ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 14
2004

Томаш Станько: "Я думаю, что именно в Москве начнется новый этап моей жизни"
Томаш Станько16 апреля в рамках цикла "Европейский джаз - XXI век" в Москве состоится единственный и, к слову, первый (!) в России концерт легендарного польского джазового трубача, композитора и бэнд-лидера Томаша Станько. Накануне этого весьма знаменательного, если не сказать "эпохального" события пан Томаш Станько любезно согласился ответить на вопросы, связанные с выходом его нового альбома "Suspended Night" и предстоящим московским концертом.

Музыкальные критики сходятся во мнении, что альбом "Suspended Night" - это музыкальное продолжение мыслей предыдущего вашего диска "Soul of Things". Вы согласны с таким определением? Или напротив вы хотели заложить в этом новом альбоме зерно, из которого в будущем вырастет совершенно новое дерево?

- Это верно подмечено, что "Suspended Night" является логическим продолжением музыкальных мыслей "Soul of Things". И это вполне естественно: тот же бэнд, с которым я регулярно, уже долгое время играю, создает этот осязаемый дух продолжения. Но это не означает, что из этого дерева не отпочкуется новый росток! Всегда из старого альбома получается что-то новое. К тому же всякое "старое" есть началом "нового".
Но особенность альбома "Suspended Night" в том, что он был записан нами в особой, глубоко продуманной манере. Во избежание ошибочных "ремарок", с целью получить свежесть звучания еще более интенсивного, чем это было в случае с "Soul of Things", к записи этого альбома я готовился очень серьезно. Собственно подготовку я начал сразу же после возвращения из студии с записи "Soul of Things". Дело в том, что к предыдущей концертной программе я умышленно добавил произведения, не вошедшие в альбом "Soul of Things" (чего раньше практически никогда не делал, придерживаясь правила играть в туре только программу с предыдущего альбома). И вот за время нашей концертной трассы эти новые произведения постепенно эволюционировали, приобретали все новые черты. Так раз за разом я добавлял в программу все новые произведения, это происходило долго и спокойно. Когда до записи нового альбома оставалось уже немного времени, я скомпоновал несколько новых произведений в программу, которую мы впервые представили слушателям на публичных пробах в Закопане, в Польше. А в начале июля прошлого года уже поехали с этой новой программой на фестиваль в Копенгаген (Copenhagen Jazz Festival)...
Когда до записи нового альбома осталось три недели, я дал себе установку: перестать вообще думать об этой музыке. Стер из памяти всю программу, "забыл" обо всем, что знал и помнил, и вот такой совершенно "пустой" и "чистый" в конце июля 2003 года вошел в рекорд-студию Rainbow в Осло для записи "Suspended Night".

Расскажите, как возникла идея обложки этого альбома?

- Идеи для обложек моих альбомов, выходящих на лейбле ECM, обычно предлагает сам продюсер Манфред Айхер. Так было и в этот раз, когда для обложки "Suspended Night" он предложил этот кадр из фильма Годара. Мне нравится всякий раз быть застигнутым врасплох выбором Айхера! Но в то же время я доверяю его выбору: у нас с ним схожая эстетика. И так же, как я никогда своему пианисту не стану советовать, как играть тот или иной аккорд, так никогда я не вмешиваюсь в работу издателя.

Как и почему возникла идея назвать новый альбом "Suspended Night"?

- Если вы заметили, то на альбоме "Suspended Night" я продолжаю свою давнюю традицию именовать композиции порядковыми номерами треков: тут ничего не изменилось. Над названием же альбома мне пришлось поразмышлять. В итоге я пришел к мысли, что словосочетание "Suspended Night" очень удачно и точно. Это своего рода литературное отражение атмосферы, духа этого диска, которое как нельзя лучше передает его настроение и ту определенную общую философско-этическую тенденцию, близкую мне. "Suspended Night" - это настроение "зависшей" во времени, бесконечно длящейся магической и прекрасной ночи...

Как вы признались ранее, названия композиций, да и вообще слова в связи с вашей музыкой являются для вас чем-то очень условным. Поэтому чаще всего композиции на ваших альбомах имеют вместо титула просто порядковый номер трека. Тем более бросается в глаза единственное исключение из правил: первая композиция нового альбома имеет название, в котором сокрыто посвящение: "Song for Sarah". Кому адресована эта композиция?

- Этот самый первый трек альбома я посвятил Саре Хэмфрис (Sarah Humphries) - моей большой поклоннице и руководительнице нью-йоркского отделения ЕСМ. Эта музыка - своего рода прелюдия к главному блоку на альбоме: вариациям на разные темы под общим названием "Suspended Variations".

Недавно вы возродили свой музыкальный проект Freelectronic. Означает ли это, что вы, долгое время сотрудничая с акустическим трио, соскучились по электронному звучанию? Или это желание снова поиграть со старыми коллегами? Или новый поворот в вашей карьере?

- Не могу дать однозначный ответ на ваш вопрос. Действительно, я немного скучаю по звучанию Freelectronic, но также мне очень приятно снова поиграть с Янушем Сковроном (Janusz Skowron), которого я очень ценю и который способен меня непрестанно удивлять. Возрождение проекта Freelectronic не означает, что я запланировал что-то конкретное и новое в своей карьере: скорее мне просто захотелось побывать в "невиданных далях", "вдохнуть" в свою музыку что-то совершенно новое...

Как долго вы еще планируете сотрудничать со своим нынешним молодым квартетным составом?

- С этим квартетом я, наверное, буду играть еще очень долго. Мне с ними чудесно играется, на каждом концерте они удивляют меня чем-то новым. Я еще не знаю, каким будет мой следующий с квартетом проект: возможно, мы запишем мой новый альбом тоже вместе, а может быть, я приглашу еще несколько гостей. Пока же я оставляю за собой право на это роскошное, таинственное "неведение"...

В апреле вы впервые за всю свою долгую карьеру выступите в Москве. Какие у вас чувства накануне этого выступления?

- Меня очень будоражит предчувствие моего первого выступления в Москве! Очень странно, но я действительно буду впервые играть в Москве, где у меня столько много друзей-музыкантов и, как я слышал, много поклонников моей музыки. Я уверен, что московская публика очень тепло будет принимать мою музыку, ведь мы же братья, и никто лучше русских не чувствует нашей "славянской тоски", настроения меланхолии и лирики, столь характерных нашей натуре. Я очень старательно буду готовиться к этому концерту. Кто знает, может быть, именно с этого концерта в Москве начнется новый этап моей жизни, ее новый период, который я уже так отчетливо предчувствую...

Анастасия Костюкович 
журнал "Джаз-квадрат", Минск

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service