502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 27-28
2003

Рецензии

* * * * * - шедевр
* * * * - отличная работа
* * * - хорошая работа
* * - хорошо, но скучно
* - не стоит затраченного времени


Flavio Boltro
-
"40 Degrees"

Blue Note France, 2003

62:14

* * * *

Итальянский трубач Флавио Больтро - достойный наследник старых американских хардбоповых мастеров. 41-летний музыкант начинал в лучшем итальянском джазовом составе 80-х - группе Lingomania, после чего, войдя в высшую лигу итальянского джаза, регулярно работал на европейских джазовых фестивалях с заезжими знаменитостями в диапазоне от Боба Берга и Дона Черри до Фредди Хаббарда и Джимми Кобба, параллельно занимаясь выпуском собственных пластинок на итальянских лейблах и будучи членом лучших европейских джазовых составов - от секстета пианиста Мишеля Петруччиани до квартета саксофониста Стефано ди Баттиста. В 90-е началось его сотрудничество с французским отделением Blue Note, вылившееся в несколько весьма удачных альбомов, среди которых новейший - "40 Degrees" - оказался явно не худшим.
Это тот редкий случай, когда чисто авторский по материалу (из десяти пьес только две написаны не самим Больтро) и чисто европейский по составу (барабанщик Франк Агюльон, басист Реми Виньоло и пианист Эрик Леньини) альбом оказывается не только вполне американским по музыкальному языку, но еще и абсолютно конкурентоспособным именно в качестве "американского" альбома. Квартет Больтро играет вполне традиционно и в то же время не чуждается новейших идей, и чем дальше вглубь альбома, тем больше начинает мелькать среди привычных и мастерски применяемых выразительных средств хардбопа в частности и пост-бопа в целом изящно введенных элементов более свободного и более современного музицирования, так что, например, шестой трек ("Jazz a Doc") звучит уже не в манере, скажем, Ли Моргана (как первые два-три), а где-то ближе к Дэйву Дагласу, хотя и в более теплом, менее математическом изложении. Правда, Больтро ни на секунду не дает усомниться в своем правоверно джазовом звуке: самые свободные эпизоды он отыгрывает с весьма завидным для европейца ощущением блюза, в чем его можно сравнить из других европейцев разве что с британцем Гаем Баркером. Но мышление его явно шире, чем у заокеанских коллег. Европейская "наслушанность", знакомство с самым широким кругом музыкальных идей слышно в каждом пассаже. Несмотря на общую глубокую традиционность, альбом может быть рекомендован как убедительное доказательство того, что европейцы в джазе не только ходят нехожеными путями, вызывающими недоумение у американских джазменов, но и на поле собственно джаза могут не дать ни единой осечки на час звучания.


ScoLoHoFo
-
"Oh!"

Blue Note, 2002

76:55

* * * *

Супергруппы в джазе - явление нередкое. Особенно любят это дело крупные лейблы, то и дело объединяя для записи крупных, звездного статуса музыкантов, в не всегда продуктивные временные союзы, которые далеко не всегда оказываются большим, чем просто сумма объединенных имен (или хотя бы чем-то равным этой сумме). Не так получилось у явной супергруппы ScoLoHoFo: ведь инициаторы ее создания, гитарист Джон Скофилд и саксофонист Джо Ловано, уже играли вместе и в 70-е гг., и - в составе группы Скофилда - с 1989 по 1993, причем много и плодотворно записывались, вместе проделав довольно значительный этап своих личных эволюций. При этом Скофилд играл и с барабанщиком Алом Фостером ("Фо" в названии супергруппы) - у великого Майлса Дэйвиса в начале 80-х, а Фостер, в свою очередь, работал с четвертым участником коллектива - выдающимся контрабасистом Дэйвом Холландом - в трио саксофониста Джо Хендерсона в начале 90-х. Ну, и самое главное: группа сложилась по желанию самих артистов, а не только их лейбла. Дважды, в 1999 и 2002 гг., музыканты съездили вчетвером в тур, и сразу по возвращении из второй гастрольной поездки пришли в нью-йоркскую студию Sear Sound, чтобы под бдительным оком опытного звукорежиссера Джеймса Фарбера записать по три пьесы Холланда, Ловано и Скофилда, плюс две - Фостера, отлично отрепетированные в ходе месячных гастролей - так что их без всяких наложений и монтажа писали сразу живьем на две дорожки.
Плотная игра квартета парадоксальным образом создает довольно прозрачные звуковые полотна, в которых все время присутствует одновременно и исполнительская искушенность всех четверых, и их отчетливо читающаяся импровизаторская индивидуальность - особенно эмоционально насыщенные пьесы удались в тех случаях, когда Ловано играет не на теноре, а на сопрано-саксофоне. Хотя бибоповая фразировка превалирует, несколько пьес, благодаря тонкому исполнительскому чутью и большому опыту коммерческой игры всех четверых, находятся почти на грани доступности и неджазовой аудитории.

Константин ВолковКонстантин Волков
для Stereo & Video

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service