ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 41
2003

Боб Джеймс в Москве: совсем smooth или не совсем?
Боб ДжеймсНа прошлой неделе Москву впервые посетил всемирно известный джазовый пианист Боб Джеймс, один из основателей столь популярного сегодня направления smooth jazz. Вместе со своей группой Bob James Trio (Дэвид МакМюррэй - саксофон, Самуэль Бергесс - бас, Билли Килсон - ударные), музыкант дал три концерта - 7, 8 и 9 ноября - в недавно открывшемся "тропическом парке бутиков" - "Крокус-Сити". Судя по всему, выступление звезды мирового джаза стало для организаторов своего рода пиар-акцией по привлечению внимания к самому "Крокусу" - такой вывод можно сделать из того факта, что массированной рекламной компании не наблюдалось, а цены на билеты - от 35 до 300 у.е - заставили многих любителей джаза лишь вздохнуть с сожалением. Однако те, кто все-таки посетил концерт Боба Джеймса, об этом не пожалели - полтора часа они могли наслаждаться действительно качественной музыкой.
Немного о месте проведения мероприятия. Никакого зала в обычном понимании в "Крокусе" не оказалось, сцена была установлена в обычном просторном атриуме, а партер представлял собой расставленные рядами металлические стулья (хотя это не имеет отношения к музыке, не могу не заметить - в самом помещении было довольно прохладно, а на такой "мебели" солидная публика откровенно мерзла и куталась в удачно несданные в гардероб пальто). Антураж сцены наводил на мысли о неброском шике подлинной роскоши: камерный концертный рояль "Bosendorfer" удостоился комментариев Боба Джеймса уже после первого же соло - музыкант пообещал, что будет обращаться с этим эксклюзивным инструментом как можно аккуратнее. "Не дай бог, сломаю такую красоту" - примерно так в русском переводе звучала его реплика.
Признаюсь, услышав первую лирическую композицию - пожалуй, самую известную вещь Боба Джеймса - "Angela" (тему из американского телесериала "Тахi", ставшую визитной карточкой музыканта), я решила, что smooth-джаз живьем - это то же самое, что и smooth-джаз на альбомах, и приготовилась провести остаток концерта в умиротворенном прослушивании без сомнения достойного, но не очень-то живого музыкального материала. "Мелодичная, грамотная, красивая - но, увы, даже на концерте фоновая музыка" - сделала я скоропалительный вывод.
И напрасно! Потому что, когда закончились нежные переливы "Angela", Дэвид Макмюррэй отложил в сторону флейту, взял в руки саксофон - и всем стало ясно, что никакой "музыки для лифтов", как иногда называют smooth-jazz, не будет. Этот музыкант, без сомнения, стал, если можно так выразиться, вторым фронтмэном вечера. Экспрессией, раскованностью своих соло, "хулиганскими" репликами саксофона, не раз заставившими улыбнуться даже самых серьезных зрителей, и даже внешним видом - растаманской майкой, татуировками и выбритым черепом с косичкой из "дрэдов" на затылке - Дэвид Макмюррэй выгодно оттенял и дополнял лидера коллектива.
Процитирую анонс концерта: " Музыку Боба Джеймса - одного из родоначальников поп-джаза - отличают мелодизм, простые и красивые гармонии, ясность импровизаций, умиротворенность настроения". Все это, разумеется, именно так - но на альбомах. "Живьем" пианист позволяет себе немного отклониться от своих же клише. По крайней мере, представить запись этого московского концерта в качестве фоновой музыкальной заставки в ресторане или гостиничном холле просто невозможно. Временами гармонии Боба Джеймса не так и просты, да и умиротворенности в его соло было немного. Иногда он демонстрировал манеру игры, вообще с трудом вписывающуюся в понятие pop-instrumental - но только иногда. Главный признак того, что Боб Джеймс все-таки является smooth-исполнителем - безупречная сбалансированность этих разнообразных компонентов в его живом выступлении.
Помимо других старых "хитов" - "Restless" и "Westchester Lady", прозвучали композиции с последнего альбома Боба Джеймса "Morning, Noon and Night", а также с альбома, над которым музыкант работает сейчас. Билла Эванса Боб Джеймс называет своим любимым джазовым исполнителем прошлого, и ему посвятил оригинальную интерпретацию "Nardis". Особенно яркими в ней были импровизации ритм-секции - не нуждающегося в представлении Билли Килсона (работавшего с такими исполнителями, как Джордж Дюк, Ларри Карлтон и Дэйв Холланд) и английского басиста Сэмуэла Бергесса. Надо отметить, что традиционных индивидуальных соло ударника не было - их заменили куда более интересные дуэты Килсон-Бергесс и Килсон-Джеймс.
Посвящением другому любимому исполнителю Боба Джеймса - на этот раз гениальному пианисту Гленну Гульду - стала композиция "Downtown", в ритм-энд-блюзовые мотивы которой Боб Джеймс контрастно, но органично вплетал фрагменты баховских сюит, известных по исполнениям Гульда.
Самой сильной по энергетике и, как бы это ни звучало неожиданно в рассказе об исполнителях smooth-стиля, самому настоящему "драйву" стала "My Brother And Me", вещь с сольного альбома Дэвида Макмюррэя "Peace of Mind" 1999 года. В импровизациях Макмюррэя - как на протяжении всего выступления, так и в этой композиции особенно - не было пронзительной стремительности свинга и привычных для smooth-jazz нейтральных мелодических линий. Напротив - его уверенная и ритмичная, характерная скорее для фанка, но при этом отнюдь не агрессивная фразировка стала своеобразным "высоковольтным проводом" в энергетике всего концерта. Это неудивительно - Дэвид Макмюррэй не является чисто джазовым музыкантом, он работал с поп, фанк, рэп-артистами, а в числе его любимых музыкальных стилей числится современный хип-хоп. В "My Brother And Me" можно было также особо отметить игру Билли Килсона; кроме того, помимо прослушивания ритмических изысков в собственном исполнении, музыканты предоставили залу возможность дополнить их своими аплодисментами (к чести аудитории, ей удалось не просто "хлопать на раз", но даже разделиться на два "голоса" и воспроизвести что-то вроде ритмического рисунка).
Закончился концерт повторным исполнением "Angela", но на этот раз уже с развернутыми импровизациями; впрочем, соло у Дэвида Макмюррэя на саксофоне получается более эффектным, чем на флейте. Что же касается Боба Джеймса, то его последнее соло было традиционно мелодичным. Видимо, чтобы слушатели после всего шоу не забыли, что имеют дело все-таки со smoth-стилем. Вопреки обычной недоступности "звезд" для зрителей, после концерта все желающие могли подойти к спустившемуся со сцены Бобу Джеймсу за автографами и поделиться с ним (в меру своего знания английского) впечатлениями от концерта.
Не знаю, можно ли считать такой вывод закономерностью - но, похоже, живьем smooth-джаз не такой уж и smooth, по крайней мере у его исполнителей на сцене энергии явно прибавляется. Разумеется, даже при всем этом они не пытаются поразить аудиторию суперсложностью и концептуальностью, для этого есть другие стили и направления. Но концерт, на котором мне удалось побывать, можно считать наглядной демонстрацией того, что smooth jazz в исполнении Боба Джеймса - это красиво, профессионально и, вопреки мнению радикальных джазовых критиков, нисколько не скучно.

Маринэ ВосканянМаринэ Восканян

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service