ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 30
2003

Записки садовода

Эпиграф (банально - в начале, но так надо):
"Он много знает. Но плохо в этом разбирается"
 (Е.Б.Долинская, профессор Московской консерватории).

Сначала - маленькая предыстория. Несколько лет назад как-то пошли мы с приятельницей-лингвистом на концерт в Музей им. Глинки. Увы, вечер оказался скучным, исполнение - весьма посредственным. Приятельница же пожалела меня, наблюдая мою кислую мину: "Вот так с вами, профессионалами, всегда. Не угодишь вам. А мне все понравилось, ибо мое восприятие музыки не отравлено знаниями о ней".
Не без интереса прочитав две недавние публикации весьма уважаемого мною джазоведа и даже как-то посещаемого лектора истории джаза Михаила Митропольского, я сочла их несколько провокационными и, как свойственно, наверное, пылкой молодости, решила незамедлительно отреагировать. Попалась, так сказать, на крючок. Почему? Ну, молодость опять же, не все еще грабли исхожены, и накипело, "за державу обидно". И если Михаил Михайлович предстает пограничником (правда, не указывая, на чьей стороне), рьяно отлавливающим нарушителей (кто такие?), то я уподобляю себя мирному добросовестному садоводу, пестующему зеленые насаждения, защищая их от болезней и вредителей.
В "Заметках пограничника", опубликованных в последних выпусках журнала "Полный джаз", в частности, речь шла о летних музыкальных событиях, эстетическом восприятии, а также о консерваторской публике и так называемых "сектантах от классики", которые ходят в БЗК "только на то, что знают заранее", людях, "подготовленных отечественной системой музыкального образования", ибо они "точно знают, как следует относиться к тому или иному произведению, какой мировой рейтинг у того или иного исполнителя, они в состоянии оценить бегающие по клавиатуре пальцы", и, видимо, потому бурно аплодируют оркестру из Рейкьявика "на уровне очень хорошей, но самодеятельности". Оркестр привозил наш бывший соотечественник Владимир Ашкенази, которому за сей коллектив, по мнению Михаила Михайловича, должно "быть стыдно", ибо происходившее в БЗК - ни много ни мало "музыкальная катастрофа". Как ни странно, но на концерте канадской джазвумен Дайаны Кролл, о котором идет речь во второй из "Заметок пограничника", автор застал ту же самую публику: "опять на сцене БЗК клубный ансамбль, как это уже было не раз. Опять наша публика в восторге, и теперь она точно знает, как должен звучать джаз". Мне вот показалось, что лица и уши на концерте Кролл были другие. 
Профессионалу-завсегдатаю БЗК всегда хорошо видно и слышно, кто именно сегодня в зале. Например, худшему оркестру, который мне доводилось слышать в БЗК, - МСО Центра Стаса Намина, которым приезжал дирижировать французско-армянский маэстро Оган Дурьян, публика устроила чуть ли не standing ovation. А ведь просто по аплодисментам между частями симфонии всегда ясно, что в зале реально подкованной аудитории - днем с огнем. Так что удручающие г-на пограничника своей серостью посетители консерватории, с упоением внимающие музыкальному несовершенству, мне кажется, отнюдь не все вооружены необходимым для полноценного восприятия знанием. И наоборот - если публика нашла, что оценить, когда было что оценить (в концерте Ашкенази, например) - значит, вооружена.
И не только в консерватории с восторгом слушают средненькую музычку, реагируя на имя, а не на качество. И в клубах, где отличились не столь известные, но распрекрасные Джей Ди Уолтер и Элиан Элиас, всякое бывает. Недавний пример - аншлаг и визги восторга в том же самом Le Club по поводу приезда Дэйва Уэкла, этого пиротехника, владеющего барабанной кухней, но начисто лишенного чутья и музыкальности. Да и публика публике рознь. Г-н пограничник не раз отмечал, что настоящие ценители прекрасного "живут не в туповатой, задерганной и снобистской Москве, а в ищущей и чуткой провинции". Между тем, Москву "туповатой и снобистской" делает обыкновенная пресыщенность, а провинцию такой уж "ищущей и чуткой" - всего лишь самый тривиальный культурный голод. Особенно хорошо это мне было видно в ходе турне Российского национального оркестра (тогда еще п/у В.Спивакова) по городам Поволжья прошлой осенью (мне посчастливилось путешествовать с РНО в качестве корреспондента газеты "Культура").
Что же - "не любо - не слушай"? Нет, я не могу назвать появление Рейкьявикского оркестра и концерт Дайаны Кролл на сцене БЗК событиями сезона. И не могу эти выступления похвалить, почему - уже излагала на страницах "Культуры". Но я не склонна усматривать в "желтом доме №13" по Большой Никитской, как называют консерваторию "добрые" ценители искусства, цитадель музыкального зла. Сцена, как и бумага, - терпит все и видала всякое. Кстати, уважаемый пограничник почему-то умолчал, что выбор концертной площадки для выступления г-жи Кролл в Москве был вынужденным - другую сцену предложить "Музыкальному Олимпу", организаторам гастролей, Москва просто не была в состоянии по многим причинам. Что касается ажиотажа вокруг Дайаны Кролл, то если кого-то и удивляет, что "пипл хавает" недостаточно качественный музыкальный продукт, это, извините, проблемы удивляющегося. Ну, проблемы взаимодействия культуры и шоу-бизнеса. Но уж точно это не проблема консерватории. 
А фонду "Музыкальный Олимп" и агентству "Турне", устроившим гастроли Ашкенази и Кролл в Москву, не поставили на вид? Ведь у Ашкенази из-под пальцев "выползает сладковато-салонный Моцарт с какой-то вялой энергетикой и, что еще более интересно, точно такой же Бетховен. Десять отличий между сочинениями двух великих мира сего затруднительно найти даже специалисту". Безобразие. А г-жа Кролл и того хуже - мол, в джазовом мире бедует множество певиц, "рядом с которыми Дайане лучше не появляться". "Неужели все дело в том, что у нее хороший рост и она блондинка?" Ничего хорошего в таком росте и цвете волос, с моей, чисто женской, точки зрения, нет. Ладно, шутки в сторону. Так вот, виноваты "ремесленный навык, PR, контакты, пробивное уменье, внешние данные, агенты, коммуникабельность, удача и еще бог знает что". А разве г-н пограничник не пользуется контактами и чудодейственными средствами пиара, когда речь заходит о милом ему (и немногочисленным поклонникам) "Втором приближении?". А вдруг для фанатов Дайаны Кролл именно это и есть "музыкальная катастрофа", до которой тому Моцарту с его вялой энергетикой и полным отсутствием кача далеко? Как говорится, "что русскому хорошо, то немцу смерть".
Кстати, по поводу Ашкенази, "вовремя... смотавшегося на Запад" (ну ловкач!) и "сделавшего себе там блестящую карьеру" (можно подумать, он бы ее не сделал тут), надо бы уяснить, как и почему это произошло и что вынудило пианиста оставить свою страну. Если для кого-то плевок в сторону удаляющейся под стук колес родины - милое дело, то для человека, женившегося на иностранке (или он по расчету?), вынужденная иммиграция - последняя мера выживания. Но подробностям биографии пианиста тут не место. Ищущий информацию ее да обрящет. 
В конце первой из "Заметок" автор резюмирует: действительно классным артистам нужен свой, настоящий слушатель. И это, по его мнению, так называемый "просвещенный дилетант", которому не навредило академическое образование. Михаил Михайлович выражает "беспокойство относительно профессионального восприятия музыки вообще и джаза в частности. Мол, частое и аналитическое прослушивание выводит из игры эстетическое, не отягощенное знанием и, даже, пониманием восприятие, т.е. отдельные деревья представляются лесом, который профессионалу (музыканту или музыковеду, музыкальному журналисту) не виден вовсе". Неужели действительно музыкальное образование так уж вредно для музыканта, вредно для слушателя, вредно для критика? Получается, что, зашлакованные схоластикой, образованные музыковеды и музыканты оказываются просто-таки отрезанными от самой музыкальной Истины в первой инстанции, которую олицетворяет собой, конечно, джаз; да что там - чуть ли не отрезанными от мира музыки вообще. Ведь "цельного восприятия у профессионалов нет" (фраза Дмитрия Ухова, процитированная с "довольным потиранием рук"). Значит, весь глубокий внутренний смысл звуковой материи познаваем лишь теми, кто в свое время отказался от зубрежки никому не нужных симфонических заморочек Штрауса, лейтмотивных систем Вагнера, многочисленных форм родно Берндхарда Маркса, фламандских контрапунктов, гармонических изобретений позднего Скрябина (который, оказывается, свою систему вывел из джаза - а вы что думали?) и прочей фигни - то есть лишь "просвещенным дилетантам" (Асафьев пригодился? Консерваторию закончил, кстати). Так что ежели учености вкусил - попрощайся с "цельным восприятием" музыки и берегись - "эстетический армагеддон" неизбежен! Известный аргумент: множество великих джазменов никогда не учились всяким там параллельным квинтам, а какие были гении! 
Большой почитатель Асафьева, исследователь психологии восприятия искусства Выготский, его коллеги и последователи профессионалам почему-то не отказывали в способности целостного восприятия прекрасного (искусство - это прекрасное или как?). Аналитичность восприятия и процесс выделения отдельных компонентов художественного целого в произведении искусства у них не мешает возникновению эстетического удовольствия (свободного от всякого материального интереса) и не затуманивает творческий взор. Эстетика как наука гласит: без знания художественного языка и знаковых систем (в музыке они особенно сложны) вообще невозможно понять, о чем речь. Художественное сознание в эстетике - именно специализированное, профессиональное сознание, т.е. подразумевающее некую подготовку. А вот просвещенные дилетанты против: мол, много будешь знать - скоро состаришься (эстетически), да и вообще академические знания умножают скорбь. А ведь есть и воспитанники консерватории, играющие в оркестрах, которые тоже недоумевают - как только земля носит этих теоретиков-патологоанатомов музыки, которые сами играть ни на чем не умеют, а только пишут в газетенках всякую заумную ересь. 
Многие говорят: нельзя с разлинованными в четкую академическую клеточку мозгами лезть в пучину свободного творчества - в джаз. Вот попался на зуб и Андре Превин - "выдающийся композитор, дирижер, пианист XX века. В свободное время он любил помузицировать с Рэем Брауном, Джо Пассом, Барни Кесселем, а, кроме того, с Рави Шанкаром. Но его влезания в "шкуру" джаза остались весьма поверхностными". В общем, "поделом тебе, старый невежа, не садися не в свои сани!"
Перефразирую рубрику "Полного джаза" - "Джаз - это вам еще не все!" И мне кажется, что вообще не надо делить музыкальное пространство на объекты, чтобы обносить их вдоль искусственно возведенных границ частоколом с колючей проволокой. И я уверена, что в любую музыку на всем этом безграничном пространстве - какая бы она ни была - надо "въезжать". Для того, чтобы услышать максимум в "наборе весьма приличных записей Ашкенази с Рахманиновым, Прокофьевым, Шопеном" и получать от этого максимум удовольствия, надо учиться слушать ЭТУ музыку. Для того, чтобы - ОГО! - самому играть эту музыку и получать от этого удовольствие, надо учиться играть эту музыку. Для того, чтобы играть или слушать рок или джаз и получать от этого максимальное удовольствие, надо учиться играть и слушать ЭТУ музыку, и т.д. Знакомство с культурой хип-хопа, возможно, займет несколько меньше времени, но оно все равно потребуется. Где и как учиться - уже дело иное. 
Читаем в "Заметках пограничника" о Дайане Кролл: "Все более-менее профессионально, но...". Позвольте, что тут называется профессионализмом? Владение фортепиано на уровне детской музыкальной школы или кабацкую манеру пения? Докатились профессионалы, стало быть.
Кстати, Ашкенази играл концерты Моцарта и Бетховена действительно как стилистически однородные. Что понятно - пианист с имеющимся у него правом трактовал эти сочинения, написанные практически в одно время, как музыкальные отпечатки одной эпохи, когда еще существовало понятие композиторской школы. Может, кому-то это понятно и без образования, а кому-то надо и пояснить. Соглашаться ли с такой трактовкой - уже личное дело каждого. 
Задаваясь вопросом, как вырабатывать "внутренний фильтр" и "кого слушать" (в смысле, у кого учиться), надо понимать, что система академического музыкального образования в нашей стране изобилует проблемами, которые известны тому, кого это действительно волнует. Возможно, проблемы дождутся своего решения. В то же время о не то чтобы равноценном, но хотя бы приемлемом джазовом образовании, увы, мы пока можем только мечтать. Может быть, потому что не хватает образованных преподавателей-специалистов, настолько выходящих за рамки просвещенного дилетантизма, чтобы быть вправе обучать молодое поколение. А музыкально-журналистского образования в Москве, в частности, не существует вообще, и вряд ли его заменяют краткие курсы в стенах некоторых учебных заведений. И вот центральный канал ТВ передает репортаж о том, как Ростропович в Храме Христа Спасителя чуть ли не в одиночку справляется ни много ни мало с каким-то "струнным концертом" Гайдна (имелся в виду До-мажорный концерт для виолончели с оркестром), а Сезария Эвора оказывается "королевой блюза". И т.д. Впрочем, если в ком-то достаточно таланта и упорства, чтобы учиться самому, постигая истину по методу индийских мудрецов - минуя институты - так Бог в помощь, кто ж против! Такие примеры есть. И да здравствует "внутренний фильтр". 
Вопрос на засыпку: а так уж навредило академическое образование  Дэйву Брубеку, Диззи Гиллеспи, Джону Колтрейну, Майлсу Дэйвису etc?

Эпиграфы (в конце, подражательно):
1. Для тех, кто все еще силится понять, почему это курс классической гармонии не позволяет писать параллельные квинты, когда это так красиво!
"Плыть надо и против ветра. Но надо знать, откуда он дует, чтобы сообразно этому ставить паруса". (Лев Кассиль).
2. Для тех, кого охватывает тоска или ярость после прочтения журналистских статей.
"Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай сам и вникай" (А.П.Чехов).

Татьяна ДавыдоваТатьяна Давыдова,
начинающий садовод с законченным музыкальным образованием

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service