ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 15
2003

Казань. Перекресток. Взгляды
1. Джазовый трафик казанского перекрестка 

зал "Пирамиды"Приходилось мне быть свидетелем публичных заявлений чиновниц Министерства культуры родной страны, по случаю какого-то собрания заявлявших - джаз становится все более популярным, джазовые фестивали расширяют свою географию, джаз звучит по радио, им увлекается молодежь, российские джазовые музыканты с успехом выступают на международных фестивалях в Европе и Америке. Похоже, что милые дамы при подобных заявлениях были совершенно искренни и верили в собственные слова, переполняясь оптимизмом. Проснитесь!!! 
Почитайте Ефима Барбана в "Полном джазе". Он не вполне понимает ситуацию с джазом в России, но это дело принципиально не меняет. Впрочем, разговор о положении и перспективах не очень определенной категории музыки, которую мы называем джазом, впереди (т.е. совсем в другой статье). Я ведь собрался поделиться впечатлениями о IX Международном фестивале "Джазовый Перекресток". 
В Казани я оказался впервые, чему очень рад. Ведь всякое новое место - это уйма новых впечатлений, музыкальных и не очень. Тем более Казань - город с "многовековыми" джазовыми традициями. Он в истории нашего джаза отмечен немалым этапом оркестра Олега Лундстрема, вообще биг-бэндовой традицией, многими музыкантами, вышедшими из этого города (т.е. не очень нужными там). В городе не один десяток лет существует джаз-клуб, много лет идет фестиваль, причем идет на хорошем уровне, не для галочки. 
Вот уж, наверное, отлажена и смазана машина, все само работает. Нет, не бывает такого у нас. Пусть оно тысячу раз опробовано и отлажено, а все равно наш фестиваль - арена для подвига. Ну, никак у нас без лежания на амбразуре не идет пока. 
Игорь Зисер - начальник джаза в Казани, он же его пи-арщик со своими программами на радио и телевидении, он же добывает деньги в самый последний момент, встречает музыкантов на вокзале, поселяет в гостиницу, организует джем в "Веселом (он же "Чокнутый") Роджере" на "кольце", он же Худ. Рук., т.е. составляет программу концертов, он же с сожалением, но и гордостью говорит, что он один и команды, практически, нет. И что самое интересное, при своеобразной неторопливости и душевном спокойствии у него все это получается. Ну не совсем все, но все-таки, вполне прилично. 
Кстати, главным достоинством "международного" фестиваля я бы назвал заботу не о международности, а о качестве музыки. "Международность" ведь нужна для спонсоров и рекламы. Посредственная международность только дело испортит. Ну и вышло - Казань, Питер, Москва, из Вены (это в Австрии) два наших эмигранта и Киев, который тоже не вполне птица, как и Болгария, которой как раз и не было. Просто дело не в этом. 
Как, скажите на милость, затащить в огромный, претенциозный зал "Пирамида" народ на джаз, когда этот народ джазом не особо интересуется, из музыкантов знает только своих, от которых не ждет открытий, да немного "ManSound", побывавший в городе на гастролях? Тем не менее, народ откуда-то взялся. Пришел народ и не прогадал. Это действительно был перекресток. Пересеклись всяческие направления и движения в столетнем джазе, за три дня было все, кроме кондового сектантского джаза. 
Нет, не все. Не было самого главного - в столице Татарстана на большой джазовой сцене не прозвучало ни одной татарской интонации, ничего, что свидетельствовало о национально-культурной принадлежности фестиваля. И это притом, что Европа слушает world music Энвера Измайлова, а "Татарский танец" Олега Киреева стал хитом сезона в Москве. 
Анатолий ВасилевскийДва городских биг-бэнда - "Синтез-бэнд" Анатолия Василевского и оркестр Виктора Деринга - застыли в почтительном поклоне старым аранжировкам свингового разгула полувековой давности, реализованными в звуки не на том уровне, который мы знаем по истории джаза. Уместно вспомнить, что брат Анатолия - Владимир Василевский, в свое время интереснейший бэнд-лидер и аранжировщик - не стоял на этом пути, а шел. Что Олег Лундстрем в 1955 году сделал аранжировки 12-ти татарских песен для своего оркестра. Только тогда это был вынужденный шаг под давлением политики, а теперь для настоящей музыки это - один из выходов, способ выживания в условиях, когда все можно, но народ, кроме чтения обязательной школьной литературы, ничему не обучен. 
(Надо отметить, что, если от оркестра Виктора Деринга - одного из двух последних живых ветеранов "шанхайского" состава оркестра Олега Лундстрема, не уехавшего вслед за самим Лундстремом в Москву - ожидать яркой современности довольно странно, потому что это "штатный" оркестр республиканского комитета по кинематографии, да и в музыке он действительно ориентируется на времена молодости своего шефа, то "Синтез-бэнду", который спонсирует крупное местное промышленное объединение "Оргсинтез", еще очень даже есть куда развиваться, надо только упорно работать надо повышением чисто инструментальной дисциплины и мастерства, а также не бояться новшеств в музыке и аранжировках - КМ).
Еще раз повторюсь - славно, что на большой сцене ни разу не прозвучал "Caravan", "Summertime", "All Of Me". И даже "Spain" никто не играл. Потому что вообще фестиваль ненароком, т.е. не по воле организаторов, превратился, практически, в вокальный. Тому была одна причина - вроде бы внешняя, но острая. 
Дело в том, что для инструментальной игры нужны инструменты, не входящие в состав человеческого тела. А на фестивале, в богатом, видном отовсюду, а особенно из казанского Кремля, зале "Пирамиды", - не оказалось рояля. Это, товарищи, нонсенс. На джазовом фестивале нет рояля. А где же он? В Новом Орлеане в начале прошлого века их, говорят, было несметно. Может, что-то осталось. Попросить у них? 
(Ходит апокрифический слух, что кому-то из начальства при комплектации зала показалось, что, ежели поставить в нем - в добавление к недурной звуковой, могучей световой и экстраординарно обширной дымовой системам - еще и рояль, то станет "совсем как в кабаке". Когда во время выступления вокальных ансамблей, которым так важно чистое горло и нормальный воздух, их душат обильно распространяющимися по сцене и залу клубами дыма, помигивая звездочками и вспышечками подсветки - это, значит, не кабак, а вот рояль - все, приехали: кабак. Мо-лод-цы! - КМ.)
Doo Bop SoundВ смысле инструментов в выигрышном положении оказались гости из Санкт-Петербурга - "Doo Bop Sound". У них - фьюжн, клавиши и независимость от акустики. Практически все можно синтезировать. При том, что делать они это умеют весьма добротно и интересно. Энергетика, развитые композиции, индивидуальное мастерство и развивающаяся музыкальная мысль. В первую очередь это относится к лидеру состава Алексею Попову. Его тенор-саксофон держит на себе всю конструкцию, иной раз даже не выделяясь. То же относится к клавишнику Алексею Никонову, а гитарист и третий Алексей ансамбля по фамилии Дегусаров стильно подчеркивает жанровую принадлежность ансамбля. Даже некоторые ограничения возможностей трубача состава не слишком заметны - он выполняет в основном специальную жанровую функцию. 
"Doo Bop Sound" оказался одной из трех с половиной групп весьма высокого уровня, но хэдлайнером фестиваля не был. По причине неизвестности для казанской публики. 
ManSound

Она, публика, шла только на один состав - киевский "ManSound". Этот саунд уже прозвучал в ноябре на "Джазовой провинции", совершенно покорив жителей столицы Татарстана, а особенно - жительниц. Ребятам, которые находятся действительно в великолепной форме, достаточно было просто выйти на сцену. А они еще и пели замечательно. 
Мастер-класс ManSound Наличие множества поклонниц подтвердил мастер-класс в Институте культуры, где диапазон задаваемых "мэнам" вопросов простирался от технологии аранжировки и совместных занятий до детализации личностей музыкантов. Кстати, выяснилась старая истина: чтобы хорошо петь, надо много репетировать, например пять раз в неделю часа по четыре, при этом распетым нужно быть заранее. Кроме того, хорошо иметь менеджера, снимающего с музыкантов всякие дурацкие заботы и хлопоты. Нас просто очаровал седьмой участник секстета - Дмитрий Выговский, не просто "филармония", как его называют ребята, но еще и профессиональный дир-хор и звукорежиссер. Концертов теперь у состава много, а в результате - форма что надо. А главное - новый диск "Славянские корни", привезенный с собой, показывает, что ансамбль уверенно отходит от стандарта "Take Six" и идет по параллельным путям, проложенным на твердой славянской почве. Интенсивная продажа этого диска после выступления чуть было не привела к опозданию девичьих кумиров на поезд. 
"Второе приближение"Примерно так же продавались записи и "Второго приближения". Но для этого надо было поработать, т.е. завоевать публику. В принципе у московского трио, возглавляемого Андреем Разиным, такой опыт наличествует. Однако в этот раз сам пианист экстра-класса был занят борьбой с электрическим клавишным инструментом подозрительного цвета (выставленным вместо отсутствующего рояля), пытаясь воспроизвести натуральный и волнующий звук.
(После выступления Андрей упрашивал организаторов дать ему видеозапись выступления "Второго приближения", мотивируя это тем, что он "должен видеть свою схватку с этим инструментом!". На сцене вместо рояля или хотя бы приличного рояльного синтезатора стояла дешевая домашняя цифровая пианинка. - КМ)
Казанская публика впервые встретилась с "ВП" и, надеюсь, когда-нибудь услышит трио так, как это должно быть. Но и сейчас эффект был сильнейшим. Музыкантов пытались не отпускать со сцены, замирали в драматических местах, приставали с вопросами, "а не это ли новые пути развития джаза". Приходилось объяснять, что за новизной тут никто не гонится, что Татьяна Комова, Игорь Иванушкин и Андрей Разин делают то, что близко людям с немалым художественным опытом, обладая еще при этом и профессиональными навыками, что концептуальная музыка - это ситуация, при которой музыканты, приступая к музыке, имеют что-то в виду. Но объяснять надо было не всем - Игорь Зисер после выступления с радостью заявил, что зря его пугали авангардом, что это человеческая музыка очень высокого уровня, что образцы такого встречались в нашей истории, например "у Миши Альперина и Аркаши Шилклопера". Бис пришлось отменить - теперь уже Игорь Иванушкин опаздывал на поезд в Москву, где у него на следующий день выступали студенты. 
Роман Гринберг,  Александр ФишерСобственно, эти три состава - питерский, киевский и московский - представили хороший европейский уровень. В то же время гости из Вены - трубач Александр Фишер и вокалист Роман Гринберг - объединившись с казанским клезмерским ансамблем "Симха", оказались на хорошем американском уровне (имеется в виду Брайтон-уровень). Эдакое эклектичное объединение постбоповой, изысканной трубы Фишера, очень музыкального еврейского пения (со вполне джазовым свинговым скэтом!) Гринберга и не слишком энергетичного, но пронизанного энтузиазмом ансамбля. 
"Дежа Вю"Порадовали два казанских состава, имеющие явно хороший потенциал. Женский квартет, переименованный из "Body and Soul" в "Дежа вю", заинтриговал уже своим названием. И если кому-то показалось, что с ним это когда-то уже происходило, он (она) ошибся. Уровень наших российских вокальных ансамблей в среднем настолько невысок, что представленное "Дежа Вю" интонационно чистое, достаточно свинговое звучание, некий вкус к снятым (или даже оригинальным) аранжировкам, искреннее желание идти вперед, поклонение нероссийскому "Man Sound" дают основание надеяться на еще лучшее и светлое будущее в судьбе этого квартета. Во всяком случае, я бы пригласил квартет в Москву!
(Тем временем ведущий фестиваля - В.Б.Фейертаг - пока М.М.Митропольский приятно размышляли о приглашении в Москву, уже пригласил "Дежа Вю" в Петербург - КМ).
ТинаА вот проект "Тина + С4" приглашать нет нужды, поскольку они и так в Москве выступают. Вокалистка Тина, т.е. Христина Кузнецова, уже многократно отметилась в компании с саксофонистом Алексеем Кругловым, пела свободную музыку у В.Н.Чекасина, а теперь открылась в своей истинной страсти к фанку. У нее хорошие данные, она чувствует стиль, она пианистка (т.е. ее импровизации более осмысленны, чем у просто вокалистов, снимающих все подряд со звезд американской современки). В общем, джазовые стандарты Монка, Шортера, Дэйвиса, переделанные на ритмо-фанковый манер, были почти убедительны. Сам пластиково-взрывчатый ансамбль C-4 еще не вполне уверен в форме как пьес, так и всего выступления в целом, однако уровень пианиста Валерия Короткова и басиста Стаса Калабанова дает основания для надежды. Теперь еще хорошо бы, чтобы музыканты, вызревающие на казанской джазовой почве, эту самую Казань покидали только на гастроли, а не совсем. 
Ведь для того, чтобы город был джазовым, необходимо наличие в нем самом джазовых музыкантов с творческой жилкой. Город должен их любить, поддерживать, ходя на концерты - платить деньги, и отделаться, наконец, от мысли, что музыка "джаз" превратилась в музей, а также что музыка "джаз" предназначена исключительно для обслуживания развлечений. А там, глядишь, и в городе произойдут перемены к лучшему. Закроются глазницы полуразрушенных домов, контрастирующих с шикарной, по ночам мощно подсвеченной мечетью Кул-Шариф, на казанском "Арбате" под ногами у прохожих вместо гигантского котлована появятся торговые ряды, автомобили перестанут агрессивно кидаться друг на друга, в результате пробки на улицах исчезнут, а останутся только при подъезде к залам и клубам, где играют настоящую музыку. 
Олег Киреев и Дик Пирс у входа в Jolly RogerДа, еще и о клубах. В Казани один джаз-клуб - это "Веселый Роджер" (Jolly Roger), находящийся внутри "Чокнутого Роджера" (Mad Roger): почтение его хозяев к джазу я вполне почувствовал. Замечательный клуб-спутник фестиваля в часы и дни помимо основной программы в "Пирамиде" представил публике и местных музыкантов, и "Doo Bop Sound", не попавших на сцену "Пирамиды" Олега Киреева и его гостя - трубача из Лондона Дика Пирса, перемежавшего спокойно-напряженные фразы своего инструмента с интенсивным курением (правда, не трубки, а сигареты). Там - в клубе - возникало ощущение праздника. 
К сожалению, в городе, за стенами клуба, этот праздник ощущался не так сильно. Не стало это событием для огромного города, не было парадов, дирижаблей, трансляции джазовой музыки и прогулок верблюдов, как в Одессе. Я, собственно, к этому не призываю, но догадываюсь, что людей, потенциально наших, готовых, так сказать к джазу, в Казани гораздо больше, чем тех, кто, собственно, пришел. Они, может, и увидят постфактум что-то по телевизору, услышат по радио, но это уже не то. Там надо быть!
Нам нужны не любители джаза. Я вообще не понимаю, что это такое. Болезнь какая, или что? Это же ведь настоящая хорошая музыка. Ее слушать надо. В этом нас старались убедить ведущий фестиваля, воплощение обаяния и компетентности - Владимир Борисович Фейертаг; в этом же убеждали музыканты, кстати, слушавшие друг друга из-за сцены и из зала, что не всегда бывает; об этом же болит душа у Игоря Зисера, возложившего на себя эту жуткую ношу, дай Бог ему здоровья, в этом же стараемся убедить вас мы с главным редактором "Полного джаза" Кириллом Мошковым, побывав в этой очередной командировке. 
Тут я хотел бы сделать замечание, касательно пользы чтения журнала "Полный джаз", если уж не в смысле джаза, то для несомненного бытового применения. Так, в номере 17-18 за 2002 год описана не очень удачная попытка Владимира Борисовича Фейертага заказать в Jolly Roger'е во время прошлогоднего "Джазового перекрестка" загадочное блюдо под названием "Свиные рулики". Год спустя главный редактор "Полного джаза" г. Мошков заказывает там же, в "Веселом Роджере" "свиные рульки", не догадавшись, что фонетическое сходство свидетельствует о полной идентичности объектов. Еще более обескураживающим может быть предположение, что г. Мошков не вполне знаком с материалами собственного издания. Но это уже просто беспредел. Полагаю, общественность должна обратить внимание и разобраться... В любом случае хорошо, что "рулек" не дали, а угостили добротным национальным блюдом, а то еще не известно, вышел ли бы журнал. 
(Спасибо за заботу, Михал Михалыч. Вот ей-Богу, я люблю и уважаю татарскую кухню, но гастрономическое содержание фестиваля как-то выпало из памяти. Разве мы туда не музыку ездили слушать? И разве мы не услышали ее? Ведь была же музыка-то! КМ)

Михаил МитропольскийМихаил Митропольский,
с комментариями Кирилла Мошкова

 

2. Ответное слово Игоря Зисера, написанное до прочтения части первой

Поскольку заранее знаю, что материал о фестивале появится в этом номере "Полного джаза", хочу сразу и ответить Михаилу и вообще всем на их "происки". Во-первых, что бы они там ни понаписали, мне было очень приятно всех принять в Казани и общаться с хорошими людьми. Во вторых, осознаю главный минус фестиваля, из которого следует большинство остальных: у Зисера нет "команды". Это правда. И вот этот пункт меня мучает до головной боли и бессонницы. Как же это все получилось?
В середине 70-х годов в Казани образовался "Джаз-Блюз-Рок Клуб", и вокруг меня тогда сконцентрировался тесный круг, в котором было от 25 до 15 человек и который просуществовал до конца 80-х годов. В этом кругу любителей музыки и единомышленников родился и "Джазовый Перекресток" - и все, что мы делали , было на основе чистого, не замутненного коммерцией энтузиазма. 
В начале 90-х все стало резко меняться. Поначалу из большей половины членов ДБР (так мы себя называли) даже был организован кооператив, специализирующийся на вводе в эксплуатацию ЭВМ, потому что большинство моих ДБР-овцев были по профессии инженерами-эвээмщиками. Через пару лет кооператив разделился, сначала на две, потом на четыре (и так далее) части, причем бывшие друзья стали злейшими врагами. Все просто: не смогли поделить заработанных денег. К счастью, я не был электронщиком, поэтому со мой все они остались в хороших отношениях, но содружество, составлявшее ядро клуба, распалось. И дальше со всеми остальными моими музыкальными единомышленниками происходило примерно то же самое: сначала на основе дружеских связей - совместный бизнес, а затем - в лучшем случае холодное расставание. В среде ДБР почти не было соперничества из-за амбиций "кто главнее" - но зато деньги разделили всех. Это был конец эры энтузиастов.
Пришли новые времена, с середины 90-х организация и проведение концертов, фестивалей и т.п. стало давать какой-то доход, и встал вопрос о создании "команды" на другой, коммерческой основе. И снова, раньше или позже, все мои сотрудники спотыкались на дележе денег. И что интересно, неважно, сколько их было, этих доходов. Пожалуй, до самого последнего времени мы делили скорее не доходы, а убытки, и все равно - поделить не могли. К примеру, все мои финансовые распорядители заканчивали на удачной (как это случилось в ноябре, после проведения "Джазовой провинции" в Казани) или неудачной (после прошлогоднего "Перекрестка") попытке присвоения общественных средств. И я терял по одному всех, кто когда-то бескорыстно служил под знаменами джаза. 
Почему? Ну что мы за уроды такие? И ведь подобное происходит не только в сфере шоу-бизнеса, частью которого - хотим мы этого, или нет (я вот не хочу) - становится джаз. Это происходит везде. И вот что я думаю. В принципе, в этом выражается органическая неспособность наших с вами сограждан вести "честный" бизнес. В понятии, а скорее - в подсознании любого жителя России живет убеждение: бизнес - это форма воровства. А воровали у нас всегда и на всех уровнях ниже батюшки-царя, которому украсть было просто не у кого. И этот непреложный закон справедлив для АБСОЛЮТНО любого вида деятельности, связанной с получением доходов в нашей многострадальной стране. В том или ином виде, еще раз повторю, абсолютно во всех коммерческих структурах происходит воровство, то есть незаконное присвоение части чужой собственности - либо участников сделки, либо государства. И это настолько глубоко соединилось в сознании всех нас с понятием "бизнес", что в большинстве случаев люди и не подозревают, что то, что они делают, называется воровством. Когда воруют ВСЕ, это уже собственно и не воровство, а просто форма существования бизнеса. 
Вот к таким нерадостным выводам пришел я, размышляя о судьбе своей команды. И по правде сказать, никакого просвета впереди не могу разглядеть...
Это касается не только организаторов фестивалей, концертов и т.п., но и наших уважаемых музыкантов. Мне кажется, что для творческого человека в этой особенности нашего существования таится огромная опасность. Ведь многие из музыкантов, сталкиваясь с нечестными администраторами (честных, что следует из вышеприведенных рассуждений, в российской природе не существует), приходят к выводу: надо брать эту обязанность на себя, и появляются яркие личности, соединяющие в себе талант музыканта и сноровку бизнесмена. И мы видим, у многих это отлично получается. Но есть один непреложный закон природы: одновременное занятие бизнесом и музыкой, соединение двух противоположных видов деятельности, приводит к так называемому раздвоению личности. Нельзя служить Богу и Маммоне одновременно! И служат по очереди. И личность становится подобной двуликому Янусу. Мне кажется, что рано или поздно, в зависимости от силы таланта и воли личности, но Темная сторона Силы все-таки возьмет верх. Нецивилизованный бизнес (воровство) неизбежно разрушает тонкую структуру творческой личности. Поэтому мой призыв к нашим талантливым музыкантам: отдайте кесарю кесарево, а Богу - Богово. Пусть свое черное дело вершат менеджеры. Они вас непременно обворуют, но они не смогут украсть вашего духовного богатства. Да пребудет с вами Сила. Аллилуйя. А может быть, аминь.
Кстати, опубликовано все это будет незадолго до светлого праздника Воскресения Христова, и я пользуясь случаем поздравляю всех, кого люблю, с грядущим праздником.

Игорь ЗисерИгорь Зисер

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service