ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #10
Фольклорно-джазовый десант в Минске
-Джазовые традиции - это богатство, которое нужно лелеять и холить. В теперешних невеселых условиях проводить большие сборные концерты и тем более фестивали - труднейшая задача. И все же традиции живут...
В самом конце февраля в Минске три вечера были отданы 6-му международному джазовому фестивалю. Его организаторами, как и пяти предыдущих, были руководитель Государственного концертного оркестра Беларуси Михаил Яковлевич Финберг и Министерство культуры. В этом году на фестиваль удалось привезти таких известнейших не только в СНГ, но и в Европе музыкантов, как Энвер Измайлов и молдавское трио "Тригон". Они, несомненно, внесли разнообразие и свежие краски в программу мероприятия, которое получилось, пожалуй, одним из самых удачных за последние годы. К сожалению, не смог приехать каунасский биг-бэнд, с которым уже была твердая договоренность, но винить в этом никого не приходится - ну, не смогли музыканты собраться, да и просто больных гриппом было много. Концерты, как и в прошлом году, проходили в клубе им. Ф.Дзержинского, к которому в народе давно и прочно "прилепилось" название "У железного Феликса", но по акустике, пожалуй, одном из лучших залов Минска. Кто только из джазменов в нем ни выступал в прежние годы - достаточно вспомнить незабываемые вечера импровизационной музыки Леонида Чижика...
Еще на пресс-конференции перед фестивалем Михаил Финберг сказал, что биг-бэнд под его руководством подготовил на этот раз совершенно новую программу, состоящую из оригинальных аранжировок, сделанных современными американскими джазовыми композиторами и присланных в Минск для оркестра. На первом же концерте все смогли услышать, что звучание бэнда действительно приобрело несколько иные краски. В новых композициях весь упор сделан на сыгранность групп духовых инструментов и виртуозность отдельных солистов, эта музыка имеет меньше общего с классическим свинговым репертуаром. Она сверхдинамична, напориста, а ее ритмический рисунок более типичен для стиля фьюжн. Надо сразу сказать, что бэнду Финберга в целом такие аранжировки подходят больше, чем традиционный свинг, - звучание оркестра стало более ярким, цельным и современным. Скорее всего, дело заключается в том, что большинство солистов сами тяготеют к фьюжн-манере исполнения - это видно и по сольным эпизодам, и по их выступлениям в малых составах.
После финала последней композиции стало понятно, чего все-таки не хватает этим вещам: лиризма. Они почти все играются на предельной громкости и темпе и очень редко дают возможность слушателю "прийти в себя", отдохнуть на медленных мягких эпизодах. Большое количество сложных соло на фоне столь же непростых мощных оркестровых пассажей просто требуют порой какой-то разрядки. Правда, во второй день, когда за фортепиано сел старейший и лучший пианист оркестра (да и, пожалуй, всей Беларуси) - Аркадий Эскин, а на сцену вышла еще и струнная группа, картина изменилась. Прозвучали красивые лирические мелодии, в том числе "Wave" Антониу Жобима и собственная пьеса Эскина "Испанские напевы"; бэнд мало играл tutti, а только расставлял акценты отдельными выразительными фразами. Аркадий Борисович, который очень скоро будет отмечать свое шестидесятилетие, играл легко и свободно, буквально порхал по клавиатуре, и его изящная манера как нельзя лучше соответствовала настроению зала. Звучание струнных было хорошо сбалансировано с ритм-группой, да и со всем остальным оркестром, и придавало общему саунду плавность и мягкость.
Этот имидж оркестра показался мне все же очень интересным, хотя второй концерт был явно бенефисом Эскина, и бэнд не "разворачивался в полную силу". Думаю, поклонники обоих вариантов здесь разделятся во мнении, но главное, что есть из чего выбирать. Кстати, в первом концерте из солистов особо хотелось бы выделить Дмитрия Бударина (тромбон) и Сергея Антишина (гитара). Они, не уступая остальным в виртуозности, оба обладают в нужной степени свингом и чувством меры. Гибкость фразировки и игра с ритмом в их соло - это та "изюминка", без которой любой джазовый стиль становится маловыразительным.
Однако перейдем к гостям фестиваля. Трио гитариста Энвера Измайлова из Крыма (Рустем Бари - конги, бонги, перкуссия; Наркет Рамазанов - сопрано-саксофон, флейта) играло музыку, густо замешанную на среднеазиатском и балканском фольклоре, но то, КАК они это делали, заставляло публику просто подпрыгивать от восторга в креслах. Про Энвера и его необычный, уникальный стиль в журнале уже писали неоднократно, хочу только добавить, что он, как и его коллеги, - настоящие артисты, а не просто музыканты. Их мимика, жесты, весь облик во время игры настолько точно соответствуют духу музыки, что слушателя буквально "затягивает" в эту звуковую карусель.
Похоже, что сами исполнители (особенно Рустем) получают от концерта чуть ли не больше удовольствия, чем зрители, а свобода обращения Измайлова со своими гитарами вообще находится на грани возможного. Техника и содержание у него не входят в конфликт друг с другом, а находятся в гармонии. И хотя он - явно выраженный лидер в трио и иногда даже остается надолго один на сцене, его партнеры тоже много солируют и владеют как фольклорными, так и джазовыми приемами игры. Очень понравились моменты, когда Рамазанов брал в руки флейту - восточная музыка в исполнении на этом инструменте завораживает и почти гипнотизирует. Интересно, что почти все их пьесы были весьма длинные - минут по 9-10, но ни одна не показалась затянутой - это свидетельство удачных отработанных аранжировок, когда внимание слушателя вовремя переключается от одного музыканта к другому или от темы к импровизации и обратно.
Очень похожие слова можно сказать и о группе "Тригон", показавшей весьма серьезную и интереснейшую с композиционной стороны программу. Разница заключается в том, что если у Измайлова главное - виртуозность и восточный колорит, то у "Тригона", как мне Анатолий Штефанецпоказалось, упор сделан на внутреннюю звуковую драматургию и "выстроенность" композиций. При этом их импровизационная техника впечатляет - Анатолий Штефанец владеет струнным альтом настолько здорово, что свободно использует прием пиццикато... левой рукой, что выполняют очень немногие классические музыканты.
Барабанщик Олег Балтага обладает, похоже, врожденным чувством ритма - он управляется с обычной ударной установкой наравне с ксилофоном, набором маленьких барабанчиков, настроенных в гамму, и другой перкуссией с легкостью и без малейшего напряжения. Суперсложные полиритмические фигуры в его исполнении звучат естественно и так просто, что хочется выйти самому и попробовать - а вдруг получится?!
Басист Сергей Тестимицяну играет на редкой шестиструнной бас-гитаре (как у Джона Патитуччи), причем делает это и тэппингом (обеими руками на грифе), как Измайлов, и классическим способом, и... положив гитару на колени, имитирует звучание венгерских цимбал. В целом это трио одной своей чертой напоминает (не самой музыкой) знаменитый коллектив Ганелин-Тарасов-Чекасин: они тоже все время - только солисты. Композиции же их представляют собой собственные аранжировки, в основном, сделанные на основе народной молдавской музыки, но сильно переработанные в стиле world jazz. Каждая пьеса разворачивается в небольшое представление, где инструменты мечтают, танцуют, зовут... этот джаз слушатель переживает прямо как театральное действие.
Евгения ЛетунИз малых минских составов, выступавших на фестивале, очень приятное впечатление оставил ансамбль п/у В.Белова (бас-гитара) из Университета культуры. Они играли стандарты, но с использованием современных джазовых ритмических схем. Вокалистка Евгения Летун, исполнившая вместе с ними несколько песен на эллингтоновские темы, сегодня, пожалуй, стала самой перспективной молодой джазовой певицей в Минске. На прошлом фестивале она пела почти в чисто эстрадной манере, а в этот раз в ее вокале был и свинг, и чувство стиля. Голос у Евгении очень джазовый - глубокий, чувственный, с хорошим диапазоном, но вот только еще не поставлен так, как хотелось бы. Переходы с верхнего в самый нижний регистр даются ей пока с трудом, но нелишне будет заметить, что этим приемом вообще мало кто сейчас пользуется - это нелегко. Будем ждать следующих ее выступлений с нетерпением.
Ансамбль п/у Максима Лоскутова (ф-но) - чисто молодежный состав. Он, насколько я понял, дебютировал на мероприятиях такого уровня и в целом справился со своей задачей успешно - несколько пьес собственного сочинения в современном джаз-рок-фьюжн стиле были довольно интересны с музыкальной точки зрения, а исполнение - не форсированным, как у другого комбо - басиста Александра Калиновского. Этот квинтет, состоящий из солистов оркестра Михаила Финберга (Дмитрий Бударин - тромбон, Игорь Мишура - альт-саксофон, Андрей Славинский - ударные, Сергей Александров - клавишные), наглядно продемонстрировал основной недостаток большинства белорусских джазменов - они пытаются "взять" слушателя главным образом напором, техникой, яркой формой. Все музыканты из квинтета - отличные профессионалы, и темы их пьес, сделанные Калиновским и Александровым, были неплохи, но... их развитие превращалось в некий стандартный процесс с использованием заученных, "обыгранных" ходов, а ритмическая поддержка тоже грешила однообразием.
Стиль фьюжн - вообще очень опасная штука, чего многие современные джазмены не осознают. Если в традиционном джазе для успеха в принципе достаточно красивой мелодии и небольшого чувства свинга, то во фьюжн никак не обойтись без большой свободы импровизаций, вариаций темпа, а также солистов разного плана, которые разнообразят общий саунд своей неповторимой манерой. Элементарный пример - группа Пата Мэтини. Там контрастируют манеры самого Пата и его клавишника Лайла Мэйса (а порой еще и добавляется "парящий" вокал), все время создавая напряжение и тут же разрешая его ритмическими перебивками и сменами настроения. И именно в этом постоянном внутреннем разрешении музыкальных конфликтов и заключается прелесть фьюжн. На прошедшем же концерте группа Калиновского только и делала, что держала аудиторию в напряжении, почти никак не пытаясь отойти от накатанного образа.
Подведем итоги: фестиваль был действительно международным, действительно разноплановым и полистилистическим. Удовольствие от концертов получили люди с разными музыкальными вкусами, в чем, собственно, и заключается смысл любого фестиваля. Об отсутствии гостей из дальнего зарубежья можно, конечно, долго рассуждать, но давайте будем реалистами - на сегодняшний день было сделано то, что можно было сделать. Никому не возбраняется попробовать сделать по-другому.
Тотальный джаз Вячеслава Ганелина
Вячеслав ГанелинМного лет прошло с того времени, как маэстро Ганелин приезжал с концертом в Минск. С 1987 года Вячеслав живет в Израиле, так что любители джаза со стажем уже и не надеялись на такую встречу (нынче ведь и Бутмана из Москвы, и Чекасина из еще более близкого Вильнюса никак не заманить). Ну а те, кто начал слушать джаз в конце 80-х - начале 90-х, и вовсе слабо себе представляли, чего они были лишены. Когда-то джазовый импровизационный авангард в исполнении трио Ганелин-Тарасов-Чекасин был притчей во языцех у всех советских джазфэнов - его или беззаветно, всем сердцем, принимали, или столь же страстно отвергали. Не наблюдалось только равнодушных, что, собственно, и есть показатель подлинности стиля.
Сольный концерт Вячеслава Ганелина в Минске 25 февраля показал, что музыкант и композитор совершенно не утратил былой класс, напротив - перед нами предстал джазмен, мыслящий концептуально и излагающий свои идеи не просто свободно и непринужденно, но с поистине симфоническим размахом и глубиной. И дело даже не в большом количестве инструментов (рояль, синтезатор, ударные, различная перкуссия), с которыми он одновременно управлялся, а в построении композиций и их развитии. Если в трио он зачастую занимался чистым экспериментаторством, пробуя каждый раз новый прием или неожиданный ход, то сейчас простая игра оригинальных идей уступила у него место более глобальной задаче - потоку музыкального сознания, впитавшему в себя все возможные стили, идеи и концепции. Старой осталась, быть может, только внешняя форма - развитие простой мелодии или даже элементарного созвучия к своему пределу, практически до разрушения и затем... рождения из экстатического биения звуков нового, нежного и чистого мотива.
Это нелегкая для слушателя музыка - она не дает расслабиться почти ни на одно мгновение. Только в первые секунды рождения нового простого звукового образа напряжение чуть ослабевает, но сразу же возвращается обратно и решительно изгоняет чуждые мысли, не относящиеся к моменту исполнения. Бывает музыка, которая легко совмещается с каким-то посторонним занятием, другая допускает только частичное отвлечение от ее сути, Ганелин же играет тотальный джаз - вы вынуждены погрузиться в него целиком, без малейшего исключения. В этом заключается родство этих композиций с традиционной классикой, несмотря на внешнюю непохожесть, - на концерте можно было видеть несколько бабулек вполне академически-филармонического вида, которые поначалу всем своим видом выражали недоумение, но к началу второго отделения даже начали вместе со всеми аплодировать наиболее эмоционально сыгранным местам. (Вообще, минская публика - явление уникальное, и об этом можно делать отдельную статью. Мало где еще можно встретить аудиторию, с одинаковым энтузиазмом воспринимающую в одном концерте диксиленд вместе с самым разнузданным фри-джазом.) Но это так, к слову - Ганелин сейчас играет даже не фри-джаз, а нечто более "продвинутое", но полный зал филармонии (800 с лишним мест) - простое доказательство того, что настоящая музыка любой степени сложности всегда найдет своих слушателей.
Нужно заметить, что концерт не был чисто сольным - во втором отделении с Вячеславом на сцену вышел литовский ударник Аркадий Готесман и... аналогий с дуэтом Ганелин-Тарасов не получилось. Аркадий очень тонко и точно аккомпанировал и вовремя подхватывал импровизации своего коллеги, облегчая тому контакт с залом, в отличие от Тарасова, который всегда стремился только солировать. В конце концов, публика даже затребовала обоих музыкантов несколько раз "на бис" и, полностью удовлетворенная, разошлась. Но не вся. Оставшиеся на пресс-конференцию журналисты засыпали Вячеслава вопросами, ответы на которые мы не приводим по очень простой причине - почти все они повторяют тему интервью с маэстро, взятое у него два года назад на "Славянском базаре" в Витебске и опубликованное в 1-м номере "Джаз-квадрата". После Минска Ганелин выехал с концертами в Могилев, а затем - в Санкт-Петербург.

P.S. Отдельная благодарность фирмам "Класс-клуб джаскрафт", "Алатан-тур", а также авиакомпании "El Al" за то, что они дали всем возможность вновь услышать легенду литовского джаза.

Евгений Долгих
Фото Виктора Зайковского

На первую страницу номера