ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 32
2003

Новые истории Аркадия Шилклопера
Аркадий Шилклопер"Tell Me Story" ("Расскажи мне историю"), - говорят американцы, верно полагая, что любое повествование, в том числе и музыкальное, должно иметь сюжет, драматургию, интригу. История моего нового альбома началась в феврале 2000 года, когда мои коллеги по Vienna Art Orchestra бразильский гитарист Алегре Корреа (Alegre Correa) и австрийский контрабасист Георг Брайншмид (Georg Breinschmid) по моему приглашению впервые прилетели в Москву. Встретившись в Шереметьево, благополучно пройдя паспортный и таможенный контроль и коротко ознакомившись с историей аэропорта, мы двинулись к ожидавшему нас автобусу. Вдруг Алегре остановился , что-то лихорадочно стал искать в своей сумке и, наконец, достал из нее листок нотной бумаги; сев в автобус и не проявляя никакого интереса к зимним московским пейзажам, он углубился в написание темы, которая была как раз готова к приезду в гостиницу. Алегре посвятил ее Москве и назвал "Present To Moscow" ("Подарок Москве").
График репетиций в "ДОМе" и концертов квартета ( в котором помимо Алегре и Георга участвовал мой кишиневский друг, великолепный барабанщик Олег Балтага) был довольно насыщенным, поэтому в студию мы попали всего на один вечер. В "Dance Seven" удалось записать только середину (гитарное соло Алегре), а уже начало (три альпийских рога) и финал (небольшое соло ударных) я записывал и редактировал позднее.
Пьеса" Berimbaoduo" была записана с концерта в Центральном Доме Художника 22.02.2000 г. Здесь Алегре поет скэтом и играет на инструменте который называется беримбау, а я играю на нижней половине альпийского рога (alperidoo), имитируя звучание диджериду. Слышна бурная реакция зала в самом начале пьесы. Дело в том, что Алегре вышел на сцену с оголенным торсом, так как это необходимо для традиционного исполнения на беримбау. Сушеная тыква, из которой состоит корпус инструмента, соприкасаясь с телом музыканта, резонирует от единственной струны и издает яркий, но немного резковатый звук. Эту запись можно считать исторической, т.к. бразильский инструмент случайно был разбит в Ижевске, на джазовом фестивале, где мы выступали после Москвы. 
История композиции "Beer For Bird" следующая. В 1996 году я был приглашен на очередной интернациональный симпозиум валторнистов в Канзас-Сити, где, как известно, родился и похоронен Чарли Паркер (Charlie Parker). Посетив могилу гения саксофона и одного из родоначальников стиля bebop, мы с коллегами зашли в local pub-brewery на 75 th Street, где варят пиво под названием "Charlie Parker". Выпив пару кружек вполне приличного для Америки пива и чуть захмелев, я осмелился предложить бармену сыграть одну из тем Паркера в обмен на очередную кружку. Он тут же согласился, сел напротив меня, всем своим видом призывая в свидетели посетителей паба, и приготовился слушать. Мне ничего не оставалось делать, как взять валторну и сыграть композицию Паркера "Now's The Time". Бурные аплодисменты, бокал пива и майка с символикой заведения были мне наградой за смелость. Сама композиция появилась гораздо позже, а название родилось из воспоминаний об этой необычной истории. Запись происходила следующим образом. Сначала Олег Балтага прописал только барабаны, примерно через 3 месяца в студии появился Володя Волков, быстро записал свою партию контрабаса, а затем предложил сверху, смычком, сыграть что-нибудь спонтанное. И он такое наиграл, что его импровизация полностью перевернула начальную концепцию пьесы, которая, по моему замыслу ,должна была быть миниатюрой, и превратила ее в энергичную, динамичную композицию с развернутой драматургией и жестким нервом.
Следующая история началась с телефонного звонка бразильского друга Миши Альперина - перкуссиониста Селиу Ди Карвалью. Он пригласил меня в "Le Club" на концерт в составе: Клаудио Дольсберг (Claudio Dauelsberg) - фортепиано, Нэй Консейсау (Ney Conceicao) - бас, Робертинью Силва (Robertinho Silva) - перкуссия, Cелиу Ди Карвалью (Selio de Carvalho) - перкуссия. 
Концерт мне понравился, но больше всех обратил на себя внимание Ней. Его игра на 6-струнном электрическом басе настолько поразила мое воображение, что я решил пригласить его на запись пьесы "Funk Rog". Селиу тоже согласился принять участие в записи, но я никак не ожидал ,что в студию пойдет и сам Робертинью Силва, уважаемый музыкант, много лет игравший со знаменитым Милтоном Насименту (Milton Nascimento). Это была удача. Бразильцы устроили настоящий праздник с использованием полного набора традиционной перкуссии, а Ней сыграл такое соло, что я до сих пор хожу и напеваю его.
Каждый из 12 гостей - музыкантов, участвующих в записи, подарил Москве и московской публике частичку своей души, любви и таланта, поэтому композиция Алегре "Present To Moscow" как нельзя лучше подходит и ко всему альбому.
Дафер ЮссефЕще один мой давний друг и коллега, вокалист и исполнитель на уде, тунисец Дафер Юссэф (Dhafer Youssef) появился в Москве 16 мая 2000 года по приглашению компании Boheme Music для участия в джазовом фестивале. Его график пребывания в Москве был еще короче и насыщенней, чем у Алегре и Георга, поэтому в студию мы попали только на полчаса. Толком не настроившись и еще не остыв от эмоционального возбуждения только что сыгранного концерта в "ДOMe", Дафе каким-то образом удалось спеть драматичную и в тоже время очень трепетную песню. И вновь я услышал, что аутентичный звук альпериду (alperidoo) не испортит, а, наоборот, поддержит мистический характер вокализа, блестяще исполненного Дафой. Оставалось только найти и записать какой-нибудь низкий ударный инструмент ( шаманский бубен, например, или что-то в этом роде). После нескольких неудачных попыток я уже готов был отказаться от этой идеи, как вдруг в "ДОМе", в офисе, на стене, случайно увидел барабан, как потом мне рассказала Ольга Митрофанова, купленный у музыкантов с Нила. Решение было принято моментально. Схватив барабан, я ринулся в студию, сам сыграл и записал то, что было необходимо, и быстро отвез барабан назад. Кажется, никто пропажи не заметил. Так родилась композиция "Nida". 
Пьеса "Carnival" первоначально была придумана и записана для 8 альпийских рогов, но, закончив запись и редакцию, я почувствовал, что карнавальный характер пьесы располагает к тому, чтобы включить в нее настоящую латиноамериканскую перкуссию. Такую перкуссию найти в Москве несложно, но где же взять настоящих, корневых исполнителей на ней? Случай представился благодаря еще одному замечательному музыканту, моему другу и коллеге Андрею Кондакову, который в октябре 2001 года пригласил в Россию для участия в бразильском проекте нью-йоркского перкуссиониста Кафе. Сам я в это время был на гастролях в Германии, но зная что Кафе в Москве, позвонил редактору Jazz.ru Кириллу Мошкову и попросил его найти Андрея, чтобы он, в свою очередь, привел на один час в консерваторскую студию Кафе. Звукорежиссеры Сережа Большаков и Коля Козырев уже были предупреждены. Мой план осуществился, и запись состоялась. Кафе торопился на самолет, но все же записал не только шекер (shaker), но и пандейро (pandeiro), и тамборим (tamborim), и куику (cuica). Когда же он прослушал конечный вариант, то сказал, что это похоже на бразильский марш. 
Еще одна история связана с телефонным звонком, на этот раз позвонил Алексей Баташев и попросил найти Дафу для участия в дневном концерте "Джаз и Восток" в Московской консерватории 8 марта 2003 года. Абсолютно не надеясь заполучить занятого музыканта, я все же позвонил ему, и (о чудо!) два дня (7 и 8 марта) у него оказались свободными. Так Дафер снова появился в Москве спустя три года. Спонтанная импровизация " Serafima " была записана 8 марта с вечернего концерта в "ДOMe". 
Джонатан СаасМай. 2001 год. Московский театральный фестиваль. Для участия в "Полифонии мира" Александра Бакши помимо Гидона Кремера с "Кремератой", страсбургских перкуссионистов, тувинских и алтайских шаманов в Москву прилетели великолепный американский тубист, уже много лет живущий в Вене, Джонатан Сасс (Jonathan Sass), и потрясающий исполнитель на диджериду (didgeridoo) и тромбоне Адриан Меарс Adrian Mears) из Австралии. Оба музыканта, так же как Алегре и Георг, были участниками Vienna Art Orchestra, благодаря которому мы и познакомились. Заполучить в Россию таких музыкантов - большая удача, поэтому очень хотелось сыграть вместе и, возможно, записаться в студии, но репетиции "Полифонии мира" в театре имени Вахтангова шли каждый день, и шансов на успех практически не было. Все же мне удалось уговорить режиссера Каму Гинкаса освободить нас на один вечер, и концерт "Заговор медных II" в "ДOMe" состоялся 12 мая 2001 года. Состав "заговорщиков" оказался внушительным: великолепный трубач из Екатеринбурга Сергей Пронь (кстати, участник моего "Заговора медных I"); давний гамбургский друг "ДOMa" Хайнц Эрик Гедеке (Heinz-Eric Goedecke) - тромбон, диджериду, тибетский горн; Джонатан Сасс (США) - туба; Адриан Меарс (Австралия) - тромбон, диджериду. Я играл только на валторне и альпийском роге. Специально была написана пьеса "Step By Step", с записью которой позднее пришлось повозиться: вступление диджериду я взял с концерта в "ДOMе", а основной рифф - с подаренной мне записи самого Адриана; партия тубы была записана полгода спустя в перерыве между мастер-классами, на которые Джонатан специально прилетел по приглашению Московской консерватории; перкуссия в исполнении Хакберды Алламурадова (ансамбль "Ашхабад") появилась в записи еще через полгода. Только после этого я прописал трехголосные аккорды валторн и соло.
Но на этом история записи "Step by Step" не закончилась. Еще были долгие часы, проведенные в студии с Олегом Чеховым. Менялись форма, длина и драматургия композиции, изучались и анализировались различные мнения друзей, музыкантов, звукорежиссеров, родственников и просто сочувствующих. Коля Козырев ( мой соавтор и звукорежиссер по альбому "Pilatus") "перелопатил" всю перкуссию и партию диджериду. В общем, конечный вариант этой пьесы - коллективный продукт, за который я не несу никакой ответственности.

Аркадий ШилклоперАркадий Шилклопер

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service