ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница
Выпуск # 5 (243) - 11 февраля 2004 г.
Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:
Как это было
в Москве
Игорь БутманФестиваль "Триумф джаза" прошел в Москве в четвертый раз. Организаторы и не отрицают, что самым сильным "Триумфом" был второй, прошедший в 2002-м. И причин не скрывают: у фонда "Триумф", финансируемого Борисом Березовским, в последние два года не так много денег на джаз. Но что характерно - и в прошлом году, и в нынешнем "Триумф" не стал провалом, предложив посетителям, заполнявшим зал Государственного центрального концертного зала "Россия", достаточно сбалансированные программы, в которых нашлось место и более массовым жанрам, и поисковой, креативной (простите за наш японский) части современного джазового мэйнстрима, и музыке ностальгической, консервативно-архивной, и интересным гостям, и отечественным звездам.
Зизак, Бутман, Соломонов, Маслов
Итак, зал "Россия", 5 февраля. Как и подобает гостеприимному хозяину, первое слово - и вербальное, и музыкальное - взвалил на свои плечи Игорь Бутман, организатор и бессменный идейный вдохновитель "Триумфа джаза". В этот раз, в отличие от прошлогоднего своего выступления, г-н Бутман предстал перед аудиторией не как играющий лидер биг-бэнда, а в качестве участника и со-лидера (наравне с ныне живущим в США пианистом и композитором Евгением Масловым, хорошо известным посетителям чата "Разговоры о джазе" как eugmas) малого состава - квартета, в который также входили контрабасист Виталий Соломонов и ударник Эдуард Зизак. 
Евгений Маслов Программа, представленная этим составом на суд общественности, насквозь состояла из произведений г-на Маслова - весьма разноплановых, но одинаково запоминающихся, изобилующих и танцевальным нервом с мелкой пульсацией, и квазиакадемическим мелодизмом, и экспрессией. Евгений Маслов когда-то, еще в Ленинграде, играл в ансамбле Игоря Бутмана, и результаты их возобновившегося сотрудничества заставляют желать продолжения.
Фредди Коул (справа)Во втором сете стараниями Фредди Коула и его группы (собственно, сам Фредди - вокал и фортепиано, Джерри Берд - гитара, Зэкэри Прайд - бас, Куртис Бойд - барабаны) слушатели погрузились в атмосферу наиконсервативнейшего салонного джаза. То есть именно того, что представляется среднестатистическому человеку при слове "джаз". Это и своеобразная речитативная манера пения: складывается ощущение, что г-н Коул не поет, а как бы нараспев доверительно разговаривает с публикой. Это и очень хорошо сбалансированная инструментальная фактура - много свободного пространства, в котором, однако, пустота не ощущается. Собственно, тот вид музыки, что привез в Москву этот состав, остается в неизменном состоянии уже более полувека и давно уже не рассчитан на то, чтобы вызывать удивление смелостью мысли или какими-либо революционными открытиями. Это музыка, вызывающая уважение и ностальгические чувства. Вероятно, такой она останется уже навсегда.
Фредди КоулНеудивительно, что Коул эксплуатирует образ и репертуар своего покойного старшего брата - Ната "Кинг" Коула: было бы странно, обладая сходной фактурой и похожей манерой, но не обладая (что уж там греха таить) дарованием такой же силы и обаяния, не делать этого совсем. И неудивительно, что это так нравится такому большому количеству людей: все-таки великий брат Фредди ушел из жизни уже четыре десятилетия назад, и почти никто из нынешних слушателей не видел его на сцене - а придуманный им сценический образ и манера исполнения по-прежнему обладают огромной привлекательностью. У этой музыки есть своя экологическая ниша, и она ее прекрасно заполняет.
Джино Ваннелли, Игорь БутманКак ни странно, оказалось, что добрая половина слушателей пришла в концертный зал "Россия", влекомая именем Джино Ваннелли - эстрадного певца, имеющего весьма отдаленное отношение к джазу как таковому (ну, за исключением того, что в начале 80-х его песни крутились на тех американских радиостанциях, что сформировали сладкий и беспроблемный формат new adult contemporary - ныне называемый smooth jazz). 
Джо Локк, Томми СмитА ведь в этот вечер состоялось и подлинное музыкальное событие -выступление Джо Локка, одного из наиболее известных в нашей стране вибрафонистов из числа ныне здравствующих, и его группы 4 Walls of Freedom в составе: Джо Локк - вибрафон, Томми Смит - тенор саксофон, Гэри Новак - барабаны, Дэвид Финк (David Finck) - бас. Пожалуй, наиболее точно можно было бы охарактеризовать представленное на суд общественности творчество данного коллектива, применив к нему слова "высокохудожественное" и "символичное". Сложно сказать, явилось ли это результатом кропотливого мыслительного процесса, или же, напротив, сложилось само собой, спонтанно - как результат выработанного годами хорошего вкуса, но при прослушивании регулярно ловишь себя на мысли, что слышишь нечто большее, чем просто качественную музыку, видишь нечто более глубокое, чем обычное взаимодействие музыкантов на сцене. Собственно, это походило на некое диалектическое представление; взаимодействие, основанное на противостоянии и контрасте, ведущее, однако же, не к разрушению, а, напротив - к подобию динамичного комплиментарного равновесия. 
Джо Локк, Томми Смит Особенно ярко это проявлялось во взаимодействии Джо Локка с Томми Смитом. Фантастический, сказочный, расплывчатый звук вибрафона как противоположность жестко очерченному тембру тенор-саксофона; подвижный, жизнерадостный, экстравертный Джо Локк в белой рубашке и жилетке с пестрым рисунком - а рядом аскетичный и холодный Томми Смит в темно-сером. Диалог романтика с прагматиком. Собственно, по импровизаторской манере выступление г-на Смита вызывало некоторые ассоциации с покойным Полом Дезмондом: довольно скупые, но очень емкие и мелодичные фразы, ориентация на музыкальный материал, а не на демонстрацию технически сложных приемов и прочие "кассовые фишки". 
Гэри Новак, Дэвид Финк Отдельно хочется отметить игру контрабасиста - Дэвида Финка. Как-то даже неловко оценивать его с технической точки зрения: сочный звук, высочайшее мастерство владения инструментом воспринимаются настолько естественно и ненадуманно, что не возникает желания сравнивать его с кем бы то ни было. С первого звука ясно, что перед тобой самобытный, самоценный музыкант, которому есть что сказать. Что до Гэри Новака, одного из сильнейших студийных барабанщиков США, записывавшегося с музыкантами в диапазоне от Аланис Мориссетт, Дэйва Коза и Дэвида Бенуа до Боба Берга, Чика Кориа и Аллана Холдсуорта, то оценивать его тоже странно - видно, что это музыкант высочайшего профессионального уровня, совершенно уверенно и спокойно чувствующий себя в любой музыке и готовый не только обеспечить ритмическую базу для ансамбля, но и сказать свое слово в развитии музыкального материала, придав ему насыщенность, разнообразие и драйв.
Томми Смит, Джо ЛоккИгорь Бутман обещает, что теперь "Триумф джаза" будет ежегодно проводиться в один и тот же день, 5 февраля. Что ж, посмотрим, какие музыкальные события принесет нам следующий, пятый по счету фестиваль, как в нем буде соблюден баланс между массово популярным и творчески значимым, между сложным и важным, простым и ярким.

Евгения Бирюкова,
Константин Волков
фото Павла Корбута и Кирилла Мошкова

29 января около 10 часов вечера в "Ле Клуб" заглянул Игорь Бутман. "О, Владимир Борисович! Привет! Вы что, ведете концерт?" - "Да, меня вот наняли..." - "Нас всех наняли!" - отпарировал Игорь.
Одиссей БогусевичИ впрямь, мое появление в "Ле Клубе" было случайностью. Клавишник и композитор Одиссей Богусевич устроил презентацию новой программы и долго искал меня, сменившего не по своей воле номер домашнего телефона. Сумел найти, и я согласился, не зная музыки и исполнителей. Просто поверил Богусевичу. Могу честно сказать, что он не входит в группу джазменов, о которых я вспоминал бы часто, но основательность его намерений и стремление создавать что-то "лица не общим выраженья" всегда вызывала у меня чувство симпатии.
Не собирался я писать рецензию! Да еще в "Полный джаз", где печатаются бойкие мастера слова нового поколения, знающие о джазе в десять раз больше, и язвительно точно раздающие исполнителям плацкарты на места в общей джазовой теплушке. Но Одиссей пожаловался: Кирилл Мошков обещал прислать корреспондента, но никто не пришел. Выручайте. А раз я писать не собирался, то и вспоминаю сегодня само событие весьма обрывочно - даже не сохранил клочок бумаги (это был ресторанный счет), на котором были перечислены опусы Одиссея. 
На презентации проекта Одиссея Богусевича (название команды - "Джок", написанная по-русски аббревиатура от "Jazz Orchestra", название программы - "Симфоджаз") была только приглашенная публика, представители покровительствующей музыканту компании. Столы были накрыты, поэтому не скажу, что все внимание посетителей было приковано к музыке. Только к концу часовой программы в зале возникла интригующая тишина, музыка постепенно вытеснила гастрономическую любознательность, и все закончилось сокрушительными овациями и криками "бис" и "браво".
Одиссей Богусевич представил команду - ритм-трио и струнный квартет. Не симфоджаз это, конечно. Струнники неплохо овладели джазовыми штрихами и точно попадали в унисоны с фортепиано, контрабасом (Андрей Дудченко) и ударными (Олег Шунцов), исполняя прихотливые ритмические рисунки в стиле "фанк". Но джазовый дух исходил, конечно, от ритм-трио и, прежде всего, от пианиста. Одиссей играет технически легко и достаточно темпераментно, даже "заводится", сползая со стула под клавиатуру (в отличие от петербуржца Андрея Кондакова, который по-джарретовски возносится над клавишами). Но не джазом единым сыт Богусевич. Гораздо больше он верит своему бесспорному композиторскому дарованию, которое диктует ему все правила игры. Во всяком случае - композиционное начало, общая драматургия существенно ограничивают его собственные импровизационные порывы. И в этом я вижу некое преимущество. Меня не смущает такой рационализм, если это приводит к логике музыкального формообразования и мы можем воспринимать каждую композицию как законченное откровение. Черт с ней, с импровизацией. Может быть, мне просто надоели нескончаемые концерты-джемы, в которых любой стандарт играется не менее 12 минут, и каждый музыкант мастер, и все равно скучно? 
Музыка "третьего течения", которую представил Одиссей Богусевич, необычайно романтична. У него есть красивые мелодии, есть гармоническая изысканность, и все это, как правило, ловко склеено с современными ритмо-формулами. Конечно, музыка элитарна, она и не рассчитана на массового потребителя. Тем не менее я рекомендовал бы нашим фестивальным продюсерам обратить на нее внимание, потому что такой краски часто не хватает громко свингующим и фанкующим гала-концертам. У Одиссея Богусевича есть свое слово, есть своя культура, которая, может, и не джаз полностью, но она заслуживает того, чтобы корреспонденты "Полного джаза" с этим явлением познакомились.
(Владимир Борисович, докладываем! Не явившемуся на концерт, куда он был отправлен, внештатному корреспонденту "Полного джаза" объявлен строгий выговор с исключением из списков части через поражение в правах, а в "Курс молодого корреспондента" вносятся соответствующие поправки, за которые молодые нерадивые писаки Вас теперь по гроб жизни помнить будут! :-) - Ред.)

Владимир Фейертаг

Говорите,
вас слушают
Уинтон МарсалисСегодня мы слушаем всемирно известного трубача, композитора, популяризатора джаза в частности и музыкального искусства вообще, художественного руководителя крупнейшей в США джазовой концертно-просветительской программы "Джаз в Линкольн-Центре", лидера Джаз-оркестра Линкольн-Центра, а заодно весьма своеобразного джазового мыслителя, часто именуемого столпом джазового консерватизма и самым непреклонным пуристом американского джаза - вряд ли нужно. Знать современный джазовый мэйнстрим и не знать, кто такой Уинтон Марсалис - трудно. Не обязательно быть его поклонником, но не знать его - невозможно: именно с его прорыва в начале 1980-х началось возрождение более или менее массового интереса к акустическому джазу, основанному на его классических моделях 1930-1950-х гг., и именно в значительной степени благодаря Марсалису тогда на первых ролях в акустическом джазовом мэйнстриме смогли закрепиться два (а теперь уже, наверное, три) поколения музыкантов, никто из которых по возрасту не застал "золотого века" джаза - эпохи, завершившейся ко второй половине 1960-х.
Повод для нашей беседы - сенсационный переход 42-летнего Уинтона Марсалиса с мэйджор-лейбла Columbia, где он работал с 1981 г., на легендарную джазовую фирму Blue Note, и его первый релиз на этом новом для него лейбле - альбом "The Magic Hour", поступающий в продажу в США через месяц, 9 марта. Мы беседуем с трубачом по телефону: он находится в своем офисе в Линкольн-Центре и весьма оживился, узнав, что звонят ему именно из России - три приезда в нашу страну настроили Уинтона на весьма теплое отношение. Первая часть нашей беседы была опубликована в предыдущем выпуске "Полного джаза"; сегодня - окончание интервью...>>>>
Москва - это вам
еще не все
Фредди КоулПриятным до глубины души отголоском московского фестиваля "Триумф джаза" стало выступление квартета Фредди Коула (США), которое состоялось 7 февраля в Санкт-Петербургской Филармонии джазовой музыки.
Квартет Фредди Коула: Фредди Коул (ф-но, вокал), Джерри Берд - Jerry Byrd (гитара), Зэкэри Прайд - Zachary Pride (контрабас), Куртис Бойд - Curtis Boyd (ударные).
Лайонел Фредерик Коул - вокалист и пианист, исполнитель джазовых песен, действительно, младший брат тоже певца Ната "Кинг" Коула (правда, как заметил Владимир Борисович Фейертаг, представлявший музыкантов публике, этот факт из его биографии муссируется только в нашей прессе) хотел стать профессиональным футболистом, но из-за травмы руки стал профессиональным музыкантом. И получал профессиональное музыкальное образование аж в трех учебных заведениях: Roosevelt Institute в Чикаго, Juillard School of Music в Нью-Йорке, New England Conservatory of Music в Бостоне. Вобрав в себя все эти школы и различные влияния, вокал Фредди Коула стал простым, но простотою умудренной.
Таким же простым и спокойным, без лишнего пафоса, без каких-то неимоверных усилий, без истерик было выступление и его квартета. Во всем была мера и гармоничность, которую составляли отзывчивость и предупредительность, чуткость, гибкость и красивая ансамблевая игра. 
Куртис Бойд, Зэкэри ПрайдС этими музыкантами Фредди Коул вместе с 1972 года. С ними он много гастролировал по США, Европе, Дальнему Востоку и Южной Америке.
Меня потряс барабанщик Куртис Бойд, который своим аккомпанементом впивался в партнеров, наполнялся и тихонечко испарялся, играючи отстукивая, отшлепывая, отбрасывая и отпуская удары. 
Несколько своих штрихов на электро-скрипке в повествование вечных историй дядюшки Фредди привнес Давид Голощекин.
И было тепло и просто, и было просто хорошо, и просто уходить не хотелось.

Елена Насонова,
собственный корреспондент "Полного джаза" в Санкт-Петербурге

 

Что намечается:
московские анонсы
Культурный центр "Дом" и посольство Финляндии представляют:
27 февраля - квартет Йормы Тапио (Финляндия)

Йорма ТапиоЙорма Тапио - человек в России малоизвестный. На родине и вообще в Европе его знают куда лучше: этот музыкант, движимый ненасытным голодом к новым приключениям, новому окружению, неизведанным ситуациям, успел объездить и обжить всю Финляндию и сыграть со всеми финскими музыкантами, достойными хотя бы краткого упоминания на международном уровне. Он играет на нескольких саксофонах, бас-кларнете, ряде флейт и многих других духовых.
Йорма Тапио родился 6 августа 1957 г. в Миккели - небольшом городке на востоке Финляндии посреди больших озер. В шесть лет он начал играть на фортепиано - учительницей была пожилая русская дама. Потом, года два, играл в основном на скрипке. Потом опять на фортепиано. Когда ему было пятнадцать, он услышал Чарли Паркера, стал интересоваться джазом, купил альт-саксофон, на котором играет до сих пор.
В семье Тапио было много музыкантов, но все они интересовались только классической музыкой. Решение избрать карьеру джазового исполнителя было по-настоящему крутым и совсем не очевидным. Поначалу речь вообще не шла о том, чтобы стать профессиональным музыкантом. Йорма переехал в Турку, пытался изучать геологию, потом осознал, что делает не свое дело, и с каждым днем стал уделять музыке все больше и больше времени. Разной музыке. Он поиграл и в старомодном танцевальном оркестре, и в экспериментальной рок-группе, и поработал студийным музыкантом, ну и, разумеется, принимал участие в джазовых джемах. В джазе он быстро понял, что ему очень трудно играть традиционно, ему все время инстинктивно хотелось двигаться куда-то не туда. Его манера жизни и подход к музыке привели к тому, что Тапио заработал прозвище Outlaw (отщепенец, изгой).
"Ну, это наполовину шутка", - говорит Йорма. - "С одной стороны, в Финляндии те, кто не играет "нормальный / академичный / современный / бесстрастный" джаз, почти полностью изолированы от фестивальной и концертной жизни. С другой стороны, я не принимаю стиля и ценностей современной жизни, основанных на деньгах. Я стараюсь жить в соответствии с духовными ценностями".
Как бы к нему ни относились окружающие, Йорма имеет в запасе музыкальный козырь, которым вполне может отбиться от любых нападок: он великолепно образован и может исполнять почти любую музыку. Этот человек играет так, как хочет, а не так, как может. Лозунг панк-рокера Джонни Роттена "сделай, как можешь" к нему совершенно неприменим, хотя недалекие слушатели часто считают, что любой авангард идет от неумения играть.
Играя с Эдвардом Весалой, Тапио выступил на множестве европейских фестивалей и часто оказывался на сцене вместе с грандами самого высокого калибра, среди которых Терье Рипдал, Томаш Станько, Палле Даниэльссон, Дино Салуцци и Джон Серман. Группа исполняла среди прочего музыку для театральных постановок, музыку к фильмам, радиопередачам. Туры носили музыкантов от Европы до Японии. Йорма Тапио работал и в других коллективах, участвовал в нескольких кратковременных проектах. Его самым желанным проектом остается сотрудничество с якутской фольклорной вокалисткой Степанидой Борисовой, а в сентябре 2002 г. Йорма Тапио выступал в Нарьян-Маре. 
"Ну и возвращаясь к идее, высказанной Эдвардом Весалой - умер ли джаз, по-вашему?" - спросили Тапио в одном из интервью.
"Отчасти - да, потому что большая его часть исполняется сейчас с недостаточным пониманием звука и без энергии, без искренней страсти, музыкантам часто просто нечего сказать. Хотя, конечно, все еще есть Музыканты. Но импровизация и честная игра на акустических инструментах никогда не умрет. Наверное, нам стоит забыть об этом ярлыке - "джаз" - которым все пользуются уже столько лет. Будут новые формы, будут новые стили. Я верю, что даже в классической европейской музыке будут использоваться новые выразительные средства, если ее будут играть настоящие музыканты с настоящим звуком и более свободные, чем сейчас - нашего круга, например. Вот это будет смесь. Это примерно то, что делал Весала, как мне кажется. Посмотрим...". И послушаем.
Состав:
Йорма Тапио (Jorma Tapio) - альт- и тенор-саксофоны, бас-кларнет и флейты
Юлиус Хейккил (Julius Heikkil) - гитара
Тапани Варис (Tapani Varis) - контрабас
Ханну Риску (Hannu Risku) - барабаны и перкуссия

Йорма ТапиоА вот что сам Йорма Тапио рассказывает о себе и о своем квартете: "Наша группа называется "Kaski", что по-фински означает "старый способ сжигания леса для того, чтобы сделать почву более плодородной". Наша музыка представляет из себя современный мелодичный джаз. Особое внимание мы уделяем звуку и выразительности музыки. При этом мы играем довольно свободно, и многие пьесы не привязаны к определенному темпо-ритму. В связи с тем, что мы живем в суровом, но относительно просторном краю наша манера исполнения отличается от исполнения подобной музыки центральными европейцами - мы играем меньше, наша музыка немногословна и лаконична. В ней определенно есть что-то нордическое, но также на нее оказали некоторое влияние американский джаз и различная фольклорная музыка. 15 лет я играл с легендарным финским композитором и барабанщиком Эдвардом Весалой, который, конечно же, оказал большое влияние на мою музыку. Большая часть исполняемой нами музыки нами же и написана".

При подготовке анонса использован материал Юрия Льноградского с дружественного сайта "Ценители ECM Records"

И еще один анонс, тоже связанный с клубом "Дом": в "Доме", а также на двух других московских концертных точках 19-21 февраля выступит российско-французский проекст Zoo Jazz, в составе которого - Сергей Летов, Иван Соколовский, Паскаль Руссо и Кристоф Саньяз. Подробности - в пресс-релизе организаторов...>>>>

Санитар леса
В своей авторской рубрике председатель российского отделения всемирной Ассоциации джазовых журналистов Дмитрий Ухов обычно рассказывает о том, какие глупости написали или сказали о джазе в тех или иных средствах массовой информации. Делается это не от злорадства, не от желания взять за жабры и вывести за ушко да на солнышко. Просто - обидно. Обидно за то, какой образ джаза формируют у доверчивой публики малоквалифицированные коллеги...>>>>
Новые альбомы
Обложка дискаВ 2004-м санкт-петербургскому джаз-клубу "Квадрат" исполняется 40 лет.
Впервые за свою сорокалетнюю историю джаз-клуб "Квадрат" выпустил диск...
Не было бы счастья, да несчастье, а точнее - горе... да не помогло, а скорее - вылилось в издание этого диска.
А история такова.
Как-то выступление "квадратовцев" посетил Петр Гуревич - член клуба с 60-х гг., ныне живущий во Франции. Его сын вместе с Сергеем Бодровым пропал в Кармадонском ущелье. Выступление молодых ребят тронуло Петра Гуревича - чем-то они напомнили ему сына. Неожиданно он предложил им записаться и сам выступил спонсором.
Теперь немного истории клуба:
В декабре 1964 г. активистов джаз-клуба ЛЭТИ пригласили в клуб Молодежи Петроградской стороны - ДК им. Ленсовета, где они создали джазовую секцию. В следующем, 1965-м году клуб стал организатором 1-го официального Ленинградского фестиваля джазовой музыки, в 1966 г. провел 2-й фестиваль, а осенью того же года начал лекции по истории, теории и эстетике джаза, которые читали Валерий Мысовский, Владимир Фейертаг, Ефим Барбан, Юрий Вихарев, Георгий Васюточкин, Александр Кан и другие. В 1967-м клуб организовал первый в стране "джазовый пароход". Затем было еще много чего - и тоже первого. 
Натан ЛейтесВ брошюре, посвященной 30-летию клуба, Натан Лейтес - бессменный руководитель "Квадрата" - написал следующее: "История ленинградского джаза с середины 60-х до начала 90-х гг. без "Квадрата" так же трудно представима, как сам город без Невы и Исаакиевского собора". Позже он оправдывался за некоторую пафосность, но, как бы он ни оправдывался, это действительно так!
Сцена "Квадрата" по сей день остается местом, где оперяются молодые музыканты. Отсюда стартовал саксофонист Игорь Бутман, другие воспитанники легендарного музыканта и педагога Геннадия Львовича Гольштейна, да, по сути - все известные петербургские и уже непетербургские музыканты.
И все они - и едва оперившиеся, и залетные, и обстрелянные - запечатлелись на этом диске.
Диск для многих станет открытием. Кто-то откроет для себя тех питерских музыкантов, которые не часто покидают пределы города, но при этом остаются прекрасными профессионалами - пианиста Николая Сизова, трубача Ивана Васильева, саксофониста Дмитрия Попова, барабанщика Алексея Шихова. Кто-то по-новому услышит знакомых музыкантов, скажем, трубача Игоря Шилова. Кто-то порадуется за то, как здорово все же играют традиционный джаз молодые петербуржцы, а кто-то просто испытает гордость.
"Когда в начале 90-х гг. более десятка состоявшихся молодых музыкантов уехали на Запад, - пишет в аннотации к диску Натан Лейтес - казалось, что у питерского джаза нет будущего. К счастью, это не так. Прослушивание компакт-диска позволит Вам убедиться в этом. Сейчас, когда пишутся эти строки, наш клуб - бомж. Музыканты играют только на пароходах. Возможно, издание диска - "лебединая песня" клуба. На мой взгляд, она пропета качественным джазовым голосом".
И все это - благодаря энтузиазму и стойкости Натана Лейтеса.

Елена Насонова

Новые релизы
В продаже 
с 10 февраля (США)
  • John Abercrombie: Rarum XIV: Selected Recordings - переиздание, ECM 000179302 
  • Count Basie: Count Basie at Newport - переиздание, Verve 000161502 
  • Richard Carr: Momente Intimate, Rec'd Music 1008 
  • Dan Cray: No One, Blujazz 3315 
  • Jack DeJohnette: Rarum XIV: Selected Recordings - переиздание, ECM 000179702 
  • Fly: Fly, Savoy Jazz 17325 
  • Kathy Jenkins: Swing Madness, Original Cast Record 6072 
  • David Linx: This Time, Le Chant Du Monde 2741254 
  • Takashi Matsunaga: Storm Zone, Blue Note 98178 
  • Pat Metheny: Rarum XIV: Selected Recordings - переиздание, ECM 000180002 
  • Pieces of a Dream: Sensual Embrace, Vol. 2, Blue Note 95980 
  • Yvonne Roome: New in New York, Original Cast Record 6067 
  • Tomasz Stanko: Rarum XIV: Selected Recordings - переиздание, ECM 000180202 
  • John Surman: Rarum XIV: Selected Recordings - переиздание, ECM 000180302 
  • Various Artists: Good Time Blues: The Ultimate Tenor Sax Collection - переиздание, Savoy Jazz 17136 
  • Various Artists: Groovin' High: The Ultimate Trumpet Collection - переиздание, Savoy Jazz 17285 
  • Eberhard Weber: Rarum XIV: Selected Recordings - переиздание, ECM 000180402 
  • Mary Lou Williams/Marian Mcpartland: Marian McPartland's Piano Jazz, Jazz Alliance 12045 
  • John Wilson & His Orchestra: Moonlight Becomes You, Le Chant Du Monde 6808  

Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!!

© "Полный джаз", 1998-2004
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Владимир Фейертаг,
Елена Насонова,
Евгения Бирюкова,
Константин Волков,
Юрий Льноградский,
Дмитрий Ухов,
Павел Корбут,
Кирилл Мошков

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация
AMG,
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

    
     Rambler's Top100 Service