ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 11
2003

Понять джаз: ответ инициатора дискуссии и продолжение откликов
Напоминаем: началом дискуссии послужило письмо нашего читателя Артема Морозова, опубликованное в выпуске "Полного джаза" #9. 
В ответ на отклики Игоря Анисимова, Юрия Лимана и Михаила Корнеева в #10:


Музыка - совершенно универсальный язык. Заметьте, я сказал "музыка", а не "джаз". Джаз я действительно слушаю недавно, но музыкой увлекаюсь достаточно давно. И вот такой пример. Жанр, которым я когда-то увлекался, можно назвать "тяжелая музыка". Я был заворожен жестким звучанием, неповторимым драйвом, четким и достаточно мало синкопированным ритмом. Это сейчас я так говорю, как бы рассматривая под лупой. Тогда я не задумывался - я слушал... 
И вот эта музыка заставила меня самому обратиться к музицированию - я сел за барабаны. Учился сбивчиво, сумбурно, смотрел клипы - в основном, рок-групп; руки мне никто не ставил, про ноги догадался сам. Просидев за барабанами некоторое время, я вернулся к записям любимых групп, которые слушал не один десяток раз. Мне открылся огромный мир... 
Звучит достаточно пафосно, да и не сразу все случилось, ощущения приходили постепенно. Но мир для меня действительно открылся. Это при том, что я поначалу не вдавался в "фишечки", "рюшечки" и мелизмы вообще. Что-то я слышал сходу, что-то улавливал при третьем-пятом прослушивании. Но картина стала настолько четче, что это полностью перевернуло мое представление о музыке вообще. А ведь я только начал постигать суть ритмов, акцентов и так далее и тому подобное. О гармонии я и не задумывался, такты не считал... 
Нечто похожее происходит и с джазом. Как-то я услышал Диззи. Меня зацепили несколько нот, которые я, грубо говоря, совершенно не отличал друг от друга. Диззи с таким же успехом мог сыграть фразу из всего одной ноты, но это меня бы все равно задело. Потом был Берд, потом Маклоклин (хотя и не все), Пасториус и так далее. Я СЛУШАЛ, распустив уши. Я слушаю до сих пор. Но что-то стало меняться. 
Немного поиграв блюз - всего пару пьес - и худо-бедно освоив его гармонию, я заново послушал "Oh Yeah" Мингуса. И только тогда я стал получать то самое блюзовое ощущение, хотя на этом альбоме музыка Мингуса, понятное дело, не чистый блюз, а джазовый, более разнообразный. Мне все было понятно, как тому ежу, когда я слушал Коулмена Хокинса или Кларка Терри. Но Мингус-то более тонок, хотя, с другой стороны, его драйв груб, первобытен и, наверное, по энергетике гораздо ближе к блюзу, чем кажется. 
И дело здесь в первую очередь не в гармонии. Я не считал такты, не пытался определить аккорды, не обращал внимание, как часто в соло использовалась пресловутая пониженная 5-я ступень. Просто картина стала четче. Таких примеров я могу привести множество. 
Все ответы, прочитанные мной, были ответами слушателей со стажем. Они уже что-то нашли для себя. Им некоторые вещи видятся яснее с высоты прожитых лет и прослушанных записей. Но мое мнение все-таки останется неизменным. При всем при том, что они правы на все 100%, и я об этом упоминал в своем прошлом письме: главное - чтобы цепляло, главное - чтобы задевало, главное, чтобы рождалась ответная ЭМОЦИЯ, это бесспорно. Это практически аксиома. Но джаз, как заметил в своем письме Юрий Лиман, это не жанр, а подход к музыке. Это творчество, созидание на лету. Это обращение мыслей - осознанных или нет - в эмоции, которые превращаются в ноты. Может, звучит грубо и приближенно, но я вынужден об этом говорить в такой манере. Потому что изучение предмета страсти - это ближайший путь к его пониманию. 
В данном случае я говорю о ПОНИМАНИИ, а не получении удовольствия - основной, подавляющей функции музыки. Понять - не значит разобрать по косточкам соло Бена Уэбстера или совершенно потрясающие звуковые кластеры Эрика Долфи. Чтобы хоть что-то понять нужно знать общий для всех музыкантов язык, постичь хотя бы его азы, создать для себя точку опоры, а не витать в бесспорно прекрасном мире восприятия. Одно я понял по письмам уважаемых Игоря Анисимова, Юрия Лимана и Михаила Корнеева - можно прийти к пониманию и без разбирания теории. Но у кого-то этот процесс пойдет быстрее, у кого-то медленнее. А джаз не так прост, и я считаю, что толчок необходим. Джаз того стоит. 
PS: Уважаемый Юрий, японский язык я учил давно и не слишком долго, но две вещи понял: первое - хотя он сильно отличается от языков германской, романской и славянской групп, тем не менее он не так сложен, как кажется; и второе - что танка и хайку переводить абсолютно бесполезно, как и пытаться понять менталитет японца путем прочтения переводных текстов.
(От редактора: это очень сложный и спорный вопрос. Перевести танка и тем более хокку нельзя не столько из-за разницы менталитетов, сколько все-таки из-за безнадежной разницы в языке и, следовательно, стихотворной форме: ну как адекватно переводить пяти- и семисложные строки, вторые и третьи смыслы в которых определяются не столько лексическими единицами, сколько многозначностью используемых для их написания письменных знаков? Но и танка, и даже хокку можно вполне адекватно пересказать, если и не передав ВСЕ смыслы, то по крайней мере намекнув на них...).

Артем Морозов

Дискуссия, начатая читателем "Полного джаза" Артемом Морозовым, меня очень порадовала. Это очень здорово, когда меломаны иногда задумываются: а что же мы слушаем? И "то" ли слышим? И что нужно делать, чтобы воспринимать музыку "еще лучше"? Понятно, что универсального рецепта здесь нет и быть не может, а глубина и универсальность слушательского опыта зависит от многих вещей: вкуса врожденного, вкуса приобретенного, музыкального образования, просто образования, эрудиции, наконец - характера. Вот о воздействии характера человека и среды на резкие перемены в его музыкальном вкусе мне бы и хотелось здесь поговорить - с надеждой на продолжение темы. Не скрою: я, будучи меломаном с пеленок (у меня вся семья такая, клинически) - меломан очень амбициозный. Честно говоря, много какими жанрами музыки я начал интересоваться из чистого снобизма. Скажем, услышав на альбоме панк-группы Siouxsie and the Banshees кусочек из "Весны священной", я пошел и купил диск с двумя балетами Стравинского, хотя до того академическую музыку 20-го века вообще не слушал. От панков к Стравинскому - странная связь, неправда ли? Почти та же история с минималистами... да и много с кем еще. Правда, многие "снобистские" увлечения крайне быстро перерастали в настоящие долговременные привязанности. (Один из последних мною купленных CD - тот же Стравинский, "Жар-птица" с Кентом Нагано). 
С джазом у меня ситуация еще более странная или, если хотите - смешная. Что-то из серии "как джаз сделал из человека человека". Дело в том, что практически я начал слушать джаз... ради денег. По профессии я - журналист, пишущий на музыкальные темы. Писал себе спокойно о попсе голимой, но потом пришлось брать сюжеты про какие-то джазовые события - в газетах не так много музыкальных обозревателей, как того хотелось бы, часто - только "классический" и "попсовый" критик. То есть если "классический" человек писать о джазе не хочет (ну, не любит, не может), то тема автоматически падает на "попсового". Или вообще ни на кого. На момент написания репортажей с этих событий мои познания в предмете исчерпывались эйсид-джазом начала 90-х (я тогда был студентом, а жанр переживал пик моды). Опубликовав несколько улетных по содержанию текстов, я получил за них по голове от профессионалов. То есть от Дмитрия Петровича Ухова, в здешней рубрике "Санитар леса". Ничего не попишешь - Ухов был прав, мне же оправдываться совершенно нечем. Посему о джазе я писать завязал. И примерно в то же время мне подвернулась еще одна работа, со свободным графиком - российскому представительству звукозаписывающей компании EMI нужен был "менеджер джазового репертуара". Что это такое я, конечно, не представлял, но отказаться от синекуры с бесплатными пластинками было выше моих сил. Что такое джазовый каталог в российских рекорд-компаниях и каково к нему отношения сотрудников и руководства - лучше не рассказывать: кто не знает, тот пусть и дальше не знает, кто знает - тот пусть лишний раз не расстраивается. Так вот, мне "поручили" каталог лейбла Blue Note, о котором я знал только то, что "там изобрели эйсид-джаз" (US3, Cantaloop: Flip Fantasia). Музыку эту я начал слушать с профессиональным интересом, этаким задором: я же вроде критик, надо разобраться, что к чему. Кончилось тем, что я превратился в настоящего поклонника жанра, переслушал все, что было доступно, а потом и вовсе начал сам у себя (и на других лейблах) покупать пластинки. По-моему, это просто-таки радикальная эволюция человека, который в детстве и отрочестве из всего джаза слушал только "мелодиевского" Армстронга, и ничего другого просто не воспринимал. 
Сегодня у меня нет почти никакого желания "писать о джазе"... ну если только друзья очень попросят. Это теперь мое хобби. А зарабатывать на хобби - зачем?
И еще - мой скромный опыт джазового лейбл-менеджера показывает, что джаз не так уж непопулярен и невостребован, как кажется. Но это уже совсем другая тема.

Александр БеляевАлександр Беляев
музыкальный журналист, 
сотрудник российского EMI

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service