ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 45-46
2003

Джей Ди Уолтер в России: голос плюс...
Шестого декабря в нижегородском драматическом театре состоялся концерт, очевидно, ставящий красивую джазовую точку в уходящем году. На сцену выходили хорошо знакомые нижегородцам вокалистка Яна Тюлькова и саксофонист Олег Киреев с квартетом (в составе последнего оказался "новый" пианист из Казани, Валерий Коротков, играющий с большим вкусом и пониманием), начинающая джазовая пианистка из Дзержинска и вокалист Джей Ди Уолтер из Нью-Йорка, незнакомый нашей джазовой публике. Последний оказался истинным открытием. Впрочем, до нас Джей Ди Уолтера открыл для себя ряд российских городов, которые музыкант посещал в рамках масштабного турне "Джазовая провинция". Его сопровождал шлейф восторженных откликов прессы...
Не зная, к какому направлению и стилю причислить творчество американского певца, мировая критика предпочитает либо "просто" ругаться, что де в джазе так не принято, либо рассыпается в комплиментах его вокальным данным. В общем-то совершенно не важно, каким словом называть то, что делает Джей Ди Уолтер и как именно его пение соотносится с джазом. Из схожих явлений можно упомянуть ловко владеющего своим голосом Бобби Макферрина, а стилистическими координатами обозначить мэйнстрим (что неудивительно, ведь первым вокальным университетом Джей Ди был один из самых известных детских хоров Америки, American Boychoir) и фьюжн. Но это не очень существенно. Важно лишь то, что с первого же звука Джей Ди публика полностью принадлежит ему... и никому больше. Мягкий, бесподобно "певучий" тембр, свойственный многим исполнителям соул, и очень широкий диапазон были многообещающим исходным материалом, из которого Джей Ди творил те самые необычные вещи, приводящие прессу в растерянность, а слушателей - в восторг. Используя сэмплер, он в режиме реального времени записывал наложением по шесть-семь полифонических голосов, получая в итоге нечто наподобие мадригала, соединяющего в этом подобии строгостильной полифонии барочные каденции с оборотами, типичными для музыки госпел. Что в сумме давало непередаваемо экстатический эффект.

Мария Пантелеева,
Нижний Новгород

 

12 и 13 декабря гостем санкт-петербургской джазовой сцены стал вокалист из Нью-Йорка Джей Ди Уолтер.
Имя этого музыканта знакомо москвичам, известно в некоторых городах "Джазовой провинции", был Джей Ди Уолтер и в Санкт-Петербурге - выступал в Филармонии джазовой музыки.
За плечами у Джей Ди Уолтера великолепная школа: в детстве он пел в American Boychoir, затем учился в Университете Северного Техаса по классу джазового хора, брал уроки у Деборы Браун. В результате его отличительной особенностью стало то, что он ансамблевый вокалист, вокалист, который чувствует коллектив, чувствует его, как единый организм, и сам становится его частью. 
Вот петербургские выступления и стали примером такого взаимодействия. Примера было два. И были эти примеры контрастными.
Первое выступление состоялось 12 декабря в джаз-клубе "Take Five", и о нем надо бы рассказать с предысторией. А предыстория такова: 
В течение двух часов до начала концерта сидел Джей Ди в клубе у барной стойки, пил коньяк, поглядывал на часы и ждал для саундчека слегка запаздывавших коллег-музыкантов. Чтобы как-то успокоить гостя, арт-директор клуба рассказывал ему истории о том, что, когда в город приезжает президент Путин, очень трудно бывает куда-либо добраться - пробки... На что Джей Ди резонно отвечал: "Ну, я же добрался?!" и рассказывал свои истории о том, что в Нью-Йорке такое поведение музыкантов НЕВОЗМОЖНО!!! На саундчек музыканты в Нью-Йорке приходят даже раньше назначенного!
За десять минут до начала концерта музыканты появились, лидер появился еще позже - саундчек не сложился. Вместо запланированного концерта был джем-сешн. Программу его составили джазовые стандарты (хотя у Джей Ди и было припасено несколько оригинальных композиций).
Ввиду того, что все музыканты были грамотными участниками ансамбля, им, конечно же удалось что-то соединить как-то, но склеиться мало кто пытался, разве что Михаил Костюшкин (саксофон), временами включавшийся в диалог. Другие музыканты - Николай Сизов (клавишные), Владимир Черницын (контрабас), Андрей Иванов (ударные) - всего лишь исполняли свои функции - неплохо, но...
Но Джей Ди удалось-таки заинтриговать публику, поэтому на следующий день часть ее отправилась в клуб Che для того, чтобы послушать выступление Джей Ди уже в другом составе. С Андреем Кондаковым (клавишные), Григорием Воскобойником (контрабас), Гарием Багдасарьяном (ударные) Джей Ди смог реализоваться куда лучше.
Изначально Джей Ди Уолтер - тенор-вокалист, с мягкой гитарной подачей, переходящей в альт-саксофонные атаки, точностью и ясностью, близкой к трубе, и теплотой, свойственной человеческому голосу. Однако, проникая в низкий регистр, его голос приобретал иную окраску, был подобен звучанию не то струнного, не то клавишного баса, с электроникой - еще и "джозавинуловского" органного или горлового. Джей Ди экспериментировал с электронными приправками, многоголосным наложением, фонтанировал импровизациями.
И партнеры были азартными игроками. Все ехали в одном вагоне, подавали и отвечали, аукались и откликались, куражились и доставляли огромное удовольствие публике.
В математике существует метод доказательства теоремы - метод от противного. Забавно, но выступления Джей Ди Уолтера словно стали доказательствами теоремы, которая ведь работает как в музыке, так и в жизни.

Елена Насонова,
собственный корреспондент "Полного джаза" 
в Санкт-Петербурге

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service