ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 33
2004

Анатолий Берестов. "Романтики джаза". Новокузнецк, 2004
Анатолий БерестовДжазовая Россия - в отличие от России географической - страна очень маленькая. В ней живет всего два небольших народа, музыканты и слушатели - пара тысяч первых, пара сотен тысяч вторых. Мало того, эта тоненькая прослойка джазовой России еще и крайне неравномерно размазана по всей исполинской карте России географической: где густо, а где и совсем пусто - причем степень густоты или пустоты совсем не зависит от реальной географической плотности населения.
Для того, чтобы в том или ином месте возникла джазовая жизнь, недостаточно наличия в этом месте музыкантов, увлеченных этой непростой музыкой, и даже наличия публики, готовой раз в два месяца (да пусть даже - вах, будем джигитами - раз в месяц!) эту непростую музыку слушать. Нужна еще точка кристаллизации. Без нее - вялый раствор, пусть даже и перенасыщенный, в котором годами проходят маленькие, но пользующиеся неизменным успехом у местных управлений культуры на предмет внесения галочки в отчетность локальные фестивали, местные музыканты уныло варятся в собственном соку и завистливо почесываются, слушая рассказы двух-трех более удачливых, которые в прошлом году ездили в Москву и, кажется, слышали там настоящего живого американца, который целых три года назад эмигрировал из Кишинева и уже один раз ходил в легендарный клуб Birdland. А как только появляется точка кристаллизации...
Как только появляется точка кристаллизации, то город, каким бы удаленным от политического и экономического центра страны он ни был, становится важным и значимым центром джазовой жизни. На местные фестивали считают за честь и удовольствие приехать не только лучшие музыканты страны, но и зарубежные звезды, включая первейшие имена, оказываются вполне достижимы и близки. Город оказывается отмеченным на незримом мировом джазовом глобусе незримым флажком, и менеджмент солидных музыкантов учитывает его - кажущееся таким экзотическим - название в составлении гастрольных планов своих международных подопечных. Город становится частью мировой джазовой жизни - да, куда более населенной, чем жизнь маленькой джазовой России, но настолько же тонко и нераввномерно размазанной по реальному географическому глобусу, где джазовое население утолщается к Нью-Йорку слоем высотой с Джомолунгму, а в каком-нибудь близлежащем Коламбусе или Цинциннати оказывающееся едва ли не молекулярно прозрачной пленочкой, потоньше, чем где-нибудь в Нижних Лесопилках Рязанской области...
В дымном и мрачном сибирском Новокузнецке - даже не областном центре! - такая точка кристаллизации есть. Это Анатолий Берестов. Толя, как зовет его вся джазовая Россия. Куда, кроме Москвы, можно свозить приезжающего для совместных выступлений американца? - к Толе! У кого самый интересный и гостеприимный фестиваль за Уралом? - у Толи! А где это мы играли тот фантастический джем, когда собрались принципиально не собирающиеся в одном месте музыканты со всех концов света? - да у Толи же!
"Привет, это Толя Берестов". Я привык слышать его голос в телефонной трубке, пусть даже очно знакомы мы с ним всего-то лет пять. С первой же поездки на "Джаз у старой крепости", а потом - на "Великую Сибирскую Ассамблею", а потом - на "Всемирную музыку", я почувствовал, что в мою жизнь вошло что-то необыкновенное: я много знаю по всей России и соседним с ней пост-имперским странам настоящих джазовых энтузиастов, каждый из которых в своем городе служит отличной точкой джазовой кристаллизации, но даже среди них, этих джазовых колдунов и шаманов, умеющих организовать международных фестиваль буквально из воздуха, Толя Берестов выделяется какой-то особой энергетикой, будто его заразили не просто джазовой бациллой - этим микробом, в принципе, все население маленькой джазовой России инфицировано - а каким-то боевым, оружейным ее штаммом, вырвавшимся из каких-нибудь секретных джазовых лабораторий. Кажется, выпусти Берестова в пустыню Гоби, и пять лет спустя там поднимется из песков джаз-клуб и пойдут фестивали. Но зачем Берестов в Гоби? Берестов прекрасен на своем месте. Да, ему узко и тесно в маленьком Новокузнецке, он на страницах своей книги часто описывает это ощущение, не называя его впрямую. Но он - плоть от плоти и кровь от крови своей родины, он - такая же непременная и важнейшая часть новокузнецкого ландшафта, как ночное зарево горящих доменных газов, просто он не так, быть может, бросается в глаза приезжим. Но что такое музыкальная жизнь Новокузнецка, Кемеровской области, да что там - всей Сибири! - без Толи Берестова? И что такое джазовая жизнь России без того, что он делает?
Нет, я не утверждаю, что без Берестова, приди ему в голову блажь вдруг бросить джаз и заняться менее хлопотным и более успокаивающим нервы делом, к примеру - выращиванием узамбарских фиалок, джазовая жизнь России (да пусть даже и только Сибири) непременно тут же встанет. Но она потеряет немалую часть своего своеобразия. А я ведь столь многим джазовым людям по всему миру рассказал об удивительном джаз-клубе в Новокузнецке, in the middle of nowhere! Будучи российским корреспондентом ведущего американского джазового журнала Down Beat, я пару лет назад останавливался в Чикаго в гостях у главного редактора этого легендарного журнала с 70-летней историей - представителя нового поколения американского джазового журнализма Джейсона Корански. Я много рассказал ему полусказочных для любого американца историй о джазовой жизни в России, но как у него горели глаза, когда я описывал ему уникальный джаз-клуб в далеком Новокузнецке, который мы специально нашли в большом географическом атласе (не самая часто встречающаяся в американских домах книга, должен я заметить!) и специально долго высчитывали, какова разница во времени между Чикаго и Новокузнецком (оказалось - тринадцать часов!). Как он был поражен, когда в ответ на вопрос о выступавших в этом городке на противоположной стороне земного шара американцах я стал называть имена Бенни Голсона, Билли Кобэма, Виктора Бэйли, Бенни Моупина, Дейва Кикоски и был готов продолжать и продолжать этот список! "Man I wish I was there" (слушай, побывать бы там!) - заметил Джейсон, когда мы с ним залезли в интернет и я показал ему на "Джаз.Ру" фотографии, сделанные мной у Берестова на фестивале...
И что характерно - я не вижу в этом чисто риторическом восклицании главного редактора "Даунбита" ничего фантастического. Просто слишком хорошо знаю Толю Берестова. И знаю, что Берестов никогда не останавливается на том, чего уже достиг. И правильно. Дай Бог тебе сил и удачи, Толя.

Кирилл Мошков,
главный редактор интернет-портала "Джаз.Ру", 
корреспондент журнала Down Beat в России

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service