ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 22
2004

Не оскудела земля немецкая: Nils Wogram's Root 70 в Томске
Нильс ВограмНемецкий тромбонист Нильс Вограм в мире известен, но звездой не является. Критики отмечают его виртуозную технику, но музыку, которую он исполняет, хвалят довольно сдержанно. О его нынешнем ансамбле Root 70 отзываются также сдержанно: хорош, дескать, но с неба звезд не хватает. Тем бoльшим сюрпризом стало без преувеличения блестящее выступление этого квартета в Томске 10 июня с.г.
Впрочем, представим музыкантов. 32-летний Нильс Вограм (Nils Wogram) - тромбонист и автор большей части композиций. Хейден Чисхольм (Hayden Chisholm) отвечает за деревянные духовые, альт-саксофон и бас-кларнет; он также выполняет роль аранжировщика. Еще моложе солистов - судя как по послужному списку, так и по внешнему виду - ритм-секция: Мэтт Пенман (Matt Penman) на контрабасе и Йохен Рюккерт (Jochen Rueckert) за барабанами. Недельный тур группы по сибирским городам проходит в рамках дней немецкой культуры; в действительности двое из участников вовсе никакие не немцы (как несложно догадаться по фамилиям), а выходцы из Новой Зеландии, о чем поведал перед концертом неизменный организатор подобных мероприятий в Томске Асхат Сайфуллин.
Чего не было. Не было заявленного в афишах "авангарда" - ни в истинном (как попытки раздвинуть некие рамки), ни в дурном смысле этого слова (как стремления поразить публику своей "неортодоксальностью"). Да, тромбоновая техника Вограма неординарна: он использует и расщепленный звук, и сильное передувание, и двойные и даже тройные ноты - вроде натуральных флажолетов или обертонов горлового пения; собственно горловое пение также на концерте звучало. Да, его композиции структурно и ритмически сложны и зачастую весьма ершисты, используется, в частности, коллажная техника (исполненная на бис зорнообразная "Eat It"). Все это так, но... это вполне естественная часть вокабуляра современного музыканта, с легкостью играющего все, что ему по душе, не задумываясь о стилистических границах.
Хейден ЧисхольмНе было чрезмерной эксплуатации единожды найденных приемов - из тех, что удивляют в начале концерта, надоедают в середине и раздражают в конце. Не было самозабвенного солирования, разваливающего общую композицию в кашу и служащего для демонстрации технических и импровизаторских возможностей; "собачатины", кстати, тоже не было. Если говорить о стилистике, практически не было заметно элементов фри-джаза: ладотональная основа импровизаций оставалась по большей части стабильной, ритмическая - тем более.
Что было. Море драйва, безупречная сыгранность, отличная фантазия (в этом плане начали прилично, но довольно скромно, а уже к концу первого отделения раскачались так, что дух захватывало). Фирменная марка Дома Ученых - хороший звук (сидя прямо перед колонкой, я не испытывал дискомфорта даже в самые "забойные" моменты). Наконец, то, благодаря чему это выступление и стало особенным, - мощнейший эмоциональный контакт музыкантов и публики.
Немного подробней о музыке проекта Root 70. Вограм как композитор тяготеет к нарочитой усложненности: тематической, ритмической и композиционной. В этом кроются и плюсы, и минусы. Очевидный минус в том, что фрагменты, исполняемые по нотам, (в первую очередь экспозиции) бывают затянуты и скучноваты - пересушены. Плюс был со всей убедительностью продемонстрирован в Доме Ученых: достаточно жесткий каркас не позволяет композиции расползтись, и импровизаторы постоянно держат в уме некую общую сверхцель; движение музыки все время направлено и осмыслено (кстати, не каждое соло вызывало полагающиеся по джазовым понятиям аплодисменты просто потому, что дальнейшее развитие музыки не оставляло им места). При таком раскладе конечный результат определяется общей структурой композиции и формой музыкантов, а уже потом - темой. А музыканты были в ударе. Они сумели вызвать настолько горячий прием, что сами воодушевились не на шутку, и это не замедлило сказаться на музыке. Сложнейшие переходы между секциями исполнялись с головокружительной легкостью, нечетные и переменные размеры, все эти 13/8 и 15/16, не акцентировались жестко (как в прог-роке, например), а перетекали легко и естественно, сообщая дополнительную живость... короче говоря, в хитрую машинерию вограмовских композиций вселился веселый и буйный дух свободного творчества. Сказать, что я, как и прочие слушатели, как и сами музыканты, испытывал огромный кайф, - значит ничего не сказать. За последние несколько лет - если говорить только о музыке - я смогу вспомнить, пожалуй, только одно подобное чудо, совсем из другой оперы - выступление The Pocket Symphony на прошлогоднем фестивале имени Денисова. Думаю, дело не только в схожести вкусов - моих и квартета Вограма. Было нечто большее. Thank you & welcome back again.

Serpent,
Томск

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service