ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 34
2003

Владимир Туров: "Осень - и в Архангельске снова пахнет джазом!"
27-28 сентября, как всегда, - вот уже лет двадцать - в последние выходные сентября, в Архангельске пройдут традиционные Международные Дни Джаза. Перед вами - интервью с Владимиром Туровым, организатором фестиваля и главой Фонда развития джаза в Архангельске, музыкантом, корифеем архангельского джаза, человеком, на глазах которого росла и крепла в нашем городе эта музыка для толстых, тонких, лысых, волосатых, в общем, очень разных (но всегда с хорошим, как правило, вкусом) людей. За несколько недель до открытия "Дней Джаза-2003" мы беседовали о том, "как все начиналось, как было впервые и вновь", и каким образом вообще в Архангельске появилась эта замечательная музыка. 

Владимир Казимирович, начнем максимально серьезно. Как и при каких обстоятельствах вы первые столкнулись с джазовой музыкой?

Владимир Туров- Первый раз я услышал джаз ночью по советскому радио, году в 62-63-м. После двенадцати часов в ночном эфире вдруг появилась музыка, которую я никогда до этого не слышал, сменив привычные марши и русские народные песни. Мне было лет 14, и само сочетание звуков меня просто заворожило! Было много непривычного - например, аплодисменты в середине произведения, - это позднее я узнал, что люди таким образом выражают свое восхищение импровизациями музыкантов. Потом эти программы резко закрыли, слишком непонятной, наверное, оказалась эта музыка для общества. Когда стал постарше, слушал "Голос Америки" - любимую станцию тогдашней русской интеллигенции, - там тоже было много джазовой музыки. А с живым джазом я столкнулся впервые году в 1966 - как раз тогда я познакомился с Владимиром Резицким, у которого уже был ансамбль под названием "Золотица". Там играли музыканты высочайшего класса - Владимир Тарасов на барабанах, Владимир Попов на трубе, и другие. Кстати, биг-бэнды тогда играли на танцах, в каждом клубе и ДК был свой оркестр. Программа состояла наполовину из джаза, а наполовину из песен Татляна, Хампердинка - но на русском. Я-то на танцы не ходил, услышал ребят на концерте, посвященном какому-то празднику. Потом стал посещать нашу Филармонию, был на концертах биг-бэндов Лундстрема, Арбеляна, Рознера, Утесова - шикарнейшие были концерты! Сам же начал заниматься музыкой случайно, у меня был хороший голос, но поступать хотел в медицинский. Но приятели сказали: ты чего, в музучилище поступать надо, там же МУЗЫКУ играют! Так жизнь у меня и повернулась - поступил на дирижерское отделение, учился у Буинского и Максимкова, пел и дергал струны контрабаса в кафе "Золотица". И когда Резицкий приехал из Вильнюса - у них там было трио Тарасов-Ганелин-Резицкий, - он просто сказал мне: давай создадим лучший оркестр Советского Союза! Я начал осваивать рояль, через полгода к нам присоединился барабанщик Олег Юданов, так появилась группа "Архангельск".

Была ли уже в Архангельске в те годы компетентная джазовая публика?

- Слушатели джаза в Архангельске были всегда! Моряки начали возить сюда пластинки из заграничных рейсов, хотя в основном это был, конечно, танцевальный джаз. Помню, что Майлса Дэйвиса я впервые услышал по "Голосу Америки", все думал: как же играет это электро-пиано? Наверное, к роялю целая электростанция подключена - такие звуки! Потом мне привезли его пластинку, и я увидел этот небольшой инструмент на фотографии. Одним словом, брешь в железном занавесе для нас пробил именно джаз! Публика воспринимала эту музыку как глоток свободы, мы играли в "Золотице", - и попасть туда было практически невозможно!

- А потом уже началось триумфальное шествие джаз-группы "Архангельск" по всей России...

"Архангельск"
- Первыми, кто нас заметил и предложил сыграть за пределами города, были Игорь Гаврилов, сегодня он председатель Ярославского джаз-клуба, и Владимир Фейертаг. Последний устроил нам сольный концерт в Ленинграде, - ДК имени Кирова, полторы тысячи человек, - я до сих пор помню каждый клочок сцены, хотя не помню, что именно мы играли. Ведь на сцене, перед тысячами глаз ты обнажен абсолютно, как голый король - всегда нужно показывать, чего ты стоишь на самом деле. Потом начались поездки по стране и миру. Все уже знали: если приезжает "Архангельск", архангелы, как нас называли, значит, будет что-то новое, оригинальное. Мы первые в России при создании произведений применили принцип эклектики, или полистилистики, - Резицкий был очень гибкий человек, можно сказать, гениальный джазовый режиссер. Перед выходом на сцену он мог сказать - все, забыли эту программу, играем другую. Или заставлял меня или Юданова перед общим выходом минут десять играть на сцене в одиночку. Или вообще начинал концерт с песни! На мой взгляд, существуют клубные составы, и команды для большой сцены, - "Архангельск" же просто была звездной группой, которой было абсолютно без разницы, где играть - в клубе, в Мезени, Москве, Варшаве или Японии. Как НХЛ! Группа действительно была единой, мы проводили вместе по 8-10 часов в сутки, за всю историю группы через нее прошло около 40 человек, и для всех это была огромная школа - человек должен был или сломаться, или перешагнуть ее. Для меня же до сих пор самые яркие впечатления об этих двадцати пяти годах, связанных с джазом, - это то первое питерское выступление, первая пластинка, которая вышла в Англии на фирме LEO Records, и смерть Резицкого...

Помните ли вы, как прошли первые архангельские "Дни Джаза"?

- Конечно! Поездив по стране, мы посмотрели, как делаются фестивали, и захотели устроить подобное в родном городе. Мы сами занимались организацией, на мне тогда лежали обязанности администратора. Проходило это все в ДК Моряков, мы пригласили московский диксиленд Грачева, остальные были местные музыканты. Тогда все было на крепком энтузиазме, народ был просто взбудоражен. Гонорары платить в те годы было невозможно - проводили какими-то подарками, хотя деньги-то были, конечно, смешными. Потом нашли хорошую лазейку - комсомол. Они оплачивали дороги - но только плацкарт, видимо, чтобы не уединялись в купе, не пили и не обнимались... Власть нас хоть и не понимала, но принимала: дескать, если не это, то будет что-то другое. Потом на наши фестивали стали ездить иностранцы - в основном, это были старые контакты. 

Как вообще удавалось привозить в Архангельск достаточно известных в джазовом мире людей? Все-таки деньги не малые, и одними личными контактами не обойдешься...

Туров и Резицкий, 1980-е- Все было достаточно интересно и весело. Как известно, во многих странах до сих пор есть фонды помощь слаборазвитым странам, СССР тогда был включен в их число, и Конгресс США, например, выделял немалые деньги, чтобы сюда приезжали и Чик Кориа, и Дюк Эллингтон. Я был знаком с пресс-атташе по культуре американского посольства, - он, кстати, учился вместе с Клинтоном (и рассказывал, что тому нельзя быть президентом, потому что он страшный бабник). Именно через них шли музыкальные контакты, в том числе и касательно архангельских фестивалей. Правда, мы придумали поездки на Соловки, и к нам потом просто стояла очередь музыкантов, которым бы хотелось приехать на фестиваль. Постепенно в Архангельске сформировалась особая джазовая аура, возникла публика, которая любила джаз во всех его проявлениях. В зале всегда был диалог между музыкантом и зрителем, - это и сегодня остается особенностью "Дней Джаза" - и одним из центральных моментов всегда было выступление "Архангельска"! 
За несколько месяцев перед смертью Резицкий говорил, что нужны принципиально новые вещи. Уже тогда он мечтал о создании в Архангельске Центра Современного Искусства, который он называл своим "третьим, и самым главным, проектом" - после "Архангельска" и "Дней джаза". Он действительно этим болел, считал, что именно современное искусство - лакмус общества...

Жизнь сложилась так, что после смерти Резицкого ответственность за дальнейшую судьбу "Дней Джаза", развитие джазовой музыки в Архангельске легла на вас...

Туров и Резицкий, конец 1990-х- Видимо, это действительно линия судьбы. Когда ушел Резицкий, все накинулись на меня: делай что-нибудь! Я знаю, что в Архангельске существует достаточно большой пласт людей, у которых есть потребность в этой музыке. У нас удивительно тонкая и понимающая публика. Люди, которые приезжают к нам, в том числе и в этом году, это музыканты с мировым именем, у которых расписание концертов на два года вперед. Да и в джазовом мире давно знают, что конец сентября - это архангельский фестиваль. Что касается всего остального - я буду только благодарен Богу, если появится такой человек, который скажет: Казимирыч, давай вместе работать! Один ум хорошо, а два-три еще лучше, этому я научился в джаз-группе "Архангельск". Я рад, что члены попечительского совета Фонда развития джаза болеют душой за эту музыку, я также часто советуюсь с архангельскими музыкантами. В общем, что будет дальше - Бог покажет. Но когда начинается осень, появляются желтые ДЖАЗОВЫЕ листья, - в Архангельске начинает пахнуть джазом!

фотографии из архива Владимира Турова

Алексей Шептунов 

Приложение: участники международного джазового фестиваля "Дни Джаза 2003"

Архангельск, 27-28 сентября 2003 года


Лорен Ньютон (Lauren Newton - Германия)

Родом американка, Лорен Ньютон с 1974 года живет в Германии, где получила ученую степень по вокальному искусству. С 1979 по 1990 год она выступала в легендарном австрийском коллективе Vienna Art Orchestra, в составе которго записала около 20 пластинок и компакт-дисков. Ее первый сольный альбом получил ежегодную премию немецких критиков в 1983; именно этот успех стал для певицы своеобразной точкой отсчета. Лорен Ньютон много гастролировала и записывалась с такими музыкантами, как Бобби Макферрин, Дженни Ли и Урсула Дудзяк, писала музыку для Фрайбургского Театра и "Бург Театра" в Вене, многочисленных европейских радиостанций и фильмов, в которых она также успешно снималась. С 1990 года выступает с квартетом "Тимбре", с 1995 - с Жоэлем Лендре, Фритцем Хойзером, Урсом Лаймгрюбером и Хейри Канцигом. 
Лорен Ньютон участвует в разнообразных музыкальных проектах, радио- и студийных записях с Джоном Розе, Патриком Шайдером, Владимиром Тарасовым, Кристи Дораном, Энтони Брэкстоном, "Европейским Хаос-Струнным Квинтетом" и многочисленными японскими музыкантами. В числе ее проектов - и совместные арт-акции с японским фотохудожником Кохо Мори, одна из которых пройдет и в рамках архангельских "Дней Джаза 2003".

Владимир Тарасов (Литва)

Всемирно известный барабанщик Владимир Тарасов является, наверное, одним из самых успешных и именитых архангелогородцев, покинувших родной город. С 14 лет он играл в эстрадных ансамблях Архангельска, стал широко известен в 70-х годах как участник трио пианиста Вячеслава Ганелина, в котором одно время играл и саксофонист Владимир Резицкий (затем его сменил Владимир Чекасин, и трио ГТЧ обрело свой канонический вид, в котором просуществовало до конца 1980-х). Первым из русских барабанщиков Тарасов стал выступать с сольными концертами, неизменно восхищая публику своим виртуозным владением ударных инструментов всех видов, размеров и происхождения. Помимо активной деятельности на джазовой ниве - в разные годы он играл с Сергеем Курехиным, Джоном Зорном, Эндрю Сириллом, Анатолием Вапировым, - Тарасов также сотрудничал с симфоническим оркестром Литвы, где живет последние три десятка лет, духовым оркестром "Тримитас", ансамблем ударных инструментов Марка Пекарского, литераторами Андреем Битовым, Дмитрием Приговым и Ильей Кабаковым. Тарасов - неутомимый пропагандист нового и фри-джаза, постоянный участник и вдохновитель международных интеркультурных проектов, автор музыки к нескольким кинофильмам и театральным постановкам. Одним словом, Тарасов - это легенда. 

Масахико Сато (Masahiko Satoh - Япония)

Известный японской джазовый пианист, композитор и аранжировщик Масахико Сато родился в 1941 году в Токио, изучал композицию в Беркли. Первый же его альбом "Palladium" был признан в Японии джазовым альбомом года. Позднее он выпустил несколько альбомов в Соединенных Штатах в составе трио вместе с барабанщиком Стивом Гэддом и контрабасистом Эдди Гомесом; практически все его диски получили мировую известность. Как композитор и аранжировщик работал со многими известными джазовыми исполнителями, среди которых - Нэнси Уилсон, Арт Фармер, Хеллен Мэрил и Накагава Масами, одно время работал под псевдонимом Ричард Дузенберг. В 1993 году принял участие в музыкальном проекте, посвященном традиционной музыке буддийских монахов (диск "Buddhist Music with 1000 Syomyo Voices"). Принял участие во многих джазовых фестивалях, в их числе - Берлинский, фестиваль в Монтре, а также крупнейшей акции "Восток встречает Запад" в Нью-Йорке; концертные туры Сато прошли по Австралии, Африке, Латинской Америке и России.

Кадзутоки Умэдзу (Kazutoki Umezu - Япония)

Родился в 1949 году в Японии, свою первую группу сформировал, будучи студентом музыкального колледжа. Сфера приложения талантов этого ярчайшего японского музыканта, композитора и импровизатора - кларнет, а также альт и сопрано-саксофон. В 1974 году принял активное участие в движении нового джаза в Нью-Йорке, выступал с такими музыкантами, как Уильям Паркер, Рашид Али, Дэвид Мюррей. Изъездив полмира, вернулся в Нью-Йорк в середине 80-х, где выступал в культовом клубе Knitting Factory c Джоном Зорном, Марком Рибо и Томом Кора. Долгое время являлся пропагандистом такого яркого этно-джазового направления, как клезмер-джаз. Критики определяют его манеру игры как "иногда демонически энергичная, сверхскоростная и яростная, иногда - лирически блюзовая с непременным тонким юмором". Тем не менее, его игра - всегда очень "японская" и узнаваемая. На протяжении своей творческой карьеры Умэдзу успел переиграть самую разнообразную музыку в самых разноформатных ансамблях, на его счету - несколько десятков пластинок и компакт-дисков.

Тэруто Соэдзима (Teruto Soejima - Япония)

Ведущий теоретик и исследователь нового японского джаза, музыковед и джазовый продюсер. Роль Тэруто Соэдзима в становлении современной импровизационной музыки Страны Восходящего Солнца можно, пожалуй, красноречиво обозначить одним-единственным словом: гуру. Соэдзима имеет непосредственное отношение к Международным Дням Джаза в Архангельске практически с самого их возникновения. Друг Владимира Резицкого, именно он незримо стоял за спиной практически всех японских джазменов, год от года выступавших в рамках архангельского феста. 

Лера Гехнер Бэнд (Lera Gehner Band - Санкт-Петербург)

Лера Гехнер родилась в Ленинграде, где закончила музыкальную школу и Государственный институт театра, музыки и кинематографии. Параллельно увлекалась хореографией и спортом - была даже членом сборной Питера по хоккею на траве. Работала в театре-студии "Кудесник", театрах "Рок-опера", "Синий мост" и многих других. После 1991 года жила в Германии, где инициировала и осуществила массу интересных музыкальных и кинопроектов. На протяжении 1995-98 годов вновь жила в Петербурге, сотрудничая с театром "Арт-клиника" и телевидением, а также выступая с собственной группой "Punk-Jazz Mixtoorof". Она также стала известной благодаря постановке балетных спектаклей и авангардных рок-шоу. Выступала со многими немецкими музыкантами в Гамбурге, а также участвовала в шоу Владимира Чекасина. В последние годы Лера дополнила свой и без того впечатляющий послужной список организацией нескольких ансамблей современной музыки, среди которых наиболее успешным является фанк-шоу-группа "Лера Гехнер Бэнд", созданная с саксофонистом и аранжировщиком Алексеем Поповым. В репертуаре вокалистки - джазовые и блюзовые стандарты, которые благодаря подходу Леры сумели зазвучать необычайно свежо, современно и новаторски. Отличные вокальные данные в сочетании с артистизмом и темпераментом певицы сделали Леру, пожалуй, самой востребованной исполнительницей на питерской джазовой сцене.

Диксиленд Алексея Канунникова (Санкт-Петербург)

Ансамбль организован в далеком 1965 году при Ленинградской областной филармонии тромбонистом и аранжировщиком Алексеем Канунниковым. Первые годы диксиленд гастролировал с джазовыми программами, играл в ресторане гостиницы "Советская", принимал активное участие в фестивалях. В 1975-1981 годах Канунников выступал в составе оркестра Иосифа Вайнштейна, где начинал свою карьеру исполнителя и аранжировщика, затем возглавлял эстрадно-джазовый ансамблю "Диапазон". В конце 80-х Алексей Канунников пригласил молодых музыкантов и собрал новый ансамбль традиционного джаза, после чего последовали многочисленные выступления за рубежом и на российских фестивалях. Сегодня Алексей Канунников - признанный патриарх российского джаза, один из старейших и авторитетнейших джазовых музыкантов страны.

Театр современного танца п\у Николая Огрызкова (г.Москва)

Николай Огрызков приобрел известность, выступая в составе танцевального коллектива Игоря Моисеева. Сотрудничал со многими звездами российской эстрады, создал свою школу-студию, выпускники которой сегодня уже работают в ведущих коллективах Европы. Театр современно танца Николая Огрызкова - участник национальной театральной премии "Золотая Маска". В рамках "Дней Джаза 2003" коллектив Николая Огрызкова представит мини-балет на музыку Аркадия Шилклопера, Михаила Альперина и Сергея Старостина.

Вячеслав Гайворонский (Санкт-Петербург)

Трубач и композитор, один из ярчайших представителей современного камерного джаза, Вячеслав Гайворонский окончил Ленинградскую консерваторию, как джазовый исполнитель дебютировал на ленинградском фестивале 1966 года. С 1980 года выступает в неизменном дуэте с контрабасистом Владимиром Волковым, с которым посетил множество международных фестивалей. Этот "ансамбль малой формы" получил у музыковедов прозвище "тихого дуэта". В течение двух десятилетий дуэт остается одним из самых интересных и наиболее продуктивных ансамблей нового джаза, а авангард, исполняемый Гайворонским и Волковым, отличается особой креативностью, в пику деструктивизму, который культивируют большинство авангардистов. Параллельно дуэту, Гайворонский принимает участие во многих других проектах - в частности, с оркестром трубачей, входил в состав "Оркестра московских композиторов", а на композиторском конкурсе в Италии получил специальный приз за композицию, посвященную Астору Пьяццоле. Другая половина дуэта, Владимир Волков, активно выступает в составе собственного "Волков-трио", а также с Игорем Бутманом, Аркадием Шилклопером и другими не менее известными музыкантами. На фестивале "Дни Джаза 2003" звездный дуэт Гайворонский-Волков будет доукомплектован еще одной культовой фигурой петербургского и российского джаза - известным пианистом Андреем Кондаковым, уже успевшим покорить Архангельск своим "Бразильским проектом". 

Ведущий концертов - Михаил Митропольский (Москва)

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service