ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 11
2003

Над Волгой раздался джаз
"Восток+Север" (Архангельск), гитарист Тим ДорофеевС 11 по 16 марта в древнем русском городе Ярославле проходил джазовый фестиваль "Джаз над Волгой". Мне представилась счастливая возможность побывать на легендарном фестивале - правда, только на последних двух днях из шести. 
В марте 1974 года был образован ярославский джазовый клуб. Ежегодно он отмечал концертами дни своего рождения. Постепенно из этих концертов, скромно называвшихся "Дни джазовой музыки", в 1981 году вырос фестиваль "Джаз над Волгой". "Это результат многолетней истории клуба, творимой людьми, влюбленными в джаз, в эту восхитительную музыку, проникнутую духом свободы" - так говорится в одном из фестивальных буклетов. Сейчас "Джаз над Волгой" проводится каждый нечетный год. 
Двадцать концертов (включая всенощные джем-сейшны) и ежедневные пресс-конференции, выставки и мастер-классы, более пятидесяти российских и зарубежных коллективов на сцене, ряд джазовых VIP-персон в зале - такова фестивальная статистика. Из "громких" имен можно упомянуть трио Михаила Окуня, "Джаз-контакт" Олега Степурко (оба - Москва), "Лера Гехнер Бэнд" (Санкт-Петербург), "Восток+Север" (Архангельск) и прочая, и прочая. Концерты вел легендарный джазовый конферансье, блистательно-остроумный Владимир Фейертаг. Не могу сказать относительно предыдущих дней фестиваля, но последние два определенно прошли в "традиционном" ключе, и можно сказать, что в течение их был исполнен большой хрестоматийный набор джазовых стандартов.
Итак, "Джаз над Волгой". Суббота (пятый день фестиваля). Полуденная пресс-конференция. Главное действующее лицо - Николай Новичков, руководитель "Academic Band". Этот диксиленд из Ульяновска, судя по всему, гораздо больше востребован в других городах (и даже странах), чем в бывшей культурной столице Поволжья. Коллектив "живет" в ульяновском Дворце культуры профсоюзов. По словам Николая Михайловича, в Ульяновске ансамбль выступает очень редко, хотя на их концерты публика ходит с удовольствием. 

- Мы живем, как и многие музыканты нашей отрасли, за счет "халтур". Банкеты, корпоративные вечеринки и тому подобное. Знаете, как раньше бывали объявления: "Духовой оркестр. Банкеты, свадьбы, похороны". Отрабатываем официальные концерты, проводим концерты в рамках "филармонии школьника". Зарплата, конечно, мизерная, но здесь у нас другие соображения. Мы воспитываем детишек - кстати, некоторые из них - хочется верить, с нашей подачи - сами уже играют. Ведем среди них пропагандистскую работу: малышам рассказываем про инструменты, ребятам постарше - про истоки джаза... 

Скоро вы в очередной раз едете с гастролями в Соединенные Штаты. Каково это: играть перед американцами их родную музыку?

- Прекрасно! Первый раз мы привезли специальную "русскую" программу - народные песни в авторских аранжировках. Нас очень тепло приняли. Затем мы рискнули c американской музыкой - и ее приняли еще лучше. Так что теперь мы возим в Штаты исключительно джаз плюс две русские пьесы - "Очи черные" и "Эй, ухнем". 

Что вы будете играть сегодня вечером?

- "Традицию". Как говорится, представим джазово-попсовую программу. Будeт Армстронг, Джелли Ролл Мортон и прочая классика. 

* * *

Первым и главным удивлением было то, что джазовый концерт в Городском концертном зале, заявленный на шесть вечера, начался ровно в шесть, а не в половине седьмого. Впоследствии, кстати, антракты, объявленные длительностью в десять мнут, заканчивались ровно через десять минут. Вот какая дисциплинированная джазовая публика в Ярославле...
Юрий ТихомировПогружение в фестиваль началось с афоризмов от Фейертага ( типа "наши должны играть для наших, а не для американцев. Потому что американцы для нас играют редко. И все равно американцы играют лучше. А если наши вдруг заиграют лучше, их в Америку не пустят. Незачем стремиться в Америку"). После чего ведущий ласково обозвал собравшихся "больными джазом" (чему таковые порадовались), и начался концерт. Программу открывал ульяновский диксиленд с обещанной нью-орлеанской классикой. Владимир Данилин, во время оно игравший на рояле в оркестре Лундстрема, вышел с аккордеоном и в составе квартета (Алексей Кузнецов - гитара, Игорь Игнатов - ударные, Алексей Иващенко - контрабас). Оказалось, что аккордеон - многоликий джазовый инструмент, который может петь, словно альт-саксофон, труба или клавишные. Квартет ярославских музыкантов под управлением Юрия Тихомирова, завершавший программу вечера, с большим вкусом и без лишнего шума, изысканно и невероятно музыкально исполнил темы Антонио Карлоса Жобима и Уэйна Шортера.
Поздний вечер и ночь, джем-сейшн в Джазовом центре. Уютный зальчик с барной стойкой. За столиками - местный и приезжий джазовый бомонд. На сцене - проект выдающегося ярославского джазмена Андрея Мартыненко "Standards III" (сам Андрей - за клавишами). Проект примечателен тем, что за ударной установкой дебютирует выпускница ярославского музыкального училища. Затем к трио присоединяются патриархи (Владимир Данилин со своим "Вельтмайстером" и Алексей Кузнецов), а Игорь Игнатов сменяет отважную девушку за барабанами.
Владимир Фейертаг за роялемЗатем образовался небольшой перерыв, в течение которого ярославская пианистка Татьяна Бузаева (говорят, в свое время работавшая в "Виртуозах Москвы") многозвучно, в листовском духе импровизировала на рояле на темы околоджазовых шлягеров. После чего, когда к роялю быстрым шагом прошел сам Фейертаг и крепко, энергично, с отменным чувством исполнил "Satin Doll", собравшиеся бешено аплодировали и вообще был счастливы видеть маэстро еще и играющим на музыкальном инструменте. 
После этого звучал блюз, много мэйнстрима и что-то боповое, музыканты, как водится, сменяли друг друга на сцене, и сейшн завершился ближе к четырем утра.

* * *

Нельзя не упомянуть о необычной фестивальной символике. Слоган фестиваля - "Моя голова там, где джаз" - намекает на попытку рационального осмысления джаза (по словам организаторов). Эмблематическими образами фестиваля стали три причудливых существа из племени чугезов (как выяснилось, это слово - производное от "ирокезов" и ленноновского "together"). Официальный символ ярославского джазового клуба, кстати, также очень непрост: эдакий медвежонок-эмбриончик с трубой в лапках. Учитывая то, что символическое животное Ярославля - медведь, можно предположить некий скрытый намек на древность не просто корней прекрасного русского города, но на врожденную ярославскую джазовость... 
Воскресенье (заключительный день фестиваля). Вечерний концерт в Городском концертном зале начался с выступления ярославских музыкантов, трио Александра Терентьева. Состав ансамбля - саксофон, контрабас и ударные - показался не слишком традиционным и "рискованным" для саксофониста, которому по объективным причинам пришлось бы постоянно солировать. Однако виртуозность и мелодическая изобретательность Алексея Терентьева вкупе с небольшой помощью прочих музыкантов трио оставили очень приятное впечатление. После ярославского трио и строго соблюденного десятиминутного антракта молодой "Acoustic Band" сразил всех наповал хард-боповым трибьютом Клиффорду Брауну. Программу завершило зажигательное действо в стиле фанки в исполнении актрисы и вокалистки Леры Гехнер с составом "Лера Гехнер Бэнд" (Гамбург/Санкт-Петербург). 
Говорят, утром в понедельник в рамках "Джаза над Волгой" состоялся самый последний концерт - в Пошехонье, что за полторы сотни километров от Ярославля. По словам организаторов, все прошло отлично, и публика оказалась на редкость душевной.

Станислав МайнугинБезусловно, самым главным впечатлением от джазовой поездки в древний Ярославль - помимо Спасского монастыря и памятника Ярославу Мудрому, чье изображение мы порой имеем счастье лицезреть на тысячерублевой купюре - стал городской Джазовый центр. Трехэтажный особняк, расположенный в историческом центре города, сдержанно-презентабельный снаружи и респектабельно-современный внутри, гостеприимный и удобный, думаю, он вызывал бы сдержанную зависть у нижегородцев, пока даже не мечтающих ни о чем подобном. 
Ярославский Джазовый центр называется "центром" не в значении "пуп земли", а в смысле "на пересечении". Это место, где аккумулировано множество ресурсов: библиотека, фонотека, видеотека и репетитории; концертный зал на восемьдесят мест с роялем "Petrof", профессиональным светом и барной стойкой (кстати, алкоголь в баре продается только во время фестивалей), звукозаписывающая студия; на базе уникальных архивов идет работа над созданием музея... Чувствуется, что Центр создавался с любовью и удовольствием, с вниманием к множеству важных "мелочей". Только одна деталь: на первом этаже, где располагается зал, нет порожков - чтобы джаз могли слушать и колясочники...
Плюс ко всему Центр как явление дизайнерского искусства вызывает ощущение эстетической гармонии. "Неквадратная" планировка пространства, вызывающая ассоциации с нестандартной, "физиологической" джазовой фразировкой; вкусно подобранная общая цветовая гамма, альтернативная живопись на стенах, и несомненная интерьерная "изюминка" - контрабас, парящий над концертным залом. Кстати, по итогам конкурса, проводившегося Российским Союзом дизайнеров в 2000 году, ярославский Джазовый центр оказался в тройке лучших в номинации "Дизайн интерьера".

* * *

Игорь ГавриловДиректор и художественный руководитель Джазового центра, Игорь Вячеславович Гаврилов, оказался по совместительству еще и организатором "Джаза над Волгой". Понятно, что в контексте джаза нон-стоп ему, "самому главному человеку на фестивале", было невероятно сложно выкроить время для общения, пусть даже и с приезжим журналистом. Однако в итоге мы договорились об интервью на час ночи (посередине очередного сейшна), и вот под доносящийся из зала мэйнстрим и блюз Игорь Гаврилов рассказывает, как все получилось. Разговор начался с предпосылок возникновения идеи Центра. 

- Несмотря на наличие в стране определенного идеологического пресса, джаз в Союзе все же существовал, и было немало джазовых клубов. Однако меня лично всегда смущало, что в этих клубах джаз существует в качестве "добавки к еде". Вы приходили в клуб и целенаправленно слушали музыку, а слева и справа от вас ели бифштексы. И пили пиво. Нет, я не против пива, но, выпивая, соседи по столику начинали разговаривать все громче, в то время как вы изо всех сил вслушивались: что же там играют. Не секрет, что в большинстве случаев люди приходят в джазовые клубы приятно провести время, отдохнуть, а насчет того, чтобы послушать музыку, словно в концертном зале - это уже вряд ли. 
Другой причиной стала необходимость появления места, где могла бы работать группа энтузиастов, к тому времени имеющая солидный стаж организации в Ярославле (и в ряде других городов) джазовых концертов, фестивалей и других акций. Среди этих энтузиастов был и я. Нет, все неплохо получалось, когда наш "генштаб" собирался в чьей-нибудь квартире - на кухне... Но обидно было ощущать "андеграундность" нашей, в общем-то, профессиональной деятельности. Казалось, что было бы удобно и в принципе неплохо иметь свое помещение - маленькую комнатку. Может, даже не одну, а две маленькие комнатки. Или три. Чтобы там можно было, например, также проводить репетиции - если приглашенным музыкантам потребуется. Или, еще лучше, иметь свой подъезд, а в идеале - небольшой домик, чтобы никто не мешал и чтобы соседи на музыку не жаловались. И мы стали искать помещение.
В восемьдесят шестом году ярославский джазовый клуб - кстати, первым из джазовых клубов в стране - стал юридическим лицом. И тут с приходом перестройки нам как юридическому лицу был предложен полуразвалившийся особнячок в центре города - ничем особенным не примечательное здание, которому на настоящий момент исполнилось полтора века. Нашли деньги, начали строить. Дом пришлось фактически строить заново, зато было разрешено сделать его вдвое "длиннее". Так мы возвели стены, крышу, поставили решетки на окна... и тут деньги кончились. Стройка остановилась на семь лет. За это время нас не раз искушали: давали возможность... отказаться от здания, но мы не поддались. 
В девяносто восьмом году меня как главу джазового общества пригласили к мэру, и в ответ на его вопрос по поводу "замерзшего" строительства я предложил два варианта. Первый - мы продаем здание и организуем шикарный фестиваль. Прощальный. Второй вариант - передача здания на муниципальный баланс с условием организации там джазового центра. Вероятно, свою роль сыграло то, что нам доверяли, и "прошел" второй вариант. Буквально через неделю закипела подготовка к строительству... 
Мы открывались в День города, в последнюю субботу мая. В том, девяносто девятом году, это было двадцать девятое число. Приехало множество друзей, звучали соответствующие слова...

А что дальше? 

Стали проводить джазовые концерты - по понедельникам за двадцать рублей с человека. Играли ярославские музыканты, бесплатно: мы просили их "поработать на субботнике". В следующем сезоне мы ушли от "субботников", сделали два концерта в неделю и билеты по тридцать рублей. Затем летом добавилась пятница, и в эти вечера в зале специально расставляли столики - для создания "обстановки". Слушателей стало собираться все больше, иной раз под две сотни набивалось; впрочем, иногда сидит всего человек пятнадцать, и в этом тоже нет ничего страшного. Сезон идет с середины октября до конца мая; в конце июня мы организуем "джазовый теплоход". Сейчас в Джазовом центре идет четвертый концертный сезон... 
В итоге, когда наладилась концертная деятельность, мы осознали, кто же мы есть: самая обыкновенная джазовая филармония.

Мария ПантелееваМария Пантелеева,
"Нижегородские новости"

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service