ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница

Выпуск # 25 (263) - 7 июля 2004 г.

Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий номер (264-265) выйдет 21 июля 2004 г.

Как это было
в Москве
В предыдущем номере мы подробно проанализировали одно из главных музыкальных событий завершающегося московского джазового сезона - концерт гитариста Джона Маклафлина и его проекта Remember Shakti. По технологическим причинам проиллюстрировать этот текст визуально мы не успевали, зато сейчас готовы наверстать упущенное: визуальные впечатления из Дворца молодежи - в фоторепортаже Павла Корбута...>>>>

Ну, а теперь - о главном московском джазовом событии минувших семи дней.

Пятое июля, "Ле Клуб", Джимми Смит.
Джимми Смит19.40. Столики медленно, но верно заполняются. Плотность населения в пространстве у барной стойки вполне сравнима с вагоном метро в час-пик. Вновь прибывающие с нескрываемой заинтересованностью косятся на пустующие стулья, на стойке возле которых, увы, красноречиво высятся чьи-то бокалы. Монотонный непрерывный гул человеческих голосов, густая завеса сигаретного дыма, замученные официантки с подносами, пытающиеся пробиться через толпу - отдельные посетители, воровато оглядываясь по сторонам, пытаются ужинать. Находим пристанище на колонке возле сцены.
20.30. Сидеть на колонке - невыразимое счастье по сравнению с участью посетителей у барной стойки, тщательно выдавливающих друг друга в свободные уголки. На сцене появляется мулат средних лет в темном концертном костюме. Проверяет орган. Ближе к окончанию процесса к сцене через толпу пробирается ярко одетый темнокожий гитарист в красной кепке. Мулат очень рад его видеть. Приветствуют друг друга нелитературными американскими выражениями.
Фил Апчерч, Дональд Эдвардс20.50. Концерт начинается. Максим Тимошин объявляет выход легендарного органиста Джимми Смита. На сцене появляется аккомпанирующий состав: Виталий Соломонов (контрабас), Фил Апчерч (тот самый гитарист в красной кепке), Джимми Джексон (барабанщик, вокалист, тот самый мулат) и Дональд Эдвардс (тенор-саксофон). Играют стандарт Чарли Паркера. Публика приветствует сдержанно. Понятно - идет разогрев. Свинговая ритмика сменяется латиноамериканской - и обратно... Перекличка по 8 тактов... Тенорист играет насупившись. Попробовал было "верха", но слегка "киксанул" и не рискнул - видимо, трость не размокла еще.
Вторая пьеса. Это уже стилистика Смита, мажорный блюз. Барабанщик - вообще говоря, он исполняет в группе роль диспетчера (музыкального директора, как говорят в Америке) - задает фанковую ритмику, средний темп. Появляется Джимми Смит - нетвердой походочкой, в ответ на грянувшие приветственные вопли аудитории изображает слегка преувеличенный испуг. Левая рука великого органиста - в гипсе. Играет правой, ножную басовую клавиатуру "Хаммонда" (кстати, в этот день перед ним стоит совсем не тот инструмент, что в первые два; говорят - в гораздо лучшем состоянии) не трогает тем более. Правда, его фирменная, ни с чем не сравнимая фразировка и в правой руке бесподобна. Актерствует: настоящая старая школа, настоящий Увеселитель (entertainer) с хулиганским выражением лица, какое бывает у детей, намеревающихся нашкодить. Сев за инструмент, резко берет первый аккорд - и тут же передразнивает сидящего в первом ряду продюсера фестиваля "Джаз в саду Эрмитаж" Михаила Грина, который, подхватив игру Смита, якобы перепугался такой внезапности. 
Джимми СмитВо время игры Джимми Смит шевелит губами и играет с таким видом, будто комментирует каждую сыгранную фразу мимикой: мол, ага, так вот как оно звучит! Во втором отделении, кстати, станет понятно, что мимика сопровождается фирменным смитовским бормотанием и подвыванием - просто в первом отделении микрофон стоит от него далековато... Начинается соло тенор-саксофона - поднебесные верхние ноты, не прозвучавшие в первой композиции, теперь идут на ура: музыкант раздулся-таки. Очень эффектно.
В течение соло гитариста Смит продолжает свою клоунаду - жестами выпрашивает у публики покушать и выпить. В принципе, даже если не слышать звука, за ним очень интересно наблюдать. Однако нить музыкального повествования органист не теряет ни на секунду и всегда готов пустить в ход всякие неожиданности - например, каденцию второй пьесы он не играет, а пропевает старческим, но точным и уверенным голосом с неподражаемым блюзовым чувством.
Фирменная ритмика Смита продолжает господствовать: третья тема - тоже мажор и тоже фанковая основа на блюзовой сетке. Тенорист Эдвардс, поначалу скованный, оттаивает и начинает улыбаться, в его соло мелькает цитата из Гершвина, и вообще градус музицирования повышается. Гитарист Апчерч, разыгрывающийся все круче, играет продолжительное соло с забавными репетициями. У Смита криво повязан галстук. Он разыгрывает очередную клоунаду: чем более жарко и смачно играет Апчерч, тем более пренебрежительно органист взмахивает рукой в его сторону.
Четвертым номером идет "Eight Counts For Rita". Смит перед ней впервые говорит протяженную речь: просит зал считать во время стоп-таймов "по руке", разделив посетителей на "правых" и "левых" - одним велел считать от одного до восьми, других - наоборот, и все это - с уморительными старомодными клубными шутками в манере старых добрых 50-х. Кажется, еще немного, и он, как старина Лес Пол, попросит у самой красивой дамы в зале носовой платок - чтобы высморкаться в него и с благодарностями отдать обратно. Впрочем, что-то подобное по аппетитности еще будет. В "Восьми счетах" тем временем происходит очень понравившееся залу соло Виталия Соломонова на контрабасе. Представляющий его Джимми Джексон никак толком не может запомнить - ладно там фамилию, имя!
Джимми Смит и Джимми ДжексонИ вот наконец первый медленный блюз: "I'm Gonna Move To The Outskirts Of Town" Кэйси Билла Уэлдона... Поет барабанщик Джимми Джексон - он в ансамбле вообще и швец, и жнец, и, как было сказано выше, серый кардинал, то есть музыкальный директор. И вот оно! Во время куплета, где упоминается вставная челюсть, Джимми Смит вынимает собственную... вставную челюсть! К показному ужасу подыгрывающего ему Михаила Грина на первом ряду, музыкант пытается положить свой протез на орган, но потом убирает на место. О ужас! Джексон поет тот же куплет второй раз! Делать нечего, Смит с утрированным гневом выволакивает протез заново...
Антракт.
Второе отделение начинается снова без Смита - "What Is This Thing Called Love" Кола Портера. И снова перебор ритмической основы по 8 тактов: латина-свинг-латина-свинг. Публика уже хорошо разогрелась, в том числе подручными средствами.
Появление маэстро вновь предвещает фанк-блюз. Музыканты явно поджидают выхода Мастера, не играют ничего темообразующего. Барабанщик, как и в первом отделении, с традиционным для американской эстрады пафосом ("l-l-l-l-ladies and gentlemen, w-w-w-wouldya welcome on the stage...") объявил выход Джимми Смита, но никто не вышел. Группа продолжает обыгрывать один и тот же аккорд, так что тенористу приходится даже поиграть соло. Виталий Соломонов, видимо, непривычный к такого рода шуточкам, перу раз нервно оглядывается на кулису. И вот Смит выходит! Если в первом отделении он на выходе старательно изображал старость-не-радость, носимую ветром, то теперь он явно показывает, что за время не так чтобы очень короткого антракта успел хорошо принять внутрь различных веселящих жидкостей. За орган он буквально падает и первые несколько секунд играет что-то не в тональности и совсем поперек ритма. Потом вдруг сам смеется и мгновенно собирается, острыми, точными фразами, так хорошо знакомыми по его записям, обыгрывая блюз и сопровождая игру забавным кряхтением в микрофон (да, теперь-то микрофон придвинут к самым его губам!). Временами музыкант картинно морщится, словно невесть какую гадость сыграл или услышал. Его соло нагляднейшим образом демонстрируют, что фразировка ориентирована именно на орган "Хаммонд", а не на клавишный инструмент вообще. Будь у нас в стране больше органов "Хаммонд" - можно было бы пожалеть, что на этом концерте было мало молодых клавишников.
Фил Апчерч, Игорь Бутман, Джимми Смит
Ближе к концу второго отделения на сцене появляется Игорь Бутман с тенор-саксофоном и дает жару. Рядом кто-то произносит: "вывернулся наизнанку, отжался на ушах и завязал сакс узлом". Дональд Эдвардс отважно принимает вызов и даже временами играет большее количество нот на единицу времени, но Бутман звучит экспрессивнее и более "атлетично". Игорь тоже становится объектом клоунады Джимми: тот подзывает его жестом, а когда Бутман подходит - внятно произносит "get outta here". Это все те же шуточки из давнего, давнего прошлого. Время это ушло - безнадежно далеко ушло. А Смит все еще с нами, один из последних героев великого времени. И странно слышать, что его игра, игра подлинного реликта, обломка эпохи титанов и исполинов, больного, старого и дряхлого человека, все еще звучит современнее, живее и непосредственнее музыки огромного числа наших современников.

Анна Филипьева (текст),
Кирилл Мошков (текст, фото)

Джимми СмитДжимми Смит - из тех артистов, лишь узнав о приезде которых, я уже не задавался вопросом - идти ли. Идти - безусловно. Гений джазового исполнительства на органе "Хаммонд", новатор, благодаря которому этот прекрасный инструмент стал одним из самых популярных и уважаемых инструментов в современной музыке, замечательный джазовый и блюзовый импровизатор, уже в молодости заслуживший прозвище "Невероятный", артист, не снижающий творческой активности вот уже полвека... К тому же ему 75 лет - Бог весть, решится ли он в столь почтенном возрасте приехать снова. И - всего лишь три концерта в небольшом московском клубе...
Конечно, 75 лет не скроешь, плюс к тому оказалось, что у Смита сломана левая рука, он выступал в гипсе. По счастью, правая рука маэстро, с ее виртуозной огромной кистью, была в полном порядке, а "Хаммонд" - инструмент с таким насыщенным звуком, что и одной руки - и темперамента - Джимми Смита достаточно для того, чтобы можно было забыть о гипсе.
Как и недавно выступавший в Москве Би Би Кинг (с которым они почти ровесники), Джимми Смит - представитель старой артистической школы. Он шоумен, каких поискать - и это при том, что он не просто стар, он заметно дряхл. Впрочем, для клоуна это не помеха. И старость, и немощи для него лишь очередной повод для реприз. Вот под аккомпанемент бэнда он выходит на сцену - на лице его маска дряхлого старца, он семенит, его будто ветром заносит куда-то не туда, - и тут же плутоватая улыбка, озорной взгляд... и снова маска, но на сей раз уже сварливого старика-бэндлидера.
Джимми СмитМагнетизм Джимми Смита как шоумена столь велик, что даже тогда, когда, отыграв свои пассажи, он передавал функции солиста другим участникам квинтета, трудно было оторвать взгляд от его статичной фигуры за органом - начиналось общение с залом: мимикой, жестикуляцией, взглядами. Обратив внимание на ужинающего за столиком в первом ряду господина, Смит жестами старика-попрошайки принялся просить у него кусочек. Разносимые по залу кушанья он, не отрываясь от исполнения своих знаменитых соло, демонстративно провожал алчными взглядами изголодавшегося человека. Передразнивал позы кого-нибудь из зала. Получалось совсем несалонно - вместо того, чтобы с видом умудренного ценителя джаза созерцать исполнение музыки, ловишь себя на том, что по-детски наблюдаешь за нехитрой клоунадой старика Джимми Смита.
Это не значит, что музыка отошла на второй план; - ненужное уточнение для любого, кто слышал Джимми Смита. Музыка, прославившая Джимми Смита, прозвучала во всей своей красе - с затяжными импровизациями, изобретательными пассажами, характерной манерой Смита подпевать своему органу. Джимми Смит-музыкант, которого, надеюсь, все пришедшие на концерт знали и любили, воистину, был здесь.
Jimmy Smith Quartet
И еще немного моментов концерта. Игра с публикой. В время паузы Джимми Смит просит публику по частям считать в долю - те, что справа, от одного до восьми, а те, что слева - наоборот. Раздел зала проходит по двум ориентирам - "my friend with the bald head", тот самый, у кого Смит просил угостить его кусочком, и его сосед Владимир, тут же переименованный, по созвучности, в Bloody Mary ("Кровавая Мэри", коктейль из водки с томатным соком - ред.). Из этого созвучия родился град последующих шуток, а также фраза вечера: "Bloody Mary is not loud enough! You are not counting!..."
Исполняется блюз. Барабанщик Джимми Джексон ведет вокальную партию; поет куплет, где упоминается вставная челюсть. И - шок! - Джимми Смит, вздохнув и поморщившись - мол, чушь, конечно, но шоу требует - аккуратно достает изо рта вставную челюсть и делает вид, что кладет ее на "Хаммонд". Но тут куплет заканчивается, и челюсть водружается на место. Следующий куплет... тот же самый! Смит демонстративно возмущен: заставлять его проделывать этот дешевый трюк дважды!.. но закон шоу есть закон шоу - и старик с напускным раздражением снова лезет в рот за челюстью и кладет ее на "Хаммонд"... Уходя на антракт, правда, он выпростал челюсть в третий раз, уже явно из хулиганских побуждений.
Cлов благодарности заслуживают и все участники квинтета: и весьма немолодой гитарист Фил Апчерч (именитый музыкант, сам записавший, как солист, с 1961 не один десяток пластинок и сыгравший на концерте замечательную сольную интерпретацию "St.Louis Blues"), и барабанщик-вокалист Джимми Джексон, и саксофонист Дональд Эдвардс, и московский контрабасист Виталий Соломонов из квартета Игоря Бутмана (он заменил не приехавшего в Москву штатного контрабасиста Jimmy Smith Quartet), и сам Игорь Бутман, вышедший во втором отделении концерта на сцену, чтобы сыграть с Джимми две композиции. Одно жаль, на бис Джимми Смит так и не вышел. То ли устал, то ли вызывали слабо. И тем не менее, все равно спасибо ему за все пятьдесят лет - плюс этот концерт. Это было незабываемо...

Михаил Бирюков

Москва - это вам
 еще не все
1 июля в Кызыл (Республика Тува) прилетел легендарный американский новоджазовый коллектив Sun Ra Arkestra, которым после смерти его создателя, пианиста и композитора Сан Ра (Херман Сонни Блаунт, 1914 - 1993), руководит еще одна легенда чикагского джазового авангарда - саксофонист Маршал Аллен.
Путешествие в центр Азии с самого начала стало для музыкантов целой серией "форс-мажоров". По прилету из Америки в Москву выяснилось, что потеряны четыре сумки с инструментами, включая раритетный саксофон. Оформление деклараций о потере багажа вместе с целой группой других потерпевших пассажиров рейса "Аэрофлота" Копенгаген-Москва, заняло часы. Когда все формальности были завершены, оказалось, что на ленту транспортера доставили не весь багаж. В числе додоставленных "остатков" и были обнаружены потерянные инструменты...
Пробки на выезде из аэропорта "Шереметьево" удлинили путь в "Домодедово" на час. Но самое экстремальное случилось в пути, когда лопнуло колесо автобуса, перевозившего музыкантов. Машину повело, и она чуть-чуть не была сбита проезжавшим рядом гигантом-грузовиком. Колесо меняли все вместе. По признанию джазменов, активно участвовавших в процессе, это было забавно - будет что вспомнить. В "Домодедово" авиакомпанией "Красэйр" музыкантам были переоформлены билеты на более поздний рейс, служащие аэропорта и пассажиры интересовались, откуда прибыла и куда направляется столь экзотичная группа. Сотрудница-регистратор решила, что это оркестр Дюка Эллингтона. Для ветеранов группы это - второе путешествие в Россию, впервые они были здесь в 1990 году и принимали участие в Московском мемориальном концерте, посвященном Юрию Гагарину (???! - по нашим сведениям, подкрепленным нашей вроде бы твердой памятью - на Первом московском международном джазовом фестивале! - ред.). 
Спокойное отношение к любым непредвиденным обстоятельствам со стороны абсолютного большинства "Сан Ра Аркестра" объясняется самим стилем коллектива. Основатель ансамбля - легендарный Сан Ра - намеренно писал слово "оркестр" через "а", вся музыка создаваемого им ансамбля должна была быть неправильной, нарушающей все общепринятые каноны. По его замыслу, они должны были "взрывать" публику, производить сенсацию - так и было на протяжении почти 30 лет. С уходом из жизни в 1993 году Сан Ра руководство коллективом принял Маршал Аллен, которому в мае этого года исполнилось 80 лет. Стиль Аркестра при нем не претерпел изменений. Да и отношение к жизни прежним.
В тот же день, 1 июля, в Чадане (Тува) открылся фестиваль живой музыки "Устуу-Хурээ".
В пригороде Чадана, на территории буддистского храма "Алдыы-Хурээ", в течение трех следующих дней располагался фестивальный лагерь и концертная площадка, на которой выступили более 30 составов. Как сообщил Оркгомитет, финские музыканты из группы саксофониста Йормы Тапио "Каски" летели в Туву через Абазу, американские музыканты из "Сан Ра Аркестра" прилетели через Москву после многочасовой задержки, в Чадан приехал киевский квартет "Больно далеко" и самарская группа "Нью А". Карельским музыкантам не удалось найти средства на проезд, но в день открытия "Устуу-Хурээ" они провели в Петрозаводске акцию поддержки фестиваля и попробовали прорваться с поздравлениями в он-лайн режиме. То, почему фестиваль пройдет не на живописной поляне, на берегу речки Чадан, а на территории Алдыы-Хурээ, рядом с трассой, автор проекта Игорь Дулуш объясняет просто: "Фестиваль наконец-то должен помог Чадану заработать денег. Само расположение фестивального лагеря у большой дороги дает эффект. Очень многие люди будут буквально "въезжать в фестиваль", жители западных кожуунов в эти дни будут проезжать в эти дни через фестиваль". По словам Игоря, расположение в черте города окажется не очень комфортным для музыкантов. "Будет очень трудно. Первые три дня фестиваля, которые будут проходить в Чадане, окажутся адской, тяжелой работой. Это жара, степь и 15 часов живого звука, выступление 30 составов за три дня. Тут же и скачки, и борьба, и поездка на Устуу-Хурээ с культурной программой. Очень насыщенный и до предела сжатый ожидается фестиваль. С 1 по 4 июля будет просто экстремальный объем мероприятий, а с 4 по 7 у музыкантов наконец-то появится возможность пообщаться на берегу озера Сут-Холь. Фестиваль, носящий имя разоренного буддистского храма "Устуу-Хурээ" (единого комплекса "Алдаа-Хурээ", "Устуу-Хурээ") задумывался для привлечения внимания к его развалинам. Шесть лет назад предполагалось, что на пожертвования возможно будет его восстановить... Однако по словам Игоря, такой объем работ непосилен ни для одного фестиваля, ни даже для всего района. 
На вопрос, что же будет с фестивалем, когда под названием "Устуу-Хурээ" снова будет подразумеваться только храм, Игорь отвечает: "Фестиваль будет всегда. Духовную работу никогда нельзя ослаблять. Если построят храм, это будет прекрасно, когда рядом с ним будет красивый фестиваль, приносящий удачу. Фестиваль будет содействовать развитию международного туризма, привлечению средств. В этом году впервые за 6 лет проведения фестиваля он принес Чадану деньги. Очень много средств уже вложено в его благоустройство. "Устуу-Хурээ" все равно останется "Устуу-Хурээ". 
3 июля фестиваль живой музыки "Устуу-Хурээ" грандиозным гала-концертом подвел черту своей официальной части. На следующий день кортеж автобусов и легковых машин отправился на озеро Сут-Холь, где в течение четырех дней у всех участников фестиваля будет возможность неформально пообщаться друг с другом не только на языке музыки.
Гран-При фестиваля, как и в прошлом году, останется в Туве. Он присужден группе "Алаш". Лучшей фольклорной группой стал ансамбль "Октай" , в прошлом году признанный "Надеждой Устуу-Хурээ". Целый букет наград получили гости. Инструментальные номинации собрали музыканты легендарного "Сан Ра Аркестра". Лучшим авангардным коллективом признана финская группа "Каски" саксофониста Йормы Тапио. Вкупе с самарской группой "Нью А" музыканты из благодарности к организаторам принялись качать главного инициатора фестиваля Игоря Дулуша. 
Гала-концерт завершился в пять утра совместной импровизацией американских музыкантов и местной звезды - баяниста Мергена Сата. 

Дина Оюн,
"Тува-онлайн"

Киев: живая память о хорошем человеке

Говорят, человек жив, пока живет память о нем и его делах. Владимир Степанович Симоненко, один из первых украинских джазовых деятелей, безвременно ушедший в 1998-м (ему не было и шестидесяти), успел за свою жизнь многое. Его имя останется в истории украинского искусства как имя знающего, дальновидного и горячего пропагандиста джазовой культуры. Именно он стоял у истоков многих оригинальных и новаторских начинаний в нашей стране: исследовательские музыковедческие издания, первые джаз-клубы и фестивали, наконец, основание эстрадного отделения в Киевском государственном высшем музыкальном училище им. Глиэра. Многие идеи и мечты Владимира Степановича реализовываются уже после его смерти, будто питаемые духом его любви и энергии. Так, уже традиционными стали проекты "Киев Music Fest", "Музыкальные премьеры сезона", "Форум музыки молодых". В 2000 г. при КГВМУ имени Глиэра открылся единственный в Украине высший факультет джаза третьего уровня аккредитации. Так что мы уже можем с полным правом хвастаться джазовыми музыкантами с высшим образованием "местного разлива".
И еще одним подтверждением того, что память о хорошем человеке и его имя по-прежнему дороги многим людям, являются традиционные "Джазовые вечера памяти Владимира Симоненко", вот уже шесть лет проводимые в последние июньские выходные на открытой эстраде Центрального парка культуры и отдыха близ Мариинского дворца. В разные годы в фестивале принимали участие ведущие киевские музыканты и специально приезжавшие гости из разных уголков бывшего Союза. 
На этот раз концерт получился не совсем обычным. Выступали исключительно молодые артисты: лауреаты второго городского конкурса "Дети играют джаз", участники "Детского джазового фестиваля Атлант-М", воспитанники Киевской детской академии искусств и, естественно, глиэровцы. Вызвали симпатию и теплую поддержку у публики, заполнившей амфитеатр летней эстрады, самые юные музыканты (Филиппу Андерсону, исполнившему несколько мини-рэгтаймов, всего семь лет), и по-настоящему и порадовали выступления более взрослых, профессиональных и практически сложившихся артистов. Биг-бэнды Виктора Басюка и Александра Шаповала замечательно исполнили нестареющую классику свинга (у сцены были даже замечены танцующие). Дуэт Боголюбов-Корниенко поразил удивительной для таких молодых музыкантов глубиной и самостоятельностью мышления. А группа выпускников того самого Высшего факультета завела публику уже не на шутку: похоже, у популярных киевских коллективов появился серьезный конкурент. Пожалуй, такой обнадеживающий взгляд в будущее нашей джазовой жизни явился наилучшей данью памяти человека, мечтавшего об этом будущем и так много для него сделавшего.

Аля Филиппова 
первая публикация - "Киевский курьер"

А в это время 
за бугром...
Оскар ПитерсонКонцерт 14 июня 2004 года в клубе Birdland был первым появлением Оскара Питерсона в Нью-Йорке за полтора года, прошедшие после выступления его квартета в Blue Note в декабре 2002-го. Судя по быстрому исчезновению в интернете билетов на анонсируемые концерты Питерсона, интерес к его появлению на публике очень велик.
За неделю до прибытия в Нью-Йорк, квартет Питерсона - гитарист Ульф Вакениус (Ulf Wakenius), контрабасист Нильс-Хеннинг Эрстед Педерсен (Niels-Henning Oersted Pedersen), барабанщик Элвин Куин (Alvin Queen) дал единственный концерт на Рочестерском джаз-фестивале 5 июня. Разумеется, огромный зал Рочестерского фестиваля Eastman Theatre был переполнен. Отзывы об игре Питерсона были весьма деликатны - "мы его увидели и услышали, и этого уже достаточно". Трубач Валерий Пономарев, выступавший в тот же день на этом фестивале и успевший послушать игру легендарного 78-летнего пианиста, сказал, что при всем огромном уважении к нему "было видно, что ему уже не надо выходить". 
Все же оказалось, что слова Пономарева стоит отнести лишь к собственно "выходу" музыканта на сцену. Действительно, Питерсон шел к роялю очень тяжело и поднимался на сцену высотой в одну ступеньку, обеими руками опираясь на рояль "Boesendorfer". И первые такты, казалось, подтвердили, увы, неизбежное. В первой теме ("Falling in Love with You") Питерсон взяв чуть более быстрый, нежели заданный ритм-секцией, темп, часто ломал фразы, начинал свои хорошо узнаваемые пассажи и не завершал их полностью, загонял себя в "чужой темп", почти не играл левой рукой - было заметно, что он преодолевает некоторое физическое неудобство. 
Оскара ПитерсонВпрочем, уже в "Nighttime" - теме с медленным началом - почти все было как в лучших записях, пожалуй, лишь не хватило развития в основной тональности (всего один квадрат), обычно до модуляции на полтона вверх (в фа мажор) Питерсон играл в основной тональности 3 или 4 квадрата. Была и небольшая "задумчивость", когда пианист начал играть вторую часть темы с ре-минорного секстаккорда (вместо чистого ре-мажора) и держал его весь такт - это было хорошо слышно даже не знавшей темы части публики. 
В двух исполненных балладах, надеюсь - не преувеличиваю, Питерсон, пожалуй, не уступал своим лучшим образцам, а в какие-то моменты, может быть, и превосходил их. 
Всего были исполнены восемь композиций, в скобках рискну дать относительные оценки (если на "пять" оценить лучшие из записей этих тем Питерсоном):
- Falling in Love with You (3-)
- Nighttime (4+)
- Song to Elitha (4)
- Одна из баллад Питерсона 90-х годов (не смог вспомнить название) (5)
- Wheatland (4+)
- Reunion blues (4-)
- Новая баллада Питерсона (он назвал это реквиемом по ушедшим недавно музыкантам, в частности, с особой теплотой вспомнив Барни Кессела) (5)
- Sushi (4-)
Многолетние партнеры Питерсона Вакениус и Педерсен играли, пожалуй, даже излишне сдержанно, тактично подчеркивая значимость для собравшейся аудитории встречи именно с Оскаром Питерсоном, и лишь в середине сета, выдав несколько блестящих соло, напомнили, что и они являются давно признанными звездами.
Звучание гитары и контрабаса было не просто мягким, а чересчур приглушенным, почти совсем без верхних частот, может быть - и этим также подчеркивалось значение рояля Питерсона. Во всяком случае, неделей раньше на концерте Гонсало Рубалькабы в этом же клубе звучание контрабаса было великолепным (звук обеспечивал один и тот же тонмастер).
Мощный и бурный финал последней темы позволял публике надеяться получить автографы на книге Питерсона "A Jazz Odyssey", но маэстро сразу ушел со сцены. Запомнились несколько молодых людей, буквально умолявших организаторов передать мистеру Питерсону хоть что-нибудь из принесенных ими нотных альбомов для автографа. Но - "it`s impossible, it`s impossible"...

Константин Мамонтов

Рецензии
Сегодня мы рецензируем две работы - новый альбом одного из самых важных джазовых функционеров США и новый же альбом самой популярной джазовой певицы...>>>>
Новые релизы
В продаже 
с 6 июля (США)
  • Steve Adelson Sticktet: New Sticket, Jazzheads 1143 
  • Chris Barber: Band Box, Vol. 1-2 - переиздание, Beat Goes On 629 
  • Tim Donahue: Madmen and Sinners, Frontiers 185 
  • Maynard Ferguson: Hot - переиздание, Wounded Bird 6124 
  • Maynard Ferguson: It's My Time - переиздание, Wounded Bird 6766 
  • Maynard Ferguson: Primal Scream - переиздание, Wounded Bird 3953 
  • Maynard Ferguson: New Vintage - переиздание, Wounded Bird 4971 
  • Panama Francis: Gettin' in the Groove - переиздание, Black & Blue 976 
  • Nicolas Hodges: Gershwin, Metronome 1063 
  • Oliver Jackson: Trio, Black & Blue 977 
  • Papa Bue's Viking Jazzband: Hamburg 1970-1971: A Tribute to Finn Otto Hansen, Storyville 4256 
  • Ed Johnson & Novo Tempo: Movimento, Cumulus 104 
  • Jo Jones: Caravan, Black & Blue 975 
  • Louis Jordan: Hey Everybody - It's Louis Jordan and His Tymp, Storyville 2080 
  • Gene Krupa: Who's Rhythm?, Ocium 44 
  • r Lipner: Modern Vibe, Jazzheads 1144 
  • Don Rendell: Change Is - переиздание, Beat Goes On 613 
  • Various Artists: Let's Split: Jam Session Two, Ocium 45 
  • Various Artists: Ladies Sing the Blues [Northquest], Northquest 212018 
  • Teddy Wilson: Noble Art of Teddy Wilson [Storyville], Storyville 8371 

Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

© "Полный джаз", 1998-2004
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Анна Филипьева,
Дина Оюн,
Константин Волков,
Аля Филиппова,
Михаил Бирюков,
Константин Мамонтов,
Кирилл Мошков

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация
AMG,
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
Константин Мамонтов,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

    
     Rambler's Top100 Service