ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница

Выпуск # 30 (268) - 25 августа 2004 г.

Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий номер (269) выйдет 1 сентября 2004 г.

Специальный
репортаж
Анатолий ВапировПервая часть отчета о фестивале "Варненско лято-2004", который проходил в Варне (Болгария) 29 июля-1 августа, завершалась рассказом об арт-директоре этого фестиваля, бывшем ленинградце, а в последние два десятилетия - варненце, саксофонисте Анатолии Вапирове. Сегодня мы продолжаем рассказ об этом незаурядном фестивале и, как и обещали в предыдущем выпуске, начнем его с прямой речи Вапирова. Это небольшое интервью музыкант дал вашим корреспондентам вскоре после окончания фестиваля.

Обычно о творческих планах говорят в конце интервью: давай нарушим эту традицию и поговорим о том, чем сейчас занимается Анатолий Вапиров - композитор, музыкант, продюсер - и чем планирует заниматься в ближайшем будущем.

- В сентябре у меня премьера крупной работы - это "Славянский реквием". Мы планировали его первое исполнение на июнь, но пришлось перенести, так как это очень сложный проект: огромный оркестр - симфонический оркестр двойного состава, огромный хор, шесть солистов, всего более ста человек. Светский реквием, я так определил бы жанр этой работы. Славянский - поскольку я использовал в нем славянскую мелодику. Но текст - оригинальный, латинский. Дирижировать будет Георги Димитров, главный дирижер Русенского филармонического оркестра, на мой взгляд - лучший дирижер Болгарии, а его оркестр из Русе, на мой взгляд - лучший болгарский оркестр. Я давно работаю с Димитровым, он сделал две мои премьеры - мой "Concerto Grosso для симфонического оркестра и джазового квартета" (который я перед этим два года подряд исполнял в Одессе, где в джазовом квартете были я, одесский пианист Юра Кузнецов, болгарский барабанщик Стоян Янкулов и питерский контрабасист Владимир Волков), а потом - мою ораторию по прозаическому философскому произведению "Приказка за стълбата" ("Сказка о ступеньках") болгарского поэта Христо Смирненского, которого называли "болгарским Маяковским". Долго оно лежало у меня в столе, пока в Болгарии у власти были демократы, потому что все говорили мне: да ты что? Коммунистический поэт! А потом к власти пришел царь (нынешним премьер-министром Болгарии является ее законный царь Симеон II Саксен-Кобург-Готский - ред.), сменилось правительство, и на первом же заседании парламента царь цитирует Смирненского, и именно "Сказку о ступеньках", да еще в порядке подготовки к заседанию ксерокопия этой сказки была положена на стол каждому из депутатов! Это, конечно, все глупость, потому что, в отличие от других произведений Смирненского, никаких политических вопросов вроде восхваления Советской России в этой сказке нет, она о вечном, о добре и зле.

Что-то из этого записывается, выходит?

- У меня есть, конечно, концертные записи этих исполнений. Но выпустить это в Болгарии сейчас очень трудно, чтобы не сказать - невозможно. Правда, вот сейчас, осенью, должна выйти запись моего симфонического произведения с оркестром радио - я участвовал в конкурсе на лучшее произведение к юбилею Софийской филармонии. Я ведь довольно активный член Болгарского союза композиторов. Каждый год весной в Софии проходит фестиваль "Новая болгарская музыка", и там регулярно исполняются мои работы.

А что происходит с продвижением твоей музыки за пределами Болгарии? В России что-то давно тебя не видно...

- Ты знаешь, то, что я знаю о том, что сейчас популярно в России, что там сейчас кушается - меня совсем не вдохновляет. Поэтому и не очень хочется туда приезжать. А с другой стороны - и не особенно зовут. Так что, можно считать, брак с Россией у меня распался по обоюдному согласию... Мне нравится играть в Европе на фестивалях, делать какие-то специальные проекты для них с интересными музыкантами. Например, в прошлом году был интересный проект в Австрии, в Граце - с фантастическим аккордеонистом из Вены Отто Лехнером и греческим басистом Йотисом Кюрцоглу, с которым я часто работаю в последние годы, а также Стояном Янкуловым, Владимиром Волковым (не на контрабасе, а на viola da gamba), Юрием Кузнецовым - концерт этот прошел с большим успехом. В Лондоне недавно был прекрасный концерт - тот квартет, с которым я играл на нынешнем фестивале (Тони Дончев, Владимир Волков, Владимир Тарасов и я), плюс на трубе - Томаш Станько. Ближайшее выступление - в сентябре в Одессе с моей греческой ритм-секцией, проект называется "Extempora" - басист Йотис Кюрцоглу и барабанщик Никос Тулиатос. Так что свою музыку я продвигаю тоже сам!

Но главное твое детище, судя по всему - все-таки фестиваль, ведь и на визитке твоей указано - арт-директор Varna Summer Jazz Festival. Ты доволен фестивалем, прошедшем в этом году?

- Я думаю, он хорошо прошел. Мне трудно оценивать объективно, но мнение большинства людей вокруг фестиваля таково, что прошел он не хуже, чем в минувшем году, а стилистически - даже сильнее. Никаких организационных проблем не было, музыканты играли отлично, все они довольны. Ведь что значит организовать фестиваль? Встретить музыкантов, создать им комфортные условия, чтобы у них было хорошее настроение - в быту, на сцене - потом закончить финансовые формальности и проводить. Если все это соблюдено - музыканты выходят на сцену с хорошим настроением и хорошо играют, никаких проблем...

Многие ли из нынешних участников фестиваля уже играли на фестивале в прошлые годы?

- В тех составах, что были представлены - никогда. Но многие - особенно болгарские музыканты: Стоян Янкулов, Антоний Дончев - участвуют регулярно, потому что часто предлагают новые проекты с разными составами (или я их организую в новые проекты, специально сделанные для этого фестиваля). А все остальные... Из биг-бэнда несколько человек играли у меня в прошлогоднем биг-бэнде - Пятрас Вишняускас, например. Остальные - все новые. Составы вообще не повторяются; единственное исключение - Trigon, но несколько лет назад они были в виде трио, а теперь это квартет, весь состав совершенно новый, то есть это, фактически, новый проект.

И тем не менее подбор музыкантов, выбор проектов всегда - только за тобой. Можно ли назвать "Варненско лято" фестивалем Анатолия Вапирова?

- Скорее всего, да. Я в единственном числе выбираю музыкантов, в единственном числе заключаю с ними договора... Никто на меня не давит, никто не говорит - вот этого возьми, а вот этого не бери. Впрочем, если бы что-то подобное произошло хоть раз, я немедленно прекратил бы заниматься фестивалем. Но здесь даже нет такой тенденции: мне доверяют, и я делаю, что хочу... Я отношусь к каждому фестивалю как к очень большому музыкальному произведению, которое я создаю вместе с музыкантами. И здесь как с произведением: последнее - самое дорогое, а лучшее при этом - всегда следующее. Ну, конечно, отдельные выступления стоят особняком, концерты выдающихся музыкантов, которые здесь играли - Мирослава Витуша, Альберта Мангельсдорфа... Но ведь звезды, к сожалению, далеко не всегда подтверждают концертом свою звездность. Иногда музыканты средней известности играют так, что затмевают любых звезд...

Варненский фестиваль, как я понимаю, и среди других фестивалей черноморско-балканского региона стоит особняком...

- Не знаю, к сожалению ли, к счастью, но так оно и есть. То, что творится на других причерноморских фестивалях - кого они приглашают, кто приезжает, как играют, их тематика, их стратегия - мне не нравится. Правда, так, чтобы с моего фестиваля музыканты уезжали на второй концерт на другом фестивале - а именно в Банско, здесь, в Болгарии - такое было. А вот наоборот - никогда. Я вообще не думаю, что это важно - быть в какой-то обойме. Я привык сам себе ставить задачу, планку, и сам ее достигать. И в музыке у меня точно так же.

Вишняускас и СкутаНо вернемся к рассказу о событиях фестиваля "Варненско лято". Концертную программу третьего дня фестиваля открыло выступление литовца Пятраса Вишняускаса (сопрано-саксофон) и словака Миклоша Скуты (фортепиано). Собственно, выступление оказалось весьма своеобразным: оно целиком было построено на взаимодействии живых музыкантов с фонограммой, которая, в отличие от принятой практики, представляла собой не аккомпанемент в виде всевозможных сэмплов и лупов, а вполне самостоятельное музыкальное произведение в духе эмбиента. В результате публика стала свидетелем весьма самобытного действа: будучи жестко ограничены рамками звучащей в виде фонограммы композиции, музыканты непрестанно изыскивали себе место в ее фактуре, то принимая на себя роль аккомпаниаторов, то уплотняя фактуру минималистическими репетициями, то вплетая контрапунктом собственные мелодические образования, то накладывая абсолютно новую мелодию поверх фонограммы, умудряясь при этом еще и вести диалог между собой. На всем протяжении отделения внимание публики было накрепко приковано к происходящему на сцене. Впечатляющее зрелище - финальный аккорд, несколько секунд полной тишины, шумный выдох нескольких сотен человек и бурные овации на фоне фонограммы "What A Wonderful World" в исполнении Луи Армстронга. 
Julien Lourau ProjectАнтракт уже традиционно был ознаменован коллективными возлияниями, но в значительно более легкой форме, чем накануне - иллюстрация обратной зависимости между уровнем алкоголя в потребляемых напитках и температурой воздуха. Во втором отделении выступал интернациональный коллектив, именовавший себя Julien Lourau Project. Состоял коллектив непосредственно из Жюльена Луро (тенор-саксофон), известного московской публике по выступлениям в "Доме" года три назад Бояна Зульфикарпашича (электропиано), по понятным причинам предпочитающего именовать себя просто Бояном Z, Эрика Лорера (гитара), Даниэля Бруно Гарсии (ударные) и Винсента Арто (контрабас). 
 Julien Lourau ProjectКратко охарактеризовать стилистику коллектива можно так: по-молодежному напористый и ритмичный минималистический джаз-рок с элементами фри-джаза и мотивным развитием техно. Первая композиция под названием "Fair and Forget" началась как своеобразный hard-jazz-rock с неквадратной ритмической организацией и несложной темой, развившейся во второй части в "собаку", как в кругу друзей выразился бы джазовый критик, или в "эффектно упакованную собаку", как имеет намерение выразиться автор этих строк. Затем вроде как началось соло Бояна Z, оказавшееся на самом деле "обманным маневром" - фактически он начал повторять одну и ту же ритмическую фигуру на 12/8, которая стала стремительно "утолщаться" за счет подключения к ее исполнению других участников проекта. Затем последовало традиционное джаз-роковое соло на тенор-саксофоне Жюльена Луро. Интересно сыграл барабанщик, на протяжении всей композиции успевший посетить все известные ему стили, неизменно возвращаясь к первоначальным 12/8. 
Julien Lourau ProjectСледующая композиция, начавшаяся с соло тенор-саксофона фрулато, представляла собой smooth-jazz-овый медленный вальс, постепенно трансформировавшийся в балладу. В соло, исполненном гитаристом Эриком Лорером, было больше от рока, чем от джаза. Эта тенденция в отношении гитарных партий сохранилась и в последующих двух произведениях, распространившись постепенно на другие инструменты. Коллектив не обошел своим вниманием и оригинальные способы звукоизвлечения: в одной из композиций Жюльен Луро имитировал индийские барабаны табла, хлопая в микрофон клапанами саксофона...
ААВЗаключительный день фестиваля был ознаменован наиболее массовым наплывом публики во внутренний двор Варненского археологического музея, где проходил фестиваль. Отыскать свободное место для размещения в сидячем положении было непросто. В ход шли и бордюры клумб, опоясывающих двор, и рюкзаки, и многое другое. В первом отделении выступало шотландское трио "ААВ" - братья-близнецы Том и Фил Бэнкрофт (ударные и саксофон, соответственно) и гитарист Кевин Маккензи. Том Бэнкрофт старательно и, как заметили вашим корреспондентам болгарские коллеги, очень понятно объявлял названия всех исполняемых составом произведений по-болгарски, что, похоже, было оценено публикой и расположило ее к составу. 
AABПервая композиция именовалась "Падаю". Ладовое минорное вступление полуакустической гитары, затем в темпе характерная тема тенор-саксофона с дозированной мелизматикой, вдумчивое драматическое развитие, сыгранность в прописанных эпизодах, грамотно выстроенные импровизации - что еще нужно для удачного начала концертного выступления? Вторая композиция, насколько можно было разобрать шотландский болгарский и перевести его потом на русский, называлась "Детская пьеса". Эту композицию хочется выделить особо, поскольку исполнение бибопа составом без басиста - задача, требующая весьма нетривиального решения. И в данном случае этим решением оказалась полифония. Фил Бэнкрофт и Кевин Маккензи играли соло, как бы незаметно передавая друг другу "пальму первенства". Когда мелодическая линия одного из них становилась более сложной и развернутой, другой переключался на более минималистические мотивные образования, чтобы затем поменяться ролями. 
AABДалее была исполнена пьеса Кейта Джаррета "Starbright". Пьеса была исполнена в духе smooth-jazz, с характерным "попсовым" битом и саксофонным соло Фила Бэнкрофта в духе Дэвида Санборна. Кевин Маккензи же исполнил мелодическое соло под аккомпанемент барабанов. Следующая пьеса, по словам Тома Бэнкрофта, была о неверности и называлась "Yet". В ее основе лежала шотландская мелодия, постепенно приобретающая маршевую окраску, а барабанщик еще подбавил колорита, аккомпанируя на кельтском барабане bodhran, напоминающему по внешнему виду большой бубен с поперечной ручкой, звук из которого извлекается посредством ударов обоих концов короткой толстой палочки, которую исполнитель держит за середину. В авторской пьесе "Pay Some Fuckin' Attention" этнические мотивы сменились джаз-роковыми, на каковые публика реагировала ритмичными подергиваниями конечностей. В следующей композиции под названием "Finn" ритмично дергаться удавалось уже меньшему количеству публики: видимо, лицам, обличенным музыкальным образованием. Способствовал тому сложный ритмический рисунок и тактовый размер 10/8. Свое выступление коллектив завершил балладой "Двое" и быстрой композицией "Open Jungle". 
биг-бэнд ВапироваКульминация фестиваля, о чем было несложно догадаться, наступила во втором, заключительном отделении, когда на сцене очутился интернациональный оркестр под управлением Анатолия Вапирова. Состав впечатлил заранее - впрочем, как, по результатам, и его выступление. Играли Пятрас Вишняускас (сопрано-саксофон), Даниэлюс Праспаляускис (баритон-саксофон), Петр Момчев (тенор-саксофон), Николас Симион (тенор-саксофон), Андрей Прозоров (альт-саксофон), Георги Стефанов (труба), Джейсон Кардер (труба), Александр Владигеров (труба), Мирослав Пятников (тромбон), Шрек Ференц (тромбон), Ливиу Маркулеску (тромбон), Скирмантас Саснаускас (тромбон), Стоян Янкулов (перкуссия), Антони Дончев (фортепиано), Христо Йотсов (барабаны), Владимир Волков (контрабас) - в общем, целая сборная восточноевропейской полистилистической импровизационной музыки: литовцы, украинцы, русские, болгары, румыны, австрийцы, венгры... Исполнялась авторская сюита арт-директора фестиваля Анатолия Вапирова. Композиция была построена таким образом, что практически каждый музыкант исполнял в ней соло, наделенное определенной колористической функцией в зависимости от изменяющейся в соответствии с драматургией произведения стилистикой. 
биг-бэнд Вапирова: солирует Вишняускас После объемного, фактурно богатого вступления tutti динамика понизилась до пианиссимо, и Пятрас Вишняускас исполнил тонкое, изысканное саксофонное соло, выдержанное в "околовосточном" стиле (но при этом почему-то живо напомнившее томительные глиссандо Джонни Ходжеса в эллингтоновской теме "Come Sunday"). По мере исполнения соло фактура усложнилась, появились риффы засурдиненной меди, также придававшие звучанию определенный восточный колорит. Оркестровое тутти под соло трубача развивалось таким же образом, но в высшей точке трансформировалось в тему, изложенную в латинской ритмике. Особенным вниманием публики были отмечены героическое соло Владимира Волкова на контрабасе и остроумная перекличка Стояна Янкулова и Христо Йотсова на ударных инструментах. 
биг-бэнд Вапирова: солируют тромбонисты Для соло тромбонистов была предусмотрена отдельная композиция "Hard Way From Cristell", где те в полном объеме продемонстрировали мелодические возможности своих инструментов под ритм поп-латино. 
Отличительная особенность данного бэнда - его бескомпромиссно европейская направленность, что было подчеркнуто и мелодикой, и, как бы парадоксально это ни прозвучало, стилистикой, поскольку звучала именно европейская музыка, неважно - стилизованная ли под Восток или под Латинскую Америку. Именно в этой европейскости особенно ярко проявилась самобытность игравшего на варненском фестивале бэнда под управлением Анатолия Вапирова. Выступление вышло редкостно удачным, что и было по достоинству оценено публикой посредством затяжной стоячей овации.
Вообще говоря, весь фестиваль в целом можно, учитывая подчеркиваемую его арт-директором индивидуальность, основанную на вкусах и музыкальных пристрастиях одного человека - а пристрастия эти в основном лежат в русле европейской музыки - назвать одним из самых своеобразных в Восточной Европе смотров импровизационного искусства. Заметим, кстати, что "европейскость" фестиваля "Варненско лято" - вовсе не самоцель: в этом году в его первом дне, к примеру, участвовала сугубо американская звезда - саксофонист Бенни Маупин. Важнее, скорее, общая принадлежность его участников не к джазовому мэйнстриму, а некоей современной импровизационной полистилистике, основанной не только на джазовом каноне, но на сплаве самых разнообразных музыкальных культур. И нельзя не заметить, что, когда этот сплав - продукт не головы, а сердца, когда музыканты в своих поисках идут не от умозрительного концепта, а от свободного творческого поиска, публика воспринимает результаты этого поиска с такой открытостью и пониманием, которые, право слово, дорогого стоят.

Анна Филипьева (текст),
Кирилл Мошков (текст, фото)

Как это было
 в Москве
"Эрмитаж"Начать двухсерийный репортаж из "Эрмитажа" (немосквичам не вздрагивать: "Эрмитаж" - не только музей в Зимнем дворце в Санкт-Петербурге, но и крошечный уютный парк в сердце Москвы, между Петровкой и Малой Дмитровкой) почему-то хочется с выводов, точнее - с одного из выводов. Седьмой фестиваль "Джаз в саду Эрмитаж" закрепил уникальную роль этого мероприятия в ежегодном цикле московских джазовых сезонов: все-таки именно с "Эрмитажа" начинается джазовый год. На "Эрмитаж" приходят музыканты, даже если не играют на нем - себя показать, людей посмотреть, но главным образом - отметиться на почти официальном открытии сезона. На "Эрмитаж" приходит публика - и джаз послушать, и на травке поваляться (вариант - посидеть на красивых газонах среди красивых клумб, на радость публике высаженных в "Эрмитаже" в этом году - что сад, безусловно, очень украсило, уж больно жалким выглядел в прошлые годы вытоптанный до песка газон). Так, конечно, было и в прошлые годы. Но в этом году все получилось как-то особенно по-домашнему и уютно. И сад приведен, наконец, в порядок - и стал весьма симпатичен. И питание, наконец, налажено нормально: пиво не иссякает, минералка не кончается, и унылые плюшки прошлых лет сменились добротной самсой и шашлыками. В общем, садово-парковая составляющая фестиваля в "Эрмитаже", доведенная до ума, наконец-то сработала в полную силу - и, соединившись с исключительно удачными в этом году погодными условиями (не то, что в прошлом году, когда Рэнди Бреккера и Билла Эванса публика слушала из-под зонтиков), привлекла на фестиваль рекордное количество публики.
Что же до составляющей музыкальной, то она, как водится, разнообразилась и стилистически, и по качеству, и по степени креативности: присущая "Эрмитажу" карусельная эклектичность на седьмом году существования достигла такого уровня, что вполне уже может считаться официальной концепцией фестиваля - тем более, что публике, похоже, в садово-парковых условиях только того и надо.
20 августа фестиваль открыл ансамбль молодого московского саксофониста Александра Довгополого, чья пока что наивысшая карьерная точка - участие в биг-бэнде Игоря Бутмана. Ансамбль продемонстрировал опору на модные ритмы и умение построить грамотные соло, хотя его выступление оказалось слегка смазано тем фактом, что на нем звукомастера достраивали недостроенный на саундчеке звук, в результате чего значительную часть выступления ансамбля лучше всего слышно было басовый барабан. Впрочем, забегая вперед, надо отметить, что по сравнению с предыдущими двумя-тремя годами претензий к звуку на всем остальном протяжении фестиваля было совсем мало.
A'Cappella ExpreSSSВторым сетом на сцену вышел вокальный секстет A'Cappella ExpreSSS. Молодые московские вокалисты под водительством Андрея Туника начали с большим замахом - аж с "Let My People Go", того самого легендарного спиричуэла, посвященного выводу евреев Моисеем из Египта, который в исполнении Луиса Армстронга благодаря рекламе Одного Банка в середине 90-х надолго стал единственным джазовым произведением, знакомым самым широким массам российского населения. Однако, как ни жаль, замах на сей раз оказался не вполне по руке. Достигнутые A'Cappella ExpreSSS за последние месяцы крупные успехи на ниве продвижения себя на большой сцене, в том числе и международной, безусловны, однако в "Эрмитаже" довелось и услышать чуть поплывшую интонацию, и подумать, что ансамбль нуждается в постановщике сценического движения и режиссере программы, то есть в полноценном продюсере. Будем надеяться, что это были досадные случайности. Приняли секстет, во всяком случае, ровно и доброжелательно, поскольку его потенциал неоспорим, возможности несомненны, а любовь широких масс к вокалу неизбывна.
Йотам Зильберштайн, Аркадий ОвруцкийПрограмму фестиваля продолжал российско-израильский проект, родившийся в Италии (!), где в прошлом году познакомились израильский гитарист Йотам Зильберштайн и московский бас-гитарист Аркадий Овруцкий. Для выступлений в Москве Овруцкий пригласил также Алексея Гордеева (альт-саксофон), кстати - студента прославленного бостонского колледжа Беркли, и совсем молодого барабанщика Давида Ткебучаву, знакомого по ансамблю C4 вокалистки Тины Кузнецовой. Ансамбль когда задумчиво, когда весело, когда остро отыграл несколько стандартов и авторских композиций Зильберштайна и Овруцкого, среди которых особенно удачно прозвучала бодрая Boogaloo Йотама. Сам гость с земли обетованной демонстрировал несомненное понимание основных стилистик современной джазовой гитары, и, если и не поражал сногсшибательными техническими чудесами, то, во всяком случае, был сдержан, точен и элегантен в соло, что, увы, не всякий раз можно было сказать о его партнерах.
Густаво БергаллиВ роли пред-хэдлайнеров в первый вечер фестиваля выступил квартет испанской вокалистки Алехандры Мартин с участием специального гостя - живущего в Швеции аргентинского трубача и флюгельгорниста Густаво Бергалли. Кроме них, в ансамбле участвовали Эмилио Солла (ф-но), Давид Менгуаль (контрабас) и супруг вокалистки - Луис Саравола (барабаны). Коллектив звучал весьма тонко и деликатно: вокальные приемы умело варьировались в зависимости от стиля композиции, а Густаво Бергалли радовал мягким звуком - гармонию он обыгрывает ненавязчиво, мелодично, умеет отойти на второй план и эффективно способствовать заполнению музыкальной ткани, что называется - не тянет на себя одеяло. Пара композиций была заявлена как танго - и, действительно, г-жа Мартин, переходя в пении на родной язык, подчеркивала характерные тревожные интонации, хотя ритмика от танго оставалась далековата. 
слева - Алексей Кузнецов, справа - Георгий Гаранян
Вечер успешно завершил популярный и заслуженный оркестр Олега Лундстрема п/у народного артиста России Георгия Гараняна. Поскольку весь фестиваль в целом был посвящен 100-летию со дня рождения одного из величайших бэндлидеров эры свинга Каунта Бэйси, то естественно, что старейший в стране (и в мире!) джазовый оркестр, чья непрерывная биография насчитывает ровно 70 лет, точно и адекватно отыграл многочисленные посвящения "Графу" и аранжировки Бэйси - к вящему удовольствию публики, которая довольным шумом встретила и точные имитации фортепианных соло Графа, воспроизведенные маститым Михаилом Окунем, и присутствие в оркестре специального гостя - гитариста Алексея Кузнецова, имитировавшего моторную ритм-гитару великого Фредди Грина.
Так закончился первый вечер фестиваля. Впереди было еще два, но о них - в следующем номере.

Анна Филипьева (текст),
Кирилл Мошков (текст, фото)

Йотам ЗильберштайнВосходящая звезда израильского джаза - гитарист Йотам Зильберштайн - дал 18 и 19 августа два концерта в "Ле Клубе". Приезд музыканта в Россию состоялся благодаря тому, что в прошлом году на фестивале в итальянском городе Перуджино Йотам познакомился с басистом из Москвы Аркадием Овруцким. Именно Аркадий организовал российские концерты израильского гитариста. 
Аркадий отобрал молодых и перспективных музыкантов для выступления с Йотамом - саксофониста Алексея Гордеева, который учится сейчас в бостонском колледже Беркли, и казанского барабанщика Давида Ткебучаву. Йотам остался доволен таким выбором, и выступления этой команды выглядели вполне гармонично.
23-летний гитарист привез с собой в Россию друга детства и тезку Йотама, что вызвало немало слухов среди посетителей. Однако все намеки на принадлежность к сексуальным меньшинствам музыкант страстно отвергал: "У меня есть девушка в Израиле, мы встречаемся уже три года. Она не смогла приехать, так как сейчас служит в армии". По словам Йотама, он хотел найти "вторую половину" для своего друга, так как был наслышан о красоте русских девушек (в чем вполне убедился в России). 
Йотам Зильберштайн, Аркадий ОвруцкийЧто касается музыки, то уже в раннем детстве музыкант понял, что не хочет играть ни на чем, кроме гитары. А джаз для него музыка - души и настроения. "Обычно для людей дискотека представляется с музыкой транс или "кислотой", но для меня дискотека может быть только джазовая. Под эту музыку я могу и отдыхать, и "отрываться", и думать", говорит Йотам Зильберштайн, "ничего лучше джаза я придумать не могу". На концерте музыкант исполнил как джазовые стандарты (к примеру, "Love For Sale", "Lady Darling", и тд.), так и собственные композиции со своего дебютного альбома "Arrival". Мелодии Йотама напомнили мне и испанские мотивы, и бразильские, и классические. Для повышения образования Йотам планирует пару месяцев пожить в Нью-Йорке у своих друзей музыкантов: "В Израиле джаз не очень популярен. И, несмотря на то, что я преподаю джазовую гитару, я все равно чувствую, что мне нужно расти. В Израиле это практически невозможно".
20 августа команда Йотама Зильберштайна выступила на VII ежегодном фестивале в Саду "Эрмитаж", а на следующий день - в прямом эфире радио "Культура". 

Гульнара Хаматова

Москва - это вам
 еще не все
15-18 сентября в Самаре пройдет фестиваль "Джазовая платформа", на котором организаторы представят самарской публике около десятка интересных джазовых и джаз-роковых коллективов со всей России. Подробности - в пресс-релизе организаторов...>>>>
Что намечается:
московские анонсы
Brecker Brothers18-21 сентября в "Ле Клубе" играет один из самых именитых, влиятельных и популярных коллективов в джазовой истории - легендарный джаз-роковый состав Brecker Brothers, возглавляемый двумя виднейшими инструменталистами последних трех десятилетий - братьями Майклом (тенор-саксофон) и Рэнди (труба) Бреккерами.
С момента выхода дебютного альбома под именем Brecker Brothers ("Back To Back", Arista, 1975) игра этого коллектива надолго стала одним из эталонов современного фьюжн. Хотя братья были известны задолго до формирования собственной группы как лучшая наемная духовая секция Нью-Йорка (их игра, совместная и порознь, звучала на альбомах Джона Леннона, Фрэнка Заппы, Джанис Джоплин, Брюса Спрингстина, Steely Dan и т.д.), а еще в конце 60-х вместе играли в одной из первых джаз-рок-групп Dreams, именно Brecker Brothers стали своего рода образцовой моделью фьюжн-коллектива на несколько десятилетий, да и до сих пор не теряют своего влияния на молодых музыкантов и несколько поколений слушателей. Хотя в 1980-е в совместной работе братьев был долгий перерыв, с 1992-го они вновь достаточно регулярно собирают гастрольные составы Brecker Brothers и едут с ними в турне, а также записывают удачные альбомы, в которых то и дело оживает креативный дух их легендарной первой пластинки - ломаные, заковыристые, парадоксальные мелодические линии, причудливые, завораживающие, временами словно вывернутые наизнанку боповые соло поверх головоломных гипнотических фанковых ритмов и безукоризненная, единственная в своем роде техника игры.
Вместе с Майклом Бреккером (тенор-саксофон) и Рэнди Бреккером (труба) в Москву приезжают не менее именитые музыканты - бас-гитарист легендарных Weather Report Виктор Бэйли, гитарист Митч Стайн, клавишник Джордж Уитти (уже посещавший Россию с Рэнди Бреккером) и барабанщик Родни Холмс.
Хотя Майкл Бреккер играл на последнем Международном Московском джазовом фестивале (2001), а Рэнди Бреккер с 1999 г. посещал нашу страну несколько раз, Brecker Brothers в России - впервые. Учитывая, что братья гастролируют со своей общей группой далеко на каждый год, упускать такой шанс нецелесообразно.
Мнение
Как только я оказался на фестивале в саду "Эрмитаж", ко мне тут же бросился знакомый и начал поздравлять с важным событием в жизни и деятельности "ДжазАрт" Клуба. Он говорил какими-то общими словами, и я никак не мог понять о чем это он. Потом другие люди тоже говорили: "Это здорово! Наконец-то! Как тебе это удалось?"... и т.д. Я продолжал недоумевать, но вот один из них, крепко пожав мне руку и опять же поздравив, показал лоснящийся глянцем журнал, на обложке которого красовалось придуманное мною еще 10 лет назад название "ДжазАрт". 
Честно говоря, я опешил и никак не мог сразу сообразить, что мне - гневаться или радоваться по поводу состоявшегося без нашего ведома клонирования брэнда клуба. И я решил, что буду радоваться. 
Во-первых, известно, что заимствуют всегда только лучшее: посредственное и плохое никому не нужно. У нас позаимствовали название клуба, за которым стояла идеология синтеза джазовой музыки и других видов искусства, культивировавшаяся в "ДжазАрт" Клубе все годы. Ну что ж, хотя бы таким образом мы получили признание своей деятельности.
Во-вторых, для клуба это бесплатная реклама, ведь название клуба теперь есть на обложке дорогого журнала.
В-третьих, появился еще один журнал о джазе, ну и слава богу.
В-четвертых, все та же философская истина: что ни происходит, все к лучшему. 
А в-пятых... Нет, здесь я об этом говорить не буду, пусть каждый домыслит этот пункт самостоятельно. 
Несмотря ни на что, я желаю новому журналу процветания и долгих лет, не меньше, чем его 10-тилетнему тезке "ДжазАрт" Клубу. А если еще чего-нибудь понадобится - обращайтесь, а можете и без спросу брать. Разрешаем.

президент московского "ДжазАрт" Клуба
Александр Эйдельман 

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Гульнара Хаматова,
Анна Филипьева,
Кирилл Мошков,
Александр Эйдельман,
Юрий Льноградский

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева,
Александр Токарев
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

© "Полный джаз", 1998-2004
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").

    
     Rambler's Top100 Service