовых фестивалях, в том числе и в Москве. В 1983 году Т. Комова переехала в Москву и, поступив в Институт культуры, начала выступать с джазовым репертуаром. В то же время на радио и телевидении можно было нередко слышать в е¬ исполнении "Шутку" Баха и "Полет шмеля" Римского-Корсакова. В 86 году талант инструментального пения Татьяны был востребован всемирно-известным трио "Ромэн", которое через три года превратилось в дуэт с Георгием Квиком. Дуэту "Ромэн" рукоплескали более чем в 30 странах, в том числе во Франции, Германии, Италии, США, Японии, Израиле и других странах. Большим успехом пользуются 3 компакт-диска дуэта. В начале 1995 года певице присвоено звание Заслуженной артистки России. Но связи с джазом у Татьяны не прерывались, и сейчас ее интересы лежат в области современных направлений, активно использующих все мировые музыкальные языки.
    В содружестве принимает участие исполнитель на ударных инструментах Вано Авалиани - известный московский барабанщик, постоянный участник российских джазовых фестивалей с такими музыкантами Александр Пищиков, Герман Лукьянов. В последнее время Авалиани можно было слышать в группе Сергея Манукяна, культового музыканта популярной сферы джаза.
    Последним в проекте появился Владимир Галактионов. Несмотря на молодость Владимир Галактионов один из ведущих джазовых трубачей России. На джазовой сцене музыкант с 1984 года. Работал солистом оркестров п/у О. Лундстрема, В. Кадерского, Г. Гараняна. Участник многочисленных джазовых фестивалей в России и за рубежом. Основная направленность собственных работ музыканта, в т.ч. в записанных студийных альбомов - современный джаз, Однако профессионализм трубача позволяет ему столь же уверенно чувствовать себя в стилистике джазовой традиции, которая представлена работой в составе "Горячей девятки" Всеволода Данилочкина.
    Но самым любопытным образом проявилось еще одно значение "второго приближения", имевшееся в виду в сути самого проекта. Главную роль в этом сыграла публика "Овального зала", зала в котором играют чаще академические музыканты, но попадаются и камерные версии джаза. Эта публика не была сориентирована заранее. Похоже, что она явилась в этот зал без заранее заготовленных шаблонов, приготовленных для оценки. Глаза и уши были раскрыты, души чисты, умы доброжелательны. Нет, конечно, так не бывает. И все же музыкантам был дан аванс на нечто новое людьми, которые привыкли к постижению истины, людьми, которые ходят в музеи, читают книги, знают, что в мире еще много неоткрытого. Они ждали истину. Так вот у физиков, которые в сложных ситуациях пользуются приближенными расчетами, есть понятие о степени точности или уровне приближения. Нулевое - это самое грубое. Иногда ограничиваются первым. Второе - наиболее точное из мыслимых, дальше трудность расчета резко возрастает. Вот это второе приближение и считается наиболее близким к истине. Такое ощущение, что в этом Овальном Зале, в этот вечер 5 октября этот поиск истины был успешен. Наверное, поэтому аплодисменты долго не затихали, а вопросы о новых концертах не давали музыкантам собрать аппаратуру. Конечно, при следующей встрече с этим проектом истина тоже не будет достигнута, но, думаю, окажемся мы к ней еще чуточку ближе.

Михаил Митропольский
Москва

назад к обзору