ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 42
2003

Санитар Леса: о песнях Владимира Галисийского
Ныне покойный Игорь Лундстрем любил рассказывать историю о том, как в 70-е годы один швед приобрел долгоиграющую пластинку Оркестра Олега Лундстрема. Швед уверял, что неплохо заработал, предлагая друзьям отгадать, что за оркестр играет. Никому, конечно, и в голову не могло придти, что это какие-то неизвестные русские, хоть и под предводительством человека со шведской фамилией, тем более - из варьете (на обложке диска значилось "variety orchestra"). Некоторые, - уверял Игорь Леонидович, - готовы даже были поверить в то, что это - биг-бэнд Каунта Бэйси. 
Если бы он только знал, какую злую шутку сыграло это слово - variety! В 1994 году в Италии на международном симпозиуме по новым технологиям в музыке я познакомился с очень известным шведским композитором-электронщиком, который в молодости играл джаз. Я рассказал ему о том, что у нас есть джазмен со шведской фамилией. И в ответ услышал: 
- Да, я знаю. о ком идет речь. Такая же пластинка, а может, даже тот же самый экземпляр долго лежал у моего знакомого, в то время продюсировавшего большой джаз-фестиваль. Ему этот оркестр советовали пригласить, но он отказывался: мол, зачем нам variety orchestra? 
Так и не пригласил, а когда выяснилось, что оркестр и впрямь отличный, было уже поздно: фестиваль перепрофилировался на более модную музыку - фьюжн и world jazz. Упустили шанс - и это тогда, когда выступить на Западе вообще было несбыточной мечтой! Ну ладно, тогда, в советские времена, и само слово "джаз" было подозрительным (variety orchestra - это, конечно же, попытка перевести на английский наше понятие "эстрадный оркестр"), да и употребление иностранных языков всуе не поощрялось. 
Но вот год 2002 от Р.Х. Нотная тетрадка "Русские джазовые стандарты. Мелодии популярной классики в одноголосном изложении с гармонией для импровизации. Составление и аранжировка Ю.Маркина". Изд-во "Мелограф". Москва. Как уже было сказано - 2002-й год. 
Знаете, как переведен подзаголовок "в одноголосном изложении с гармонией для импровизации"? А вот как: "in monophonic performance with harmony for improvisation". Я убежден: не надо даже знать английский вообще, чтобы понять, что monophonic - это совсем не "одноголосный". Словосочетание harmony for improvisation тоже очень подозрительное. Очевидно, что и с русским языком у издателей не все в порядке: извлечение из партитуры одного голоса с аккордовым сопровождением - это все-таки не "аранжировка", а, наверное, переложение. 
Ну да ладно. Мы все свои, разберемся. А вот дальше - уже полный бред. Мало того, что "Композиция на тему "Вальс цветов" переводится как Composition by "Flowers Waltz". Поверьте, это звучит как подпись на выставке икебаны: "композиция Вальса цветов", или даже "композиция (некоей) Флауэрс Уолц" (Флауэрс вполне может быть женским именем, а Уолц - фамилией). 
Я уже не говорю о том, что дальше везде слово "пьеса" переводится как play - Шесть Пьес из цикла "Времена года" - Six plays from cycle "Seasons". Здесь нет ни одного артикля, хотя должно было бы быть два! Да бог с ними, с артиклями. Люди с родным английским в телеграммах тоже их опускают, если это принципиально не влияет на содержание текста. Но play - все, что угодно, только не музыкальная "пьеса"! Уж не компьютерному ли переводчику доверилось издательство "Мелограф"? Но, по-моему, даже компьютер переведет грамотнее! 
Я уже не говорю о, пардон, общей культуре, в том числе и издательской. Ведь все названия в сборнике "Русские джазовые стандарты" - это общеизвестная классика. В любом каталоге грампластинок или англоязычной музыкальной энциклопедии можно без труда найти принятые в странах с этим языком названия. Между прочим, образованные музыканты - и не только западные - часто вообще предпочитают оригинал. Например, "Свадебку" Игоря Стравинского в англоязычных странах называют так, как назвал сам композитор, т.е. по-французски: Les Noces. "Баба-Яга" (в "Картинках с выставки" Мусоргского) так и будет "Baba-Yaga", а не "Witch", как в нотной тетрадке Маркина. "На тройке" переводят как "Troika Ride", а совсем не "Thee-Horse Driving" - это вообще не английский язык(тут еще и опечатка; явно хотели написать Three-Horse, но все равно получилось бы не лучше: что-то вроде "мотор в три лошадиные силы" - а так вообще смех и грех: thee значит "тебе", и употребляется это местоимение в современном английском языке только при обращении к Богу). Вернемся к "Шести пьесам". Правильно переведены только три названия - там, где не было вариантов: "Баркарола", "Подснежник" и "Декабрь". Непонятно, между прочим, почему и по-русски "Декабрь" - просто "декабрь", без программного названия, а в остальных случаях наоборот - приводятся только подзаголовки. Так что какому месяцу соответствуют та же "Баркарола" или даже "Осенняя песнь" - тому, кто этого не знает, скорее всего, так и останется не известным. "Осенняя песнь" вообще переведена карикатурно: Fall Song. Да, в бытовом английском осень - это fall. Но есть законы сочетаемости слов. Fall Song -звучит как "песнь о проигрыше", или того хуже- "о падении". Дальше "Картинки с выставки" - Pictures from Exhibition, Это звучит как "картины (украденные) с какой-то выставки. Надо бы: "Pictures at an Exhibition". Ну это тоже - ладно, а вот "Прогулка" получается - Walk. Но вот так, изолированно - это, скорее, походка или команда "Идти!" (а не бежать). По-моему, после трио Emerson, Lake & Palmer уж про прогулку-то все знают, что правильно - "Promenade". Среднестатистический английский музыкант знает русскую культуру лучше наших издателей? 
"Богатырские ворота" - не "Knight Gate", а "The Great Gates of Kiev". Дальше - хуже. Знаете, как в обратном переводе получается "Песнь Владимира Галицкого"? Вот как: "Песня, сочиненная Владимиром из Галисии". Конечно, с текстами оперных арий всегда была проблема: ведь переводчикам приходится изощряться не только для того, чтобы уложиться в музыкальный размер, но и чтобы это можно было петь. Впрочем, похоже, это - разговор из другой оперы. Или все-таки из той же самой? В смысле - о культуре перевода. Или о культуре вообще?

Дмитрий Ухов

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service