ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #10
Москва подключилась к эллингтоновскому марафону
Оркестр Всеволода Данилочкина "Горячая девятка"В вечере "Дюк Эллингтон и его время", организованном импресарио Майей Кочубеевой и музыковедом Алексеем Баташевым, участвовал оркестр Всеволода Данилочкина "Горячая девятка", работающий в арт-клубе "Ностальжи", и несколько приглашенных солистов. Первое отделение состояло из музыки "эпохи Эллингтона" - произведений из репертуара ранних джазовых оркестров 20-30-х гг. (биг-бэндов Чарли Барнета, Пола Уайтмена, братьев Дорси, Чика Уэбба и т.п.), исполненных "Горячей девяткой" (иногда вместе со своей штатной вокалисткой Анной Бутурлиной). Оркестр звучал действительно в стилистике 20-х гг., не осовремененной ни нынешними приемами игры, ни даже звукоусилением. Инструменталисты оркестра в коротких, как было принято в 20-е гг. (один, максимум два квадрата) соло демонстрировали отличное знание стилистики тех лет. Особенно это касается трубачей Владимира Галактионова и Виталия Головнева, то и дело вызывавших настоящую овацию своими "горячими" блюзовыми импровизациями с активным использованием сурдин и так называемых "граул-эффектов", характерных для 20-х гг.; касается это и маститого тромбониста Вадима Ахметгареева, и альт-саксофониста Игоря Тертычного, который играл также на кларнете и спел одну песенку ("Too Many Tears") сладким тенорком, в совершенстве копируя довоенную эстрадную манеру. В шоу "Девятки" входят и характерные для биг-бэндов 20-х вставные номера : тэп-дэнс (чечетка) в исполнении Владимира Беляйкина и белли-дэнс (танец живота) в исполнении Клавы Макаровой. Здесь об уровне исполнения судить было сложно (мы - не специалисты ни в чечетке, ни в танце живота), но как деталь а-ля "Коттон клаб" это было забавно.
Первое отделение завершилось премьерным исполнением нескольких сделанных Всеволодом Данилочкиным аранжировок ранних пьес Дюка Эллингтона, ранее, как утверждал ведущий концерта Алексей Баташев, в России не исполнявшихся никогда (интересно, в 30-50-е тоже?). Прозвучали такие раритеты, как "Harlem Airshaft" (изрядно замедленный и слишком спокойный по сравнением с развеселым оригиналом), "Black and Tan Fantasy" (ну точно как на записи 27-го года), "Jubilee Stomp" (тоже почти аутентичный) и "East St.Louis Tooddle-Oo" (Галактионов и Головнев с успехом поделили эпические блюзовые вопли Баббера Майли из оригинальной версии, сыграв их Игорь Бутмандаже еще более жарко и почти по-кошачьи страстно.
Во втором отделении к оркестру присоединился тенор-саксофонист Игорь Бутман, только что в очередной раз вернувшийся в Россию из США. Игорь исполнил две эллингтоновские темы - "Don't Get Around Much Anymore" и "Cottontail", впрочем, изрядно осовременив их в своих соло: Бен Уэбстер, роль которого пытался навязать Игорю г-н Баташев, так играть не умел и вряд ли захотел бы научиться. Но, если отвлечься от аутентики, это были классные соло. За Бутманом на сцене появился вокалист Сергей Манукян, отмечавший в этот вечер свой день рождения (оркестром и Игорем Бутманом тут же было невероятно бравурно сыграно, а Алексеем Баташевым спето "Happy Birthday To You"). Сергей тоже исполнил два эллингтоновских стандарта - "Sophisticated Lady" и "I Don't Mean a Thing (If It Ain't Got that Swing)". Пел он не так, как все привыкли - не скэтом, а со словами и очень точно по оригинальной мелодии, причем было заметно, что тональность для него чуть высоковата. От этого получилось неожиданно трогательно и нежно, хотя во второй вещи Сергей все-таки прошелся по скэту. Последним гостем стал альт-саксофонист Георгий Гаранян, также сыгравший две темы своим характерным пронзительно-вибрирующим звуком, после чего на сцену вышли все солисты-гости, и начался джем. Играли опять-таки эллингтоновскую классику - "Take the A Train" и "C Jam Blues", и все бы было хорошо, если б посреди пьесы у контрабасиста Виталия Соломонова не лопнула со стуком подставка под струнами. Виталий невозмутимо собрался и ушел со сцены, оставив музыкантов доигрывать джем без контрабаса (впрочем, пианист Юрий Луценко попытался исправить дело, громко заиграв басовую линию в контроктаве, но звукоусиления-то как такового не было...)
На первую страницу номера