ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 25-26
2003

Архангельск: СооБРАЗИЛИ на пятерых
Кондаков - человек-ритм. Кондаков - человек-шоу. Кондаков раскаляет добела черные клавиши рояля и обугливает белые. Кондаков раскачивает люстры и заставляет свистеть дам в вечерних платьях...
Кондаков незаметно перестал быть питерским пианистом. Да и российским тоже перестал. Теперь Кондаков - джазовый пианист мирового уровня. Когда Кондаков "там", нам "тут" за него не стыдно. Когда Кондаков "тут", столичные любители джаза, авторитеты и новички ломятся на его концерты. Ломятся, чтобы смеяться, притопывать, замирать от удовольствия и разбивать ладони в "бурных и продолжительных". 
Как раз в минувшую субботу Кондаков был "тут". В Архангельске. Да не один, а со своим нашумевшим "Бразильским проектом"... У Кондакова руки заняты. Поэтому Кондаков дирижирует лицом.

Откуда у парня бразильская грусть?

Большой зал Архангельской филармонии трещал по швам. Любят у нас все латиноамериканское в целом и бразильское в частности! Что сериалы, что кофе, что джаз. Оно и понятно: с одной стороны - джаз. Интеллигентно. С другой - ураган ударных, ритм, красотки в одних перьях, карнавал... Не захочешь, а завертишь бедром, заколотишь в ладоши. Тут тебе и потанцевать, и послушать. Секрет-то! А если учесть, что Архангельск - город джазовый, а Кондаков - человек-ритм... В общем, зал ломился.
Хотя, если честно, латиноамериканский джаз придумал не Кондаков. Как джазовое направление эта музыка зародилась и приобрела популярность еще в 30-е годы прошлого столетия. И с тех пор практически не менялась. В 50-е годы популярности этому стилю добавил - конечно! - бразилец. Композитор и исполнитель Антонио Карлуш Жобим. Он заметно смягчил ритм, добавил изысканных, но понятных для электората гармоний и утонченной мелодики. Музыкантов же упомянутый дон Антонио щедро одарил обширными пространствами для импровизаций. - Секрет-то! Все бразильское - просто!
В 60-е самба и румба становятся неотъемлемыми элементами джаза, оказывают заметное влияние на рок- и поп-музыку...
Ха! Так неужели после этого вас удивит тот факт, что Андрюша Кондаков родился именно в 61-м?!
... Чуть более сорока лет и поддержка архангельского Фонда Развития Джаза (директор - Владимир Туров, председатель попечительского совета - Т. Румянцева) понадобились Андрею Кондакову, чтобы оказаться в нашем городе! Со своим самым знаменитым "Бразильским проектом"! 

Реакция бывшего обкома партии

На сцене Большого зала филармонии их пятеро. Среди них - двое русских: сам Кондаков и саксофонист Игорь Тимофеев (Санкт-Петербург). Третий - коренной бразилец, пожалуй, лучший в мире бас-гитарист, исполняющий латиноамериканскую музыку, Сержиу Брандау. Успевший , кстати, поиграть с самим Жобимом! Четвертый - великолепный, чисто джазовый гитарист из Нью-Йорка Пол Болленбек. Уже в пять лет он взял в руки инструмент. В одиннадцать он уехал вместе с семьей в Индию, где широко раскрытыми ушами несколько лет подряд впитывал гремучие индийские ритмы. И как после этого может играть Болленбек? - Правильно, виртуозно! И последний музыкант "Проекта" - аргентинец, барабанщик с лицом испанского идальго, Фил Матурано. Сейчас, правда, он живет и грохочет в Лос-Анжелесе, но свое дело знает крепко. Кстати, Фил после каждого концерта фотографирует рукоплещущую публику. Обязательно дважды: раз, раз! Так что теперь его обширную коллекцию пополнили и наши с вами счастливые лица! 
И вот - первые аккорды. Участники проекта берутся за дело с бразильским пылом и стахановским энтузиазмом. Публика "на ура!" принимает каждое соло. Но... как всегда, подводит "техника". Первым расстраивается рояль. Следом за ним и сам исполнитель. Еще через пару минут под палочками Матурано разлетается стойка с медными тарелками...
- К сожалению, аппаратура в Большом зале нашей филармонии, - сокрушался в антракте звукорежиссер концерта, бывший гитарист джаз-группы "Архангельск" Николай Ковалев, - подводит все чаще! - Да и само помещение - бывший Зал заседаний обкома партии мало приспособлено для концертов. Слабая акустика, неудобная сцена... Ведь мало назвать помещение Филармонией! Его же и оборудовать, и модернизировать необходимо! Тогда и перед гостями краснеть не придется, - заключил лучший звукорежиссер нашего города. 

"Бразильцы" не сдаются!

...А пока барабанщик, подхватив стойку, скрывается за кулисами. Ему на помощь спешит бас-гитарист. 
Но "бразильцы" так просто не сдаются! 
Отправив на "скамейку запасных" и саксофониста, Кондаков на расстроенном рояле играет блестящий дуэт с Болленбеком - битловскую балладу "And I Love Her". Знакомая мелодия и остроумные, понятные импровизации заставляют зал буквально взреветь от восторга. Заметьте, рукоплещут как завзятые джазолюбы, так и новички, впервые пришедшие на джазовый концерт! 
Далее - по восходящей. Длиннющее соло Тимофеева - аплодисменты. Жесткий ритм бас-гитары Брандау, соло Матурано на отреставрированных ударных - бурные аплодисменты. Скэт (песенка без слов) в исполнении Кондакова, самоотверженное соло Тимофеева - что творится в зале! Что творится в зале! В Большом зале нашей филармонии!..
- Трудно назвать сыгранное музыкантами чисто бразильской музыкой, - пояснил после концерта Николай Ковалев. - Скорее, это сплав бразильской и аргентинской музыки, классического джаза и эксцентрики. И чем больше составляющих, тем сложнее исполнять такую музыку. Но класс игры гостей - выше всяких похвал! Потому что их мастерство, манера игры, взаимодействия сделали доступной сложнейшую музыку даже для неподготовленного слушателя. Думаю, что в полку любителей джаза после этого концерта ощутимо прибыло!

Джаз? Кофе? Потанцуем?

Раскланявшись и отыграв "на бис", участники "Бразильского проекта" мчатся в джазовый ресторан "Амадей", что на Воскресенской. 
Несмотря на дороговизну билетов, всех желающих зал вместить не смог. Поэтому часть слушателей устроилась за стенкой, в баре, откуда и наблюдала за ходом концерта по висящему на стене монитору.
Кстати, войдя в зал, где свою часть программы доигрывали архангельские джазмены, "бразильцы" были настолько поражены классом игры наших музыкантов, что тут же изъявили желание сыграть с замечательным трубачом Владимиром Поповым. 
Заскромничал, заскромничал наш трубач. И напрасно! - Хоть и отвечает славный Архангельск всем признакам окраины Империи, но вот джазовой провинцией его никак не назовешь!
- Сцена Филармонии, - потирали руки знатоки, - принципиально отличается от клубной площадки. Дистанция между слушателями и исполнителями - минимальная. Другая энергетика, другие правила. Видно каждое движение пальцев, глаз. Малейшая ошибка выпирает наружу. Ломает звуковую картину. Не легко придется гостям. Посмотрим, справятся ли...
И они справились! Блестяще! Не обошлось и без джазовых микросенсаций. Сержиу Брандау, никогда ранее не солировавший, впервые в своей музыкальной карьере импровизировал в гордом одиночестве. К неподдельному удивлению коллег по сцене и восторгу собравшихся. Да отсолировал не на чем-нибудь, а на контрабасе, взятом напрокат у местных музыкантов! Так что можно сказать, именно в Архангельске начался новый этап в творчестве Мастера Брандау!
А тем временем гости, приятно удивленные качеством звука, состоянием инструментов и оказанным им в "Амадее" приемом, были действительно в ударе. А так как слушать латиноамериканский джаз в Филармонии, где нет даже буфета и клубе-ресторане - это две большие разницы, то закончился трехчасовой концерт самыми настоящими танцами под аккомпанемент "бразильцев"! 
Эт-то было что-то... 

И я там был, искренне ваш 
Лев Комов

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service