ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 16-17
2003

Zawinul Syndicate на постсоветских пространствах: в Киеве...
Джо ЗавинулЕсли бы не случай, я бы не узнал об этом концерте. Или узнал о нем post factum из "Полного джаза". К счастью, джазовая прослойка тонка. Наталья Штефанец, менеджер группы Trigon, позвонила из Кишинева пианисту Юрию Кузнецову в Одессу и спросила: "Джо Завинул будет в Киеве. Не хочешь ли попробовать организовать его концерт в Одессе?". Не очень ладящий с интернетом и английским языком Юра тут же позвонил мне, продиктовал электронный адрес фирмы Basitours, организующей тур Завинула, и попросил срочно туда написать. Я написал и наутро получил ответ от Петера Баслера: "В Одессу не успеем, но как насчет другого раза и других музыкантов?" Да, это было бы замечательно, ответил я (в списке предложений Баслера, кроме Завинуловского Синдиката, имеют место Виктор Бэйли и Дэйв Брубек, Рэй Чарлз и Мэйнард Фергюсон, Билли Кобэм и Трилок Гурту, не считая тех, кого я считаю "модными" музыкантами). Кончились наши переговоры тем, что Петер позвонил мне и пригласил на концерт в Киев.
Некоторые несложные усилия - и 9-го я оказался в Киеве. Сложнее было узнать место и время проведения концерта: анонсы на улицах, в печатных и электронных изданиях славного міста Київа отсутствовали как класс. Место я узнал на сайте Basitours. Пришлось пользоваться чудесами роуминга и звонить в Австрию, чтобы связаться с находящимся в Киеве Петером Баслером. Получилось.
В общем, к началу концерта я, отягощенный некоторым количеством точной механики и оптики, был на месте. Из зала доносились последние звуки саунд-чека, Петер был загружен не до конца утрясенными оргвопросами. Народ собирался медленно и не очень основательно. У знакомых я выяснил, что организатор - осевший в Киеве американец, владелец нескольких ресторанов, в том числе одного с живым джазом (мир тесен, с этим американцем меня как-то уже знакомили). Я пообещал себе, что при случае попробую оценить музыкально-гастрономические достоинства недавно открытого заведения и проследовал на свое место в третьем ряду, прямо напротив полного собрания синтезаторов Джо Завинула.
Не могу сказать, что ожидал от концерта чего-то сверхъестественного: имеющиеся пластинки Zawinul Syndicate были куда однообразнее записей Weather Report. как в плане богатства музыкального мышления, так и в плане всевозможных технических совершенств. Но я все-таки очень рассчитывал на то, что Завинул - он и в Африке Завинул. А также в Киеве, и в свои 71.
Джо ЗавинулИ оно началось. За синтезаторами - сами понимаете кто, на конгах и прочей перкуссии - легендарный пуэрториканец Маноло Бадрена, игравший в составе Weather Report в 75-76, остальные - лица, мне совершенно неизвестные. Как выяснилось, некоторые не слишком хорошо известны и самому Завинулу - басист Ги Нсангул (темнокожий уроженец острова Маврикий) играет в Синдикате две недели, барабанщик Марк Гилмор (темнокожий же житель Бостона, Массачусетс) - три. Именно эти двое свежевведенных, если позволительно так выразиться, музыканта организовали быстрый, плотный и небессмысленный фон. Марк Гилмор - фантастический барабанщик. Скорость его игры кажется на слух совершенно невозможной, и при этом темпе он умудряется сохранять безупречное звукоизвлечение, активно взаимодействуя со всеми участниками ансамбля и ежеминутно доказывая, что барабаны - это музыкальный инструмент.
Басист Ги Нсангул тоже играет очень быстро и совершенно осмысленно, но качество звука в особенно быстрых пассажах несколько страдает, верные по высоте и попаданию в гармонию отдельные звуки выравниваются по громкости, от чего выразительность немало теряет. Впрочем, не следует забывать, что музыкант еще очень молод, а проявить себя - хотя бы запредельной скоростью игры - очень хочется.
Однако же, барабаны и бас - это еще (в данном случае) не музыка. Плотный до жесткости ритм следовало каким-то образом наполнить музыкальным содержанием, и это было сделано. Не могу сказать, что музыка Синдиката поражает гармоническим разнообразием. Она, несомненно, ладовая и, как это было характерно для Завинула еще во времена Weather Report, тембровая (ох, не зря даже самые оголтелые противники электроники соглашались с тем, что да, этот гражданин узнаваем по трем звукам своих синтезаторов). Эта музыка открыта влияниям всех и всяческих фольклоров - тут вам Африка и Индия, Средиземноморье и Тироль. Знал бы я мировой фольклор получше - нашел бы что-нибудь еще... Многими жестами (иногда и окриками) и немногими точно взятыми или спетыми нотами Джо Завинул умело то направлял, то оттенял игру своего разноплеменного, со всего мира собранного ансамбля, как бы показывая, из какого места географической карты строй того фрагмента, что играется сейчас. Лишь однажды за весь концерт Завинул играл на клавишных в традиционном, незавинуловском понимании этого слова: с мелодией, традиционной европейской гармонией и партиями правой и левой руки и более или менее постоянным (и похожим на электропиано) тембром. В остальное время - короткие пассажи ладового характера, то на клавишных, то пропущенным через полифонический синтезатор голосом. Многие из этих пассажей дорогого стоили: это был очень тот самый звук, появившийся совершенно неожиданно в нужное время и в нужном месте.
Амит ЧаттерджиЧто до Индии, то аромат горящих сандаловых палочек шел, несомненно, от гитариста Амита Чаттерджи. Показав в начале выступления, что он умеет быстро и хорошо играть на испано-латиноамериканский манер, музыкант вернулся в свой собственный мир, демонстрируя не очень темповую, но очень выразительную, то подчеркнуто эмоциональную, то глубоко медитативную музыку. В вокально-гитарном унисоне он был исключительно интересен и продемонстрировал исключительно тонкое владение медленным ритмом на фоне плотного до жесткости фона ритм-секции. Не менее убедительны были и его переклички с другими участниками ансамбля - в особенности с клавишными и вокалом (и можно только гадать, что мог бы играть Чаттерджи с более адекватным басистом). 
Сабин КабонгоВокалистка ансамбля Сабин Кабонго владеет изрядным диапазоном, но голос ее не отличается особой глубиной и бархатистостью - да и как им было поместится в этой тоненькой - того и гляди, переломится - женщине. И певица берет совершенно другим - резковатой, острой эмоциональностью, прекрасным "черным" чувством ритма, ансамблевым взаимодействием. Как и гитарист Амир Чаттерджи, она обнаружила тонкое умение вести медленную, напевную, эмоционально-медитативную линию совершенно поперек ритм-группы (но, разумеется, с полным учетом создаваемых этой группой фактур).
Маноло БадренаЯ пока ничего не сказал об изумительной перкуссии Маноло Бадрена. Экспрессивный до агрессии и вместе с тем изумительно точный и тактичный. Техническая виртуозность - и исключительное, тончайшее звукоизвлечение. Звуковысотность на конгах - понятие относительное, но, сказал бы я, не в этом случае, настолько убедительны были переклички Бадрены с клавишными, гитарой и вокалом. Эту перкуссию можно слушать часами в ансамбле и соло, настолько она содержательна и интересна.
Не могу сказать, что мне понравилось абсолютно все. Были в этом концерте и повторы, и некоторые затянутости. И все же общее впечатление было очень сильным. Концерт шел два с половиной часа, и к концу его я чувствовал себя переполненным. Едва ли не наполовину заполненный зал бушевал и восторгался за полный. Выстроилась длинная очередь желающих получить автограф Завинула на пластинках Weather Report и, реже, Zawinul Syndicate (это были, конечно, CD, а не пластинки). До концерта я думал, что у меня есть вопросы к Джо Завинулу, легендарному музыканту с невыразительным, малоподвижным, как бы недоумевающим лицом. К музыканту, сочинившему "Mercy, Mercy, Mercy", создавшему вместе с Майлсом Дэвисом джаз-рок и сделавшим чуть позднее эту музыку большой и интересной частью музыки XX века. К единственному, наверное, музыканту который объяснил своей музыкой, что электроника нужна для того, чтобы сделать тембр таким же подвижным элементом звукописи, как высота и длительность. Но вопросов не осталось. Когда мы встретились с Джо (Завинул настаивает на том, чтобы его звали по имени), осталось только общечеловеческое. И я рассказал Джо, как в 1977-м я покупал на черном рынке пластинку "Black Market". Что он был в числе тех, чье выдающееся музыкальное мышление сформировало мой вкус и установило точки отсчета. Что мой 6-летний сын с удовольствием слушает "Birdland" и "Black Market". Что я никогда не надеялся услышать его на постсоветских просторах.
И на невыразительном лице Джо Завинула, молодого еще человека за 70, который тоже не надеялся играть свою музыку на постсоветских просторах, появилась улыбка и прочлось понимание. Разве это не важнее ответов на вопросы?

Олег ШестопаловОлег Шестопалов,
собственный корреспондент "Полного джаза" в Одессе - 
из Киева

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service